КИЕВ (QHA) -

Волны внутренней нестабильности прокатились по Евразийскому материку. Только совсем недавно турецкое общество нашло в себе силы подавить мятеж, но звуки стрельбы и взрывов с регулярными интервалами продолжают нарушать мирный гам многих столиц и мегаполисов мира. Отрадно, что хоть православный крестный ход в Киеве завершился без серьезных инцидентов. Однако произошедшее раньше демонстративное убийство в центре украинской столицы журналиста Павла Шеремета порождает закономерный вопрос: что еще намечено в сценариях демиургов нестабильности?

Нестабильность как способ Кремля отвлечь мир от Украины и санкций

Многие эксперты (причем не только украинские) справедливо считают, что сейчас двумя главными факторами, дестабилизирующими мировую безопасность, являются ИГИЛ и Кремль. Причем если представители первого всякий раз берут ответственность за совершенные преступления на себя, то вторая «кнопка» пульта мировой турбулентности не спешит отстаивать свои авторские права, действуя по конспиративным привычкам служителей плаща и кинжала.

Подобная московская сдержанность и перевод стрелок на иные объекты заставляет сторонних наблюдателей искать русский след даже там, где его может и не быть.

Впрочем, главный античный вопрос всех детективов – Cui prodest? (Кому выгодно?) – может пригодиться и сугубо гражданскому обществу. Возможно, он не предоставит доказательств причастности заинтересованных лиц к тем или иным неправовым деяниям, но как минимум поможет гражданам ощутить реальный вектор угроз.

А это важно еще и потому, что с точки зрения социальной психологии осознанная угроза для человеческой психики менее губительна, чем непонятное и неизвестное…

В Европе не понимают, что заигрывание с одним злом, кажущимся меньшим (Россия), для победы над большим (ИГИЛ) может привести не к победе над ним, а к альянсу двух зол против Европы,  отметил недавно в своей статье известный украинский политический аналитик Михаил Гончар.

Ранее Гончар определил, что для создания мультикризисного положения в Украине Кремль использует:

1. Возобновление боевых действий на восточном фронте.

2. Создание конфликтогенных резонансных событий внутри Украины (убийство Шеремета).

3. Дискредитационную кампанию против Украины за границей.

По мнению аналитика, цель такого сценария, полностью впиасывающегося в каноны гибридной войны, – разгром противника не столько военными действиями, сколько давлением изнутри: додавить и принудить слабое правительство Украины к Минску-3.

– Этому будет способствовать дистанцирование Запада от «украинского кризиса», его углубление в проблемы внутреннего порядка. Возможно, что Путин хочет победоносной кампании накануне выборов в Госдуму, резюмирует Михаил Гончар.

Диалог действительно нужен, но только с кем?

Что может помочь преодолеть разобщенность украинцев на фоне агрессии России и усталого равнодушия Запада? Как не поддаваться на провокации? Что может стать объединяющим стержнем для представителей разных социальных групп и политических предпочтений? Подобные вопросы периодически возникают на различных круглых столах и конференциях.

Очевидно, что для этого как минимум должен состояться диалог всех патриотических сил, как представленных во власти, так и не входящих в нее, но имеющий статус лидеров общественного мнения.

Формат дискуссии может быть разным, но центральной темой должна стать стратегия развития нашего общества и конституционные изменения, создающие правовые предпосылки для дальнейшего пути страны, которые, в свою очередь, должны зиждиться на достатчном высоком уровне национальной безопасности.

Начать всеукраинский разговор о будущем страны целесообразно в дни празднования 25-летия нашей независимости. Во время этих мероприятий правильнее было бы сосредоточиться не на достижениях – первым делом стоит подытожить итоги пройденного пути с акцентом на допущенных ошибках.

Директор института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев в одном из интервью вспоминает, что раньше, при всех президентах, в разных форматах создавались площадки для постоянного политического диалога.

– Создавались высшие экономические советы. У Кучмы был совет политических партий. Ющенко неоднократно проводил круглые столы на предмет экономических реформ, конституционной реформы, на которые приглашались лидеры всех без исключения влиятельных политических сил Украины, – отметил аналитик и так определил их функцию:

– Эти площадки служили своеобразной платформой для диалога. У каждой партии есть своя версия экономической политики, своя версия конституционных изменений, но им всем, голосуя в парламенте, нужно как-то договариваться и достигать компромисса. Вот это политический диалог.

Ермолаев выразил неодумение:

– Я очень удивлен, что после Революции достоинства новая власть ничего не сделала, чтобы создать подобную площадку, тем более что было так много криков о демократии, об открытости.

Военно-политическая орнитология

Не так давно представляемый Андреем Ермолаевым институт в содружестве с центром «София» провел социологическое ислледование «Война и мир: вопросы национальной безопасности в зеркале общественного мнения», в ходе которого изучалось отношение украинцев к «ястребам» и «голубям» в украинской политике. Выяснилось, что четверка укранских политиков, способных добиться окончания войны на Донбассе, расположилась в интервале от 20 до 10 процентов уверености в этом украинцев (по убывающей: Петр Порошенко, Надежда Савченко, Юлия Тимошенко, Юрий Бойко).

В комментариях к полученным результатам аналитики «Новой Украины» напоминают, что пункт «окончание войны» был ключевым в предвыборной программе кандидата в президенты Петра Порошенко, но теперь вера украинцев в миротворческую миссию гаранта и Верховного главнокомандующего исчерпывается, и серьезную конкуренцию на этой стезе ему создают вышеупомянутые политики.

При всем том, что в массовом сознании украинцев ощущается усталость от войны, «пацифизм без берегов» недавней российской пленницы, а ныне – активного депутата от «Батькивщины» Надежды Савченко (а особенно ее готовность идти на прямой диалог с лидерами сепаратистов из так называемых ДНР и ЛНР) неоднозначно воспринимается нашей общественностью, а особенно экспертным сообществом.

Вот как на подобное всепрощенчество отреагировала политолог Олеся Яхно:

– Самые разные представители РФ на федеральных телеканалах неоднократно озвучивали тезисы о том, что Киев должен извиниться перед Донбассом. Как и тезис о том, что Киев должен выйти на прямой диалог с боевиками самопровозглашенных образований. Зачем это говорит Кремль – понятно. Это вписывается в логику якобы гражданской войны, которую российская власть пытается навязать всему миру, а не военной агрессии РФ против Украины, как считает весь мир. Но когда разнообразные варианты подобных предложений звучат от украинских политиков – это, по меньшей мере, странно.

По сути, Украине предлагают извиниться за российские «Грады» и танки на украинской территории, за де-факто превращение Крыма в военную базу РФ, за распил и вывоз украинских заводов в Россию, за российских военных за спинами женщин и детей, за «межигорье» Захарченко и Плотницкого на оккупированном Донбассе. Так может, нам еще и перед Россией извиниться заодно?

Искуственно созданный гражданский конфликт на Донбассе на почве жертв и потерь – это не причина, а следствие. Причина – внешняя агрессия. И если эта причина не будет устранена из региона (имею ввиду демилитаризацию ОРДЛО и восстановление Украиной контроля над украинско-российской границей), достижение мира невозможно, поскольку внешний враг продолжает работать на войну. Диалог можно и нужно начинать тогда, когда не будет фактора внешнего врага. И основа этого диалога в условиях сформированного российской пропагандой устойчивого неприятия Украины – не извинения, а, прежде всего, адекватная картинка реальной Украины в представлении жителей оккупированных регионов, а не та, которую подают СМИ России.

Кстати, работа по донесению украинской позиции до жителей оккупированных и прифронтовых территорий в последнее время все же активизировалась. О том, как эти усилия осуществляются на Донбассе, в районе АТО, QHA писало еще в мае, а совсем недавно, как мы сообщали, наше агентство выиграло конкурс на радочастоту 103,5 мгц. И уже в следующем году FM-радиостанция «Хаят» начнет свое вещание на трех языках на юге Херсонщины. Речь идет о районах Херсонской области, которые граничат с Крымом, – это Генический, Новотроицкий районы и поселок Васильевский Каховского района.

Директор информагентства Гаяна Юксель убеждена:

– Создание новых радиостанций будет способствовать укреплению украинской государственности, становлению здоровых межнациональных отношений, налаживанию полноценного информационного вещания на территориях, граничащих с Крымом.

Понятно, что эта работа – на перспективу, а как быть с нынешней напряженностью, причем не только в районе проведения АТО? И с тем фактом, что растерянность перед неопределенностью в сфере национальной безопасности отмечается не только среди простых украинцев, но и среди политиков и экспертов?

ЧП, ВП или госпереворот: кто заинтересован в дестабилизации?

Еще с начала лета в медийное пространство начали вбрасываться мессежди о готовности ввести в стране чрезвычайное положение, а провалившаяся попытка военного переворота в стратегически важной для нас Турции породила «утечки» информации о якобы готовящейся в Украине имитации переворота, после которой можно легко убрать с политической арены как явных врагов, так и нытиков, которые вечно путаются под ногами истинных реформаторов.

 Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков может возглавить государственный переворот в Украине и свергнуть режим президента Петра Порошенко. Вокруг у него уже группируется политический клан, обладающий значительными политическими амбициями.

Такую версию озвучил в прошлом месяце народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Сергей Лещенко.

Лещенко также обратил внимание на то, что радикализация в обществе возрастает и возникает спрос на «сильную руку»:

– И этим может воспользоваться Аваков, министр с «синдромом украинского Путина». К тому же у него есть специальные особые отношения с добровольческими батальонами, а его друзья и подписчики в Facebook готовы к решительным действиям, – пояснил нынешний активист партии «Демократический альянс».

Философ Сергей Дацюк в блоге на УП так оценивает эту перспективу:

 Переворот может быть эффективным лишь в том случае, когда за популярными лозунгами (против олигархов и против коррупции) стоит что-то значительно большее и мощное – например, стратегия самостоятельного развития Украины (без скорой европейской интеграции) с опорой на собственную армию, на патриотический неолигархический бизнес, на широкие общественные движения.

То есть те силы, которые будут осуществлять переворот, должны смотреть глубже, чем наиболее популярные лозунги. Если такие мощные антиолигархические силы в Украине есть, то зачем им переворот? Им нужно идти в политику и абсолютно легитимно постепенно выжимать и коррупцию из власти, и олигархов из политики.

Другое дело, когда антиолигархические силы не очень мощны. Вот в этот момент и появляется возможность сценария властной провокации общественного или военного мятежа. Переворот значительно усиливает игровой момент, эффект случайности. Но ситуация войны являет собой непосредственную угрозу, которая поднимает уровень ставок в этой игре – это игра с целостностью Украины на кону.

То есть в ситуации войны игру в фейковые перевороты может себе позволить только безответственная власть и олигархи,  резюмирует эксперт.

Кстати, новый аналитический центр «Институт будущего» недавно также провел социологическое исследование на предмет готовности украинцев к введению диктатуры. Высяснилось, что большинство наших земляков выступают против диктатуры  52,5%. Правда разрыв не такой уж и большой: 41,3% поддерживают идею «сильной руки» а-ля Пиночет, а еще 6,2% наших сограждан не могут определиться.

«Сильная рука» может быть востребована не только со стороны – против действующей власти,  но и от ее имени. В частности, прозвучавшее чуть ли не месяц назад заявление секретаря СНБОУ Александра Турчинова о возможности введения военного положения в стране продолжает обрастать комментариями.

Заявление Александра Турчинова о том, что в стране может быть введено военное положение, больше напоминает политический шантаж парламентских и внепарламентских сил, которые активно инициируют досрочные парламентские выборы. Мол, если оппозиционные силы будут продолжать настаивать на выборах то мы, действующая власть, введем чрезвычайное положение. Это скорее угрозы, чем реальные намерения, заявил в одном из телевизионных эфиров экономист Андрей Новак.

Новак убежден, что с помощью чрезвычайного положения власть планирует укрепить свои позиции, пошатнувшиеся из-за отсутствия реформ и тяжелого социально-экономического положения в стране.

Введение военного положение, напомним, кроме всего прочего, существенно ограничивает объем прав человека.

Раньше украинский дипломат Богдан Яременко, лидер общественной организации «Майдан иностранных дел», на своей странице в Facebook напомнил кое о чем:

– Заявления Александра Турчинова о возможном введении военного положения в Украине не стоит спешить принимать за чистую монету, поскольку еще 28 февраля 2014 года СНБОУ уже рассматривал этот вопрос, но результата никакого не было.

Народный депутат Дмитрий Тымчук не исключил того, что в случае необходимости военное положение будет введено. Но скорее всего – только в зоне проведения антитеррористической операции:

– Сейчас украинская власть стоит на распутье. Минские договоренности находятся в глубоком тупике, а диалог с Россией – под большим знаком вопроса. И тут можно либо оставить все как есть, когда ежедневно гибнут наши солдаты, либо принимать радикальные меры. Одной из таких мер может быть введение военного положения. Хотя бы в Донбассе. Это позволит облегчить организацию взаимодействия войск, – отметил военный аналитик.

Варшавский саммит НАТО и демарш польских парламентариев

Обеспокоенность украинцев проблемами национальной безопасности обусловлена не только постоянными сообщениями об обстрелах в зоне АТО со стороны сепаратистов и гибели наших земляков в зоне военного конфликта или внутриукраинской разноголосицей в оценках ситуации, но и слабыми достижениями нашей дипломатии на внешней арене. Хотя чаще тревожные сигналы поступают не столько из-за низкого профессионализма нашего внешнеполитического ведомства, сколько из-за непоследовательности политиков Запада, у  многих из которых на носу – президентские и парламентские выборы.

В год президентских выборов в Штатах активно обсуждаются катастрофические для Запада и идеальные для России сценарии дезинтеграции Альянса по противоречивым заявлениям претендента на Белый дом от Республиканской партии Дональда Трампа.

Несмотря на то, что большинство украинцев выступают за вступление своей страны в Севреоатлантический альянс, на Варшавском саммите НАТО Украину не только не обнадежили перспективами вступления в эту оборонную организацию, но и не дали каких-либо серьезных гарантий безопасности, хотя они декларировались еще в 1994 году, когда был подписан Будапештский меморандум.

Российские медиа незамедлительно подхватили и двусмысленные заявления французского президента Франсуа Олланда, которые противоречат решениям саммита: «Россия – не угроза, а партнер».

А недавно Варшава обеспокоила украинцев в контексте не нашего общего сложного будущего, а неоднозначного прошлого. Как известно, польский Сейм решил признать Волынскую трагедию 1943 года «геноцидом». Некоторые кремлевские ястребы уже призывают новый состав Госдумы присоедниться к этой инициативе.

Напомним, что Президент Украины Петр Порошенко посетил Польшу в день 73-й годовщины чествования Волынской трагедии и возложил цветы к памятному знаку в честь погибших. Посол Украины в Польше Андрей Дещица во время дебатов «Память. Примирение. Будущее» сообщил о том, что тему Волынской трагедии активно использует российская пропаганда для создания негативного образа украинцев.

А 4 июля 2016 года в ответ на письмо украинских политиков и духовенства политические и общественные деятели Польши написали адресованное украинцам обращение в связи с 73-й годовщиной Волынской трагедии. Авторы попросили простить обиды, нанесенные «братьям-украинцам польскими руками», и отметили родство двух наших народов.

Тем не менее польский парламент принял соответствующий документ.

Украина не может признать Волынскую трагедию геноцидом против поляков. Говорить о геноциде можно как о государственной политике, а в 1943 году украинской государственности не существовало. В то же время этот вопрос слишком политизирован. Ему должны давать оценку историки, а не политики. А политизация только вредит поиску взаимопонимания между двумя странами, – отметил политолог Евгений Магда в телевизионном комментарии.

Его коллега Кость Бондаренко заметил:

 Есть определенные исторические реалии, от которых мы уже не можем уйти. Как Польша, так и Украина нанесли друг другу немало обид. Поэтому ошибаются те, кто в ухудшении отношений между нашими странами видит только руку Кремля, считает Бондаренко.

Он также заметил, что во многом отношения ухудшились после прихода к власти в Польше правых сил, которые, в отличие от своих партийных предшественников, не желают быть безусловными адвокатами Киева:

 В последнее время в Польше Украину все чаще воспринимают как балласт, который нет больше желания «нести» в ЕС, – так охарактеризовал Бондаренко польскую усталость от Украины.

– Пока мы не покажем свою нужность миру, Европе, до тех пор не найдем своей нужности. Наши соседи устали придумывать, зачем им Украина. Эта власть не спешит проводить реформы, бороться с внутренними проблемами, а ходит по миру с протянутой рукой и просит очередной транш. Конечно, такая «тетя» начинает вызывать опасения. Мы сейчас – как тот сосед, у которого ничего нет. Сначала нам все идут навстречу, а потом отмахиваются и возвращаются к своей жизни, – резюмирует политолог.

Что опаснее: дразнить гусей или раскачивать лодку?

Отметим, что на финише ушедшего политического сезона, кроме презентации либерально-реформаторских сил (партии «Демократический Альянс» упомянутого С.Лещенко и В.Гацько или «Хвыли» грузинских младореформаторов), успели засветиться и новые левые, в частности – партия «Социалисты», которую возглавил экс-министр иностранных дел при Януковиче Леонид Кожара. Он вместе со своим бывшим коллегой по фракции «Партии регионов», экономистом Алексеем Плотниковым, провел пресс-конференцию сразу после съезда, на котором партия поменяла лидера (Василий Цушко покинул партийный пост по состоянию здоровья).

Кожара попросил журналистов не путать их партию с детищем Александра Мороза и, по традициям ушедшей в подполье КПУ, призвал действующую власть снизить тарифы и возобновить индексацию доходов населения, выполнив тем самым норму Конституции о недопущении снижения социальных стандартов.

В общем, у «Батькивщины» и Радикальной партии Олега Ляшко появились конкуренты на тарифном фронте. И осенью станет вполне очевидным: синхронны ли действия на внешнем и внутренних фронтах нашей государственности?

Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

QHA