КИЕВ (QHA) -

Итак, что же мы имеем «в дни поражений и побед» за эти три прошедших года? С момента первых захватов админзданий в Крыму в феврале 2014-го и до последних позиционных боев в стиле Первой мировой в предместьях Донецка многоголосый хор политиков и экспертов говорит украинскому народу о том, что военного решения для Украины не существует. О том, что оккупированные территории Крыма и Донбасса будут возвращены «дипломатическим» путем; традиционно при этом большая роль отводится международно-правовым механизмам.

Поэтому можно детальнее поговорить о том, какие именно это механизмы, и как они были (или должны были быть) задействованы в условиях, когда агрессор не признает ни факта международного конфликта с Украиной, ни себя как его сторону, ни факт оккупации Крыма («это было воссоединение») и Донбасса («нас там нет»).

Естественно, в такой ситуации агрессор будет отказываться добровольно участвовать в каких-либо международных процессах и добровольно исполнять решения межгосударственных органов, даже обязательных для него.

Речь идет о Международном суде ООН (МС ООН), Международном уголовном суде (МУС), Международном трибунале по морскому праву (МТМП),  Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), конвенционных органах (Комитет по правам человека ООН и пр.) и о специальных арбитражах. Разберем эти механизмы по отдельности.

Международный суд ООН (International Court of Justice)

 

Международный Суд (МС) является главным судебным органом Организации Объединенных Наций (ООН). Он был учрежден Уставом Организации Объединенных Наций, подписанным 26 июня 1945 года в Сан-Франциско, для достижения одной из главных целей ООН: «проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира». Суд функционирует в соответствии со Статутом, который является частью Устава, и своим Регламентом. Он начал работать в 1946 году, заменив собой Постоянную палату международного правосудия (ППМП), которая была учреждена в 1920 году под эгидой Лиги Наций. Местопребыванием Суда является Дворец мира в Гааге (Нидерланды).

Украина по состоянию на конец 2014 г. смогла найти три конвенции, в рамках которых возможно обсуждать спор с РФ в МС ООН (Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. и Конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.).

Ответственным органом за диалог с РФ касательно нарушения ею этих соглашений во время агрессии является МИД Украины; с лета 2015 г. для подготовки необходимых документов МИДом были куплены услуги американской юридической компании Covington & Burling. Примечательно, что к услугам украинских юристов, вне рамок собственного (очень малочисленного) персонала, по этому направлению МИД не прибегал.

Интригой остается и то, кто будет представлять Украину в процессе, как назначенный (ad hoc) судья. Почти два года Украина пыталась выйти на переговоры с РФ по данным конвенциям и, после задокументированного отказа агрессора обсуждать это конструктивно, подала общий иск по обоим соглашениям в МС ООН.

Анализ обнародованного Судом заявления Украины позволяет говорить о том, что его часть в контексте борьбы с финансированием терроризма не касается крымских событий.

Одновременно часть, посвященная расовой дискриминации, посвящена исключительно Крыму и не затрагивает события на Донбассе.

Можно критиковать авторов иска за то, что не все факты дискриминации вошли в материалы, что документ сознательно уклоняется от описания нарушений прав крымских татар как коренного народа и пр. Но тут лучше дождаться решения МС ООН по делу, на которое может уйти несколько лет. 7-9 марта 2017 г. МС ООН будет рассматривать возможность применения против РФ мер по обеспечению иска Украины.

Международный уголовный суд (International Criminal Court)

Международный уголовный суд (сокращённо — МУС) — первый постоянный международный орган уголовной юстиции, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечности. Учреждён на основе Римского статута, принятого в 1998 году. Официально начал свою работу с 1 июля 2002 года.

В отличие от других международных специальных (ad hoc) и смешанных уголовных судов, МУС является постоянным учреждением. В его компетенцию входят преступления, совершенные после вступления Римского статута в силу.

 

Местопребыванием является Гаага, однако по желанию суда заседания могут проходить в любом другом месте. Международный уголовный суд не следует путать с Международным судом ООН, который также заседает в Гааге, но имеет иную компетенцию. МУС не входит в официальные структуры Организации Объединенных Наций, хотя может возбуждать дела по представлению Совета Безопасности ООН.

В данный орган Украина в 2014-2015 гг. подала два заявления о признании юрисдикции МУС касательно событий на Майдане и российской агрессии. Материалы по обоим заявлениям передавались в органы МУС Генеральной прокуратурой Украины и именно она отвечает за данный процесс.

Отказ РФ от сотрудничества с МУС не сможет остановить данное разбирательство; предварительный отчет Офиса прокурора МУС, обнародованный в 2016 г., позволяет надеяться, что суд примет к рассмотрению хотя бы второе заявление Украины.

Тут основной проблемой для нас является то, что МУС не рассматривает на сегодня дела о преступлении агрессии как таковой и его интересуют только военные преступления и преступления против человечности.

Касательно Крыма – это как отдельные убийства и издевательства над украинскими военнопленными весной 2014 г., так и весь набор нарушений со стороны РФ норм обращения с населением оккупированной территории – изъятие и порча имущества в военных целях, призыв в вооруженные силы оккупанта и так далее.

Ситуацию осложняет не ратификация Украиной Римского статута и практические аспекты документирования злодеяний агрессора на оккупированных территориях. Стоит отметить, что, в отличие от МС ООН, в МУС могут обращаться и отдельные лица, пострадавшие от действий агрессора.

Количество заявителей тут на сегодня ограничено в силу того, что их подача хоть и не очень сложна, но требует знания английского языка, и она до конфликта никогда не применялась украинскими юристами. Ну и конечно нужно учитывать тот факт, что большинство жертв проживают на оккупированных территориях и опасаются за свою судьбу. Рассмотрение всех заявлений, связанных с агрессией РФ, в МУС может занять до десяти лет.

Международный трибунал по морскому праву (International Tribunal for the Law of the Sea)

Международный трибунал по морскому праву (МТМП) — межгосударственная организация, созданная в соответствии с мандатом III конференции ООН по морскому праву, принявшей Конвенцию ООН по морскому праву.

 

Конвенция вступила в действие 16 ноября 1994 года. Конвенция также создала Международный орган по морскому дну (МОМД), ответственный за разработку морских ресурсов за пределами национальной юрисдикции.

В соответствии с резолюцией 51/204 ГА ООН от 17 декабря 1996 года Трибуналу предоставлен статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее. Соглашение о сотрудничестве между ООН и Трибуналом было подписано 18 декабря 1997 года и утверждено Генеральной Ассамблеей в резолюции 52/251 от 8 сентября 1998 года.

Местопребыванием Трибунала является Гамбург, Германия.

С конца 2014 г. Украина выискивала возможности обсудить с РФ нарушения последней Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это дело, за которое также отвечает МИД Украины и которое охватывается контрактом с Covington & Burling, первоначально должно было готовиться к рассмотрению в МС ООН.

Но потом позиция стороны по необъясненным публике причинам поменялась – в 2016 г. МИД начало публично заявлять о подготовке процесса не в МС ООН, а в МТМП. По факту же иск был в конце 2016 г. подан не в сам МТПМ, а в арбитраж, созданный при Трибунале.

Материалы данного иска Украины публике неизвестны, РФ согласилась участвовать в данном процессе, Украину в арбитраже представляет английский юрист.

Скорее всего, содержание иска будет охватывать незаконную эксплуатацию РФ исключительной морской экономической зоны и континентального шельфа Украины в Черном море, которые РФ считает «крымскими», то есть, «своими».

Тут позиции Украины осложняются отсутствием в стране национальной Морской администрации и прямым саботажем всех инициатив по защите своих прав на море со стороны боссов Мининфраструктуры, в кабинетах которых еще совсем недавно массово висели портреты Путина в тельняшке.

Многие годы о правовых проблемах морской отрасли у нас предпочитали не думать, что сегодня и «аукнулось» при подготовке гамбургского арбитража. Достаточно сказать, что Украина в 2003 г., заключив соглашение с РФ, добровольно отказалась распространить международный правовой режим на воды Азовского моря и Керченского пролива.

И сегодня об этих водах в МТМП ничего заявить не получится. У нас до сих пор нет законов о территориальном море и континентальном шельфе, сама Конвенция 1982 г. до сих пор не переведена на украинский и пр. Процесс в арбитраже при МТМП тоже займет несколько лет.

Европейский суд по правам человека (European Court of Human Rights)

Европейский суд по правам человека  (ЕСПЧ) — международный судебный орган, юрисдикция которого распространяется на все государства-члены Совета Европы, ратифицировавшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и включает все вопросы, относящиеся к толкованию и применению конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц.

Вступившая в силу 3 сентября 1953 года Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не только провозгласила основополагающие права человека, но и создала особый механизм их защиты.

Первоначально этот механизм включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя государствами-участниками конвенции: Европейскую комиссию по правам человека, Европейский Суд по правам человека и Комитет министров Совета Европы.

С 1 ноября 1998 года, по вступлению в силу Протокола № 11, первые два из этих органов были заменены единым, постоянно действующим Европейским Судом по правам человека. Его местонахождение — Дворец прав человека в Страсбурге (Франция), где находится и сам Совет Европы.

ЕСПЧ стал первой международной инстанцией, куда Украина обратилась в связи с российской агрессией и связанными с этим нарушениями прав человека, еще в марте 2014 г.

Такая относительная оперативность объясняется тем, что Украина не имела потребности в предварительных переговорах с РФ до подачи данных заявлений. Также важно было наличие в рамках Министерства юстиции готового управленческого механизма по взаимодействию с ЕСПЧ и достаточного количества собственных специалистов – в отличие от МИД, за три года юридического противостояния помощь иностранных юристов для ЕСПЧ Украина не оплачивала.

Первое «большое» заявление, связанное с агрессией РФ в Крыму и на Донбассе было подано в 2014 году и на протяжении года дополнялось. Следующее «большое» заявление, охватывающее события, произошедшие после Минских договоренностей, было подано в ЕСПЧ в сентябре 2015 г. Параллельно в ЕСПЧ в 2014 г. Украиной были поданы отдельные межгосударственные заявления касательно насильственного вывоза в РФ группы детей и по Хайсеру Джемилеву. В 2015 г. межгосударственное дело Джемилева было объединено ЕСПЧ с индивидуальным заявлением, поданным адвокатами самого Джемилева.

В 2016 г. по предложению ЕСПЧ Украина согласилась разделить два «больших» заявления против РФ на «крымские» и «донецкие» составляющие; на сегодня это стало наибольшим тактическим поражением Украины в Страсбурге.

Состоянием на начало 2017 г. Украина рассматривает поданные РФ возражения касательно приемлемости первого заявления 2014 г. в его «крымской» и «донецкой» частях и готовится дать на них ответ. Это позволяет утверждать о том, что решение по данным процессам в ЕСПЧ будет не ранее,  чем через несколько лет.

В ЕСПЧ в 2014-2016 гг. также поступило значимое количество заявлений от физических и юридических лиц, связанных с конфликтом в Украине. В рамках пропагандистской компании РФ организовала в 2014 г. подачу несколько тысяч заявлений «украинских беженцев» против «киевской хунты» касательно событий на Донбассе. По Крыму РФ наоборот, старается минимизировать количество заявлений от граждан и привести их в «стандартный» формат, когда крымские жалобщики в ЕСПЧ не оспаривают там статус региона и не говорят об оккупации, не отличаясь ничем от московских или казанских заявителей.

В любом случае, на сегодня в ЕСПЧ находится не менее 500 заявлений крымчан, прямо связанных с российской агрессией и оккупацией, большинство из них поданы сразу против двух сторон конфликта. Сложно ждать от Суда резонансных решений по ним до рассмотрения межгосударственных жалоб Украины против РФ, но в любом случае ЕСПЧ эти дела рано или поздно рассмотрит.

Вместо резюме...

Таким образом, общее для процессов в МС ООН, МУС, МТМП и ЕСПЧ то, что их решения будут обязательными для исполнения, и приняты они будут через несколько лет. Ни одно из ожидаемых решений не будет касаться самого факта агрессии, оккупации и аннексии, они лишь будут закреплять нарушение со стороны РФ ряда международных договоров. Скорее всего, ни одно решение против себя РФ не будет исполнять добровольно.

Стоило ли в таком случае Украине вообще подавать все эти иски с международные суды и следует ли ожидать от принимаемых решений практической пользы в деле борьбы с агрессией?

Ответ тут может быть только утвердительный. Глупо не использовать международные правовые механизмы как элемент противодействия противнику. Но еще более глупо полагаться на эти механизмы как на эффективное средство самозащиты.

Да, внешнеполитическое, информационно-пропагандистское и формально-юридическое значение данных решений будет огромным.

Но данные судебные акты не станут той «волшебной палочкой» которая сама по себе заставит агрессора отступить и компенсировать ущерб. Скорее, их можно рассматривать как наилучшее внешнеполитическое и правовое прикрытие тех практических военных, управленческих, политических шагов, которые Украина должна предпринять для освобождения Крыма и Донбасса.

Борис Бабин, доктор юридических наук, профессор

QHA