КИЕВ (QHA) -

Три года назад в центре европейской столицы расстреляли более ста человек. Годы идут, и судебный процесс над обвиняемыми в расстреле Майдана растягивается. Кто из них побогаче – уже давно покинул Украину. Адвокаты семей погибших утверждают, что дела будут вестись еще несколько лет. Примечательно, что генпрокурор Юрий Луценко, который на днях отчитался о количестве дел, заведенных по расстрелам на Майдане, даже не удосужился провести дни скорби в Киеве и вылетел на деловое турне в Азербайджан.

Девятилетнее затишье в протестной истории Украины после осени 2004 года пошатнулось студенческими протестами, когда Виктор Янукович заморозил подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. В 04:00 30 ноября произошел жестокий разгон студенческого Евромайдана. Под дубинки силовиков попадали женщины и пожилые протестующие. На следующий день началась Революция Достоинства.

Апофеозом трехмесячного противостояния стали трагические события 20 февраля 2014 года, когда силовики расстреляли около ста человек при попытке Самообороны Майдана вернуть под контроль Октябрьский дворец и баррикады на улице Институтской.

Еще в апреле 2014 года новая украинская власть официально признала виновными за массовые убийства на Майдане президента Януковича, руководство МВД и СБУ. Их объявили в розыск и «ищут» до сих пор, несмотря на то, что руководители всех силовых ведомств уже не раз сменились.

Прошло три года

На скамье подсудимых в Святошинском суде Киева сидят все те же. Рядовые – четыре бойца специальной роты и заместитель командира киевского «Беркута» дают показания. Остальные подозреваемые, точнее, заказчики убийств – либо в России, либо за границей. Имеющие не одно гражданство, они перемещаются по Европе, выбирая страны для жизни. 

Накануне третьей годовщины февральских событий генпрокурор Украины Юрий Луценко заявил, что его ведомство расследует 259 уголовных дел, возбужденных по факту расстрелов мирных протестантов на киевском Майдане. По 14 из них следствие ведет Генпрокуратура, по остальным 245 – областные прокуратуры. 

 Расследуется 259 уголовных дел, из них в суд направлено 142 обвинительных акта, сказал он на совещании по итогам работы Генпрокуратуры за прошлый год.

В деле Майдана подозрение объявлено 353 подозреваемым. В эфире канала 1+1 17 февраля начальник департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк уточнил, что за преступления против Майдана в Украине реально осужден лишь один человек – «титушка» Василий Артюшенко, приговоренный к четырем годам колонии.

Адвокат родственников Небесной сотни Павел Дикань в эфире «Подробностей недели с Алексеем Лихманом» заявил, что условия уголовно-процессуального кодекса Украины не позволяют провести процесс наказания настолько быстро, насколько хочется.

– Мы находимся в процессе уже  полтора года и до их пор на стадии допроса потерпевших. Хотя это крайне важная стадия судебного следствия, и слишком много потерпевших. Я убежден, что в 2017 году мы не получим приговор. Просто невозможно будет провести все необходимые процедуры в суде. Но на 2018 год можно рассчитывать, – обнадежил Дикань.

Расслабленность украинских правоохранителей порождает высокий градус недоверия в обществе, тотальную безнаказанность и низкие показатели раскрываемости громких уголовных дел. Практически ни один месяц 2016 года не обошелся без резонансного преступления или леденящей душу трагедии. И каждое такое преступление шефы полиции называли делом чести и брали под личный контроль.

Вспомним резонансное дело Толстошеева, сына бизнесмена из Дружковки. Суд позволил мажору, убившему на машине женщину, выйти под залог 137,4 тысячи гривен. Решение стоило того, чтобы Аваков отреагировал так: «Настаиваю – нужна полная перезагрузка всех судов – как для возобновления качества суда, так и доверия людей к суду». Молодого человека отпустили, но Юрий Луценко пообещал восстановить справедливость.

Далее – дело Шеремета. Утром 20 июля в центре Киева был взорван автомобиль, в котором находился известный журналист Павел Шеремет. Он умер в машине скорой помощи. Хатия Деканоидзе, тогда еще глава Нацполиции, заявляла, что найти убийц Шеремета – дело чести не только ее и правоохранителей, но и государства. Президент Украины Петр Порошенко поручил силовикам как можно быстрее найти виновных. Были созданы спецгруппы по расследованию убийства Шеремета из украинских силовиков и представителей американского ФБР. Исполнители по-прежнему не найдены. Экспертизы и проверки всех выдвинутых следствием версий продолжаются.

Смирение или действие?

Судя по отдельным выступлениям радикальных группировок в центре Киева в поминальные дни жертв Майдана, недовольство правоохранителями в обществе растет. Детонаторов протестных настроений на почве вялой работы МВД, Генпрокуратуры и судов – множество. Осложняют положение масса невыполненных обещаний действующих политиков, изнуряющая война на Донбассе, огромные цены на коммунальные тарифы.   

Зато в памятные даты, ознаменовавшиеся беспорядками, киевляне могли полностью положиться на полицию. Сегодня в центре Киева стоит натуральная клетка, ограждающая поворот с Крещатика на улицу Прорезную и Европейскую площадь. Со стороны картина напоминает зоопарк. Улицы столицы патрулируют около четырех тысяч полицейских. Утренний митинг за торговую блокаду Донбасса под стенами Рады во вторник, 21 февраля, собрал больше нацгвардейцев, чем протестующих.

Возможно, столь масштабные меры предосторожности не лишены смысла. Так, 20 февраля организация радикальных украинских националистов «Наждак» уже озвучила план проведения досрочных выборов в Верховную Раду.

 Нынешнее правительство самое отвратительное за всю историю Украины. Если власть не пойдет на перевыборы в парламент, будут решительные действия,  обещал лидер движения Николай Дульский 20 февраля, выводя своих сторонников на акции протеста в Киеве.

Благие идеи разных праворадикальных сил близки только идеологически. Когда доходит до дела, они часто действуют порознь. Без достаточной человеческой и ресурсной поддержки протестовать много и результативно радикалы не смогут. Чтобы их инициативы имели успех, а идеи были услышаны, население должно увидеть среди них силу, которой можно довериться.

Тимур Савин

QHA