КИЕВ (QHA) -

В канун юбилея независимости Украины информагентство QHA попросило известных экспертов и медиаперсон, большинство из которых – наши постоянные комментаторы, ответить на три вопроса, связанные с оценкой результатов исторического пути страны за эти четверть века.

1. Что удалось осуществить нашему обществу за эти 25 лет, а чего достичь так и не удалось?

2. Есть мнение, что надежды 1991 года были несколько завышенными. Другие считают, что они были целиком реальными, просто мы не сдали первый экзамен на зрелость. Какова ваша оценка усилий, в первую очередь – украинской власти?

3. Ваш прогноз на следующее 25-летие? Что нужно сделать нашей власти и украинскому обществу в целом, чтобы достижения страны были более впечатляющими?

Леонид Швец, политобозреватель и блогер

1. Чтобы понять, чего Украина достигла за четверть века, а чего нет, очень показательно сравнить путь, который за это время прошла наша страна, с тем, который проделала Польша. Все помнят коммерческие поездки поляков в Украину за самым необходимым и то, как быстро ситуация развернулась наоборот. А нынче Польша – один из ключевых элементов Евросоюза и системы европейской безопасности. Единственная страна в Европе, которая показала непрерывный экономический рост в период глобального кризиса. Мы же продолжали болтаться на задворках бывшего Советского Союза. По большому счету, настоящий шаг к независимости был предпринят лишь во время последнего Майдана, который начинался как Евромайдан – отрыв от советщины, закрепленный российской агрессией. Этот шаг – главное наше достижение, и его ценность напрямую зависит от решительности последующих шагов.

2. Вряд ли можно говорить о всеобщих завышенных надеждах. Большинство совсем не представляло, что последует после провозглашения независимости. Надежды в целом сводились к тому, что хуже не будет: в конце концов, в телевизоре демократия и рынок выглядели привлекательно. Но гражданская пассивность не оставляла шансов на другое развитие событий.

3. Возвращаясь к полякам: рецепт общественного прогресса и благосостояния один – освобождение и стимулирование всякой гражданской и бизнесовой активности. Любое пассивное ожидание правильных ответов от элиты, у которой как раз нет никаких готовых решений, будет убийственным для будущего Украины. Сумеем запустить на полную катушку механизмы общественной активности – через четверть века станем заметным самостоятельным международным игроком с нестыдным уровнем экономического развития. Нет – останемся страной-тупиком, заглушкой Европы от проблемной России.

Константин Матвиенко, политолог, эксперт корпорации «Гардарика»

Чтобы адекватно ответить на первый и третий вопросы, нужно написать две отдельные монографии. Поэтому отвечу лишь на второй.

Надежды в 1991-м году не были завышенными. Просто победа Леонида Кравчука явила собой реванш перепуганной путчем партноменклатуры, для своего сохранения поддержавшей провозглашение независимости.

С того самого времени власть элементарно перераспределялась внутри этого класса. Плюс позже добавился криминал. Приход к власти Леонида Кучмы ознаменовал собой победу номенклатурных производственников над партийными бюрократами Кравчука.

Первый Майдан вышел с протестом против попытки перехвата власти криминалом у производственников. В результате получили номенклатурного Ющенко. А позже в лице Януковича криминал взял реванш. Его прогоняют – и опять при власти олигарх, с номенклатурно-цеховым советским корнем.

Евгений Магда, политолог, директор Центра общественных отношений

1. Пожалуй, главное – это отсутствие преобразований, требующих политической воли. На протяжении двух десятков лет украинцам предлагали либо шок без терапии, либо имитацию реформ, поскольку проедать советское наследство было намного легче, чем осуществлять системные преобразования. Руководство страны, независимо от персоналий, пребывало в святой уверенности, что украинцы готовы безропотно терпеть тяготы и лишения ради жизни в независимой стране. Массовая трудовая миграция, обильные «утечки мозгов» и две революции за девять лет доказали ошибочность этого подхода. В результате юбилей независимости Украина встречает без медицинской и пенсионной реформ, что вкупе с отсутствием мощных профсоюзов позволяет предположить новые социальные потрясения уже в ближайшие годы.

Особого внимания заслуживают внешнеполитические маневры Украины. Во времена президентства Леонида Кучмы официальный Киев словно коллекционировал государства, которые признавали себя его стратегическим партнером. При этом единственной гарантией безопасности на официальном уровне считался Будапештский меморандум, который оказался, мягко говоря, неэффективным документом

2. Рычаги власти в Украине после провозглашения ее независимости оказались в руках причудливого конгломерата вчерашних функционеров ЦК КПУ, национал-демократов и быстро присоединившихся к ним обладателей оперативно накопленных в неразберихе первых лет независимости капиталов. Три источника, три составляющие части новой украинской элиты обеспечили наполненный парадоксами путь развития страны, потенциал которой стал притчей во языцех.

3. Сам факт существования независимой Украины сегодня может быть воспринят как чудо – настолько мощным и подготовленным был российский удар по нашей независимости два года назад. Однако страна сумела выстоять, во многом вопреки действиям тех, кто руководил ею на протяжении всего периода независимости. Хотя Украина прожила четверть века в качестве самостоятельного государства, сегодня она продолжает борьбу за независимость.

Украинцы защищают свое государство не только с оружием в руках, но и на спортивных аренах или научных форумах, стремясь доказать, что оно будет меняться к лучшему. Поэтому главный вывод: независимая Украина состоялась, и следующая четверть столетия ее истории может стать периодом качественного роста и правильного позиционирования в современнном, увы, не всегда стабильном мире.

Сергей Таран, политолог

1, 2. Самое главное за этот период – то, что Украина состоялась как государство, а украинцы ощутили себя политической нацией. Еще 5-10 лет назад такого не было. Тогда обществу навязывались дискуссии: на каком языке нам разговаривать, куда двигаться – на Запад или на Восток, дружить с Россией или с Европой? Естественно, при таком дискурсе мы никуда не могли продвинуться серьезно, поскольку общество, которое не может себя осознать, не способно к осуществлению каких-либо реформ.

К счастью, мы уже прошли этот этап неопределенности. Мы теперь понимаем, кто мы есть и куда мы двигаемся, мы состоялись как политическая нация.

Отрадно, что сейчас в Украине есть люди, готовые отстаивать ее независимость и воевать за нее. Мы это видим на примере событий на Востоке страны. 

3. Появление сознательных и ответственных патриотов – хорошая платформа для реформ, и за следующие 25 лет мы должны показать результаты. Нужно не только уметь воевать, но и уметь строить. Теперь важно ту амбицию, которую мы осознали за первые 25 лет независимости, воплотить в конкретные созидательные результаты.

Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения

1. Самое главное, то, что мы доказали миру, – что государство Украина состоялось. Ведь большая часть этого новейшего пути проходила на фоне постоянной войны против нас со стороны России, которая увенчалась аннексией Крыма и боевыми действиями на Донбассе в 2014 году. Хотя стоит отметить, что подготовка к российской экспансии началась еще в 2003 году, когда была Тузла  как первая попытка прощупать наши оборонные возможности. Напомню, что и в 2005 и 2010 годах мы тоже оказались под беспрецедентным  давлением со стороны северного соседа.

Важно то, что с началом открытого противостояния мы сумели  дать отпор противнику. Причем стоит отметить, что сопротивление это на первых порах оказывали не столько государственные институции, сколько наше гражданское общество.

2. На наше стартовое торможение повлияло несколько факторов, одним из них было геополитическое положение страны  между Россией и Европой. Поэтому в этом аспекте корректнее сравнивать наш путь не с соседней Польшей (которая даже при социализме все же имела атрибуты независимого государства), а с ЮАР, которая после падения апартеида в начале 90-х так же, как и мы, начала отказываться от ядерного статуса. Кому-то может показаться, что ЮАР находится на околице цивилизации, но эта страна очень динамично развивается, сотрудничая и с Западом, и с азиатскими странами. Украина же на заре своей независимости очутилась между Россией, постоянно желающей вернуть ее в сферу своих интересов, и Западом, который вроде бы и показывал нам альтернативный цивилизационный выбор, но не очень-то в этом выборе помогал. Мы оказались в положении своеобразного геополитического шпагата, не позволяющем активно развиваться.

Тут стоит еще отметить и тот факт, что все наши первые лица, начиная от Кравчука и заканчивая Порошенко, не соответствуют необходимому профессиональному уровню топ-менеджера, способного уверенно вести корабль нашего государства в бурных водах современности.

3. Смотреть в следующее 25-летие украинской независимости с определенной долей оптимизма мне позволяет, в первую очередь, наше гражданское общество. Важно отметить, что хотя внутреннее содержание нашей государственной машины не соответствовало повестке дня и чаяниям общества, тем не менее Украина сохранила целый ряд важных производственных высокотехнологических объектов в сфере космоса, самолетостроения и обороны.

Причем это произошло не столько из-за заботы государственных структур, сколько из-за осознание своей миссии и призвания энтузиастами отраслей в лице менеджеров на местах, которые видели в этом и область своей личной самореализации. Это может стать точкой роста, локомотивом преобразований. Отмечу, что в той же России сейчас три авиационных КБ, но они не способны создать что-то принципиально новое, способное заинтересовать других, в отличие от нашей фирмы «Антонов», которая создает современные машины.

А что думают другие эксперты о нашем пути?

Отметим, что накануне юбилея Украины Фонд «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива не только провел юбилейное социологическое исследование среди украинцев, изучив динамику изменения общественного мнения наших земляков за 25 лет (об этом читайте в следующем аналитическом обзоре), но и организовал тематический экспертный опрос, в котором около сотни экспертов в разных сферах жизни определили плюсы и минусы пути страны за эти четверть века.  

Презентация этого опроса состоялась в понедельник в Украинском кризисном медиацентре. Видеозапись мероприятия смотрите тут.

Среди событий, которые определили направление развития Украины, эксперты чаще всего называли Революцию Достоинства, Оранжевую революцию 2004 года и принятие Декларации о государственном суверенитете и провозглашении независимости Украины.

К важнейшим позитивным событиям за время независимости Украины опрошенные также отнесли принятие Конституции Украины 1996 года и подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом.

Среди определяющих событий с негативным влиянием эксперты в первую очередь, выделили авторитаризм и формирование олигархата во времена президентства Леонида Кучмы, базирование Черноморского флота РФ в Крыму, убийство журналиста Георгия Гонгадзе, установление политического режима Виктора Януковича, вооруженный конфликт с РФ на Донбассе и аннексию Российской Федерацией Крыма.

Основным достижением Украины за 25 лет независимости большинство опрошенных экспертов признали формирование активного гражданского общества и становление волонтерского движения.

А к главным поражениям Украины на ее 25-летнем пути отнесли высокий уровень коррупции в государственных органах власти и общественной жизни и неспособность защитить территориальную целостность страны, следствие чего – потеря контроля над частью территорий (Крым и Донбасс).

Также эксперты указали на необходимость структурных реформ в экономике и государственной системе и проблему влияния олигархов на власть и политические процессы в стране, неэффективность сферы социальной защиты и социальную незащищенность украинских граждан, упадок науки и качества образования.

Отвечая на вопрос, что нужно сделать в первую очередь, чтобы Украина стала успешной и процветающей страной, эксперты указали на необходимость продолжения антикоррупционной деятельности и искоренения коррупции из всех областей жизни, проведения экономических реформ и развития малого и среднего бизнеса, а также завершения реформы судопроизводства, которая обеспечила бы независимость и справедливость судебной системы Украины.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA