КИЕВ (QHA) -

Чрезвычайный и Полномочный Посол Турции в Украине Йонет Джан Тезель в эксклюзивном интервью информационному агентству QHA оценил попытку военного переворота, предпринятого террористической организацией ФЕТО в Турции 15 июля 2016 года. По словам Посла, Турция – не безнадежная страна, а из попытки военного переворота, она лишь выйдет еще более сильной.

QHA: Уважаемый Йонет-бей, спасибо большое, что пришли к нам. Расскажите, пожалуйста, что произошло 15 июля в Турции.

– В ночь на 16 июля была предпринята незаконная антидемократическая попытка переворота. Как я уже говорил ранее, она была полностью неудачной. Многие, включая и меня, поняли это, только узнав о ней по телевизору. Потому что турецкий народ  продвинулся так далеко на пути демократии, что ничего подобного не смог воспринять. В результате народ, все политические партии парламента, правительство и президент пришли к консенсусу, компромиссу и единой точке зрения. Против этого ни одна попытка переворота не могла быть успешной. Но такие вещи, конечно, нельзя не принимать всерьез. Хотя попытка переворота и была неудачной, она принесла урон. Турция это преодолеет. Процесс нормализации уже начался, несмотря ни на что, несмотря на утечки в ведомствах. Шаги, предпринятые государством и народом на пути демократизации, будут способствовать тому, чтобы Турция легче преодолела это. По сути, экономика не пострадала так сильно, как предполагалось, и все, что нужно сделать, будет осуществляется и дальше в рамках закона. Мы признательны друзьям, которые проявили поддержку и солидарность. Пусть знают, что хотя Турция сейчас переживает сложное время, она преодолеет его, став еще более сильной страной.

QHA: Расскажите об ответственной за произошедшее организации FETÖ.

Все доказательства указывают на нее. Это тайная организация, которая пыталась прибрать к рукам государство и имела такие намерения уже очень долгое время. Еще раньше появлялась информация касательно них. Но, исходя из полученных в связи с попыткой военного переворота показаний, стало ясно, что эта организация - серьезная угроза. Также известно, что эта группировка может негативно повлиять и на другие страны, помимо Турции.

Турция начнет судебные процессы против этой организации, при необходимости будут проводиться аресты, уже сейчас есть задержанные, вынесены соответствующие приговоры. Если речь идет о предательстве турецкого народа и демократии и все доказательства на это указывают, будет проделана вся необходимая работа. Именно это сейчас обсуждается в Турции. В прошлом уже проводились серьезные расследования, и по большей части они были приведены к логическому завершению. Возможно, по мере приближения к развязке стало возможным провернуть попытку военного переворота. Есть и такие косвенные улики.

Турция относится к произошедшему со всей серьезностью и так просто это не оставит. Это действительно очень опасная организация. Как я уже говорил, в Турции на данный момент существует национальный консенсус, и именно он не позволил случиться перевороту. Но все будет осуществляться в рамках закона. Кроме того, в этом вопросе также присутствует компромисс. Именно поэтому, несмотря ни на что, несмотря на все трудности, у нас есть основания смотреть в будущее с надеждой. Таково мое мнение.

QHA: Переходя к вопросу наказаний: сейчас одной из тем обсуждений является возвращение смертной казни. Ведь люди, стоящие за попыткой военного переворота, могут остаться безнаказанными... Что вы думаете по этому поводу?

– Делается все, что делалось бы в любой другой нормальной стране при попытке подобной тайной организации или структуры захватить государство под свой контроль, используя оружие и транспортные средства страны или народа этого же государства, проводя бомбардировку демократического парламента, открывая огонь по гражданскому населению и попытавшись захватить президента. Но это, конечно же, необходимо делать в рамках закона. И Турция знает об этом и без напоминаний. 

В Турции и так достаточно демократичное и общественно активное пространство, в отличие от Запада, хотя оно и подвергается критике. В Турции и так знают, что надо действовать правильно, что важно не оказаться неправым, когда ты прав. Сейчас предпринимаются все действия в этом направлении.

Пока существуют чрезвычайные угрозы нападения, необходимы соответствующие чрезвычайные меры. Наша конституция и возложенные на нас международные обязательства предлагают выбор этих чрезвычайных мер. Одна из них – введение чрезвычайного положения. И чрезвычайное положение было объявлено. Были, конечно, и другие варианты. Но нами были приняты относительно легкие меры. Даже наше правительство заявило, что при возможности режим будет завершен за один-полтора месяца. Потому что, конечно, чрезвычайное положение – не идеальное решение.

Опять-таки заявлено, что все эти меры приняты только против организации, еще до попытки военного переворота пытавшейся проникнуть в структуру государства. Как гражданское общество, так и оппозиция следят за этим. Но даже не в этом суть проблемы. Суть состоит в том, что эта чрезвычайно опасная для народа, страны, гражданского общества и парламента попытка – попытка отрезать нас от реальности. А это значит, что у людей, совершивших это, есть проблемы со связью с реальностью. Турция не дала этому случиться. Против этой попытки есть одна общая линия поведения. Мы ожидаем, что наши друзья, все страны, если даже они и не наши друзья, в этой борьбе займут верную историческую позицию.

Решение о смертной казни было отменено после долгих споров в период 2003-2006 годов. Сейчас украинцы понимают Турцию, как никто другой. Во время событий Евромайдана в конце 2013-го  начале 2014 года погибло сто человек, в том числе и от снайперов. Но ни с кого не смогли спросить за них. До сих пор неизвестно, кто это сделал. Виновные остались безнаказанными. 

В Турции погибло 246 человек, приблизительно две тысячи было ранено. Это не останется безнаказанным. Существуют современные технологии, благодаря которым мы следили за попыткой военного переворота вживую. Именно эти технологии – скопление доказательств. Люди сразу же вышли на улицы и площади, становились перед танками и стояли до тех пор, пока могли. Как и во всех подобных тревожных событиях, некоторые люди потеряли своих близких. Они столкнулись с опасностью утраты демократического образа жизни и сделали свой выбор. 

Но вернуть смертную казнь сложно. Потому что, как и сказали наши президент и премьер-министр, это решение должно пройти через парламент. Необходимо большинство, как минимум две трети голосов. 

Даже если этот вопрос пройдет, есть вероятность, что закон не сможет реализоваться. И это проблема связана скорее с Советом Европы, нежели с Европейским Союзом. Если если закон и примут, его реализация все равно займет много времени. Поэтому это не текущий вопрос. Но чрезвычайно несправедливо выдвигать этот вопрос на первый план. Происходит смещение акцентов. Сейчас самое время помочь Турции – это главный вопрос на сегодняНе поддерживать определенные идеологии, партии или группы, а предоставить поддержку демократическому процессу в нашей стране. Некоторые наши друзья на Западе, в Европе попадают в ловушку определенных заявлений. Нам могут делать предупреждения, критиковать нас, но делать это в разумных пределах. Но в этих заявлениях есть пугающие угрозы, которые определяют всю повестку дня. Они будто судят членство Турции в ЕС.

Почему так могло случиться, что в некоторых кругах на Западе имеют место предубеждения, на которые мы уже жаловались? Турция, в отличие от Великобритании, не против ЕС как проекта. Наша проблема с ЕС заключается в том, что время от времени мы наблюдаем политику двойных стандартов и предубеждений в Европейском Союзе. 

Очевидно, что Европа переживает один из худших периодов своей истории. И я говорю сейчас не об экономике. Я говорю о социально-политической сфере, о ксенофобии, ненависти к мусульманам, расизме... Теперь это все имеет отражение как в обществе, так и в прессе. Как я и говорил, необходимо принимать сторону исторической правды во всех заявлениях, адресованных Турции сегодня.

QHA: Как Вы думаете, Америка собирается экстрадировать Фетхуллaха Гюлена?

Я верю, что это необходимо сделать. Имеются очень серьезные доказательства. Возможно, этого нельзя было отчетливо увидеть раньше, но теперь возникла такая ситуация, которую нельзя отрицать. Конечно, и в Америке будет судебный процесс. Там есть законы, и я верю, хочу верить, что Америка, являясь другом и стратегическим партнером Турции, проявит нужное усердие. И народ, и политики Турции ожидают этого. Собственно говоря, и высшее американское руководство, и господин Обама говорили об этом. Вы можете себе представить, какова была бы реакция США, если бы группа американских военных напала на американское население и структуры, а человек, стоящий за этим, находился бы в другой стране? Мы реагируем так же и хотим сделать это в рамках закона. Поэтому передали документы об экстрадиции. Как заявило наше правительство, мы готовы отправить дополнительные материалы и делегацию. Я уверен, что Америка готова помочь, как и заявляла. В такое сложное время мы должны решить этот вопрос, стоя на правдивой стороне истории, в рамках закона, а также в рамках дружбы и солидарности.

QHA: Как Вы считаете, в Турции опасность уже миновала? Есть ли какая-то новая угроза?

 Да, миновала. Это стало известно уже ночью 15-го – утром 16 июля. 16 июля «Турецкие авиалинии» отменили рейсы, но вскоре возобновили свою работу. Для экономики тоже было пару угрожающих сигналов, которые следует воспринимать всерьез, но все оказалось не так страшно, как того опасались изначально. В Турции жизнь вернется в нормальное русло. Меры режима чрезвычайного положения не окажут воздействия на народ и туристов. К примеру, украинских туристов в этом году в Турции еще больше. И они не столкнутся ни с какими проблемами. 

Трудно сказать, что все сразу станет хорошо, но жизнь продолжается. Турция не беспомощная страна. Все трудности будут преодолены в рамках закона. Сейчас наше государство, все политические партии, граждане еще серьезнее, чем раньше, обеспокоены системой безопасности, у нас все под контролем. В подобных условиях, даже если 3-5 человек попытаются что-то предпринять, у них не получится. Попытка переворота была обречена на провал. 

Турция останется прежней Турцией. Надеемся, что Республика окрепнет еще больше. Но погибли люди. Турция сможет возместить экономические потери, но не человеческие. Был причинен ущерб авторитету наших структур, но в результате проведения зачистки демократия станет еще более крепкой, должна стать. Оппозиция и гражданское общество будут работать в этом направлении. Если будет обнаружен какой-либо недостаток, об этом сразу же сообщат. Надеемся, что наши западные друзья тоже на это, но в конструктивной форме.

QHA: Достаточную ли поддержку оказала Украина Турции в связи с этим событием?

– Уважаемый господин Порошенко и Министерство иностранных дел в тот же вечер высказали слова поддержки. И продолжали делать это после событий. Они отправили нашему президенту послания. Я уверен, что украинский народ понимает нас. Может, понимает даже лучше, чем некоторые наши западные партнеры. Меня беспокоит, что в украинских СМИ появляются не очень объективные, на наш взгляд, западные комментарии. Возможно, это воздействие летнего периода. Но Украина знает Турцию, находится рядом с Республикой и может принимать решения, исходя из своей точки зрения и своих наблюдений. Есть те, кто так и делает. 

QHA: Господин посол, бытует мнение, что сближение России и Турции связано с попыткой переворота. Что Вы думаете по этому поводу?

– Решение вернуть отношения к уровню, который был до инцидента с самолетом, возобновление диалога, принятие ряда мер Россией произошло еще до попытки переворота, и это было правильно. Потому что, если вы помните, за прошедшие шесть-семь месяцев единственной страной, у которой не было диалога с Россией на высшем уровне, была именно Турция. Страны Запада и НАТО продолжали поддерживать контакты, проводить встречи, вести диалоги и переговоры. Украина с Россией ведет диалог на высшем уровне. Отсутствие всего этого у Турции – ненормально. Сейчас мы возвращаемся к прежним отношениям, возобновляем диалог. По многим вопросам у нас с Россией есть разногласия, однако необходима возможность обсуждения этих вопросов. Есть проблемы, по которым ни Запад, ни НАТО не может договориться с Россией. 

Один из этих вопросов – Украина. И Крым, конечно же. В этом вопросе политика Турции не изменилась. Вспомните наши заявления в период кризиса с Россией: даже если отношения Украины с Россией или отношения Турции с Россией нормализуются, поддержка, которую оказывает Турция крымским татарам, Крыму и Украине, не изменится. Это принципиальная позиция, о которой нельзя забывать. Наша политика в вопросах Украины, Донбасса, непризнания незаконной аннексии Крыма неизменна. И наши партнеры знают, что она не поменяется. Украина и Россия тоже это знают. Турецкий народ – не враг русскому народу. Украинский народ – также не враг русским. Но существуют серьезные проблемы, и их надо обсуждать, надо открыто говорить противоположной стороне о ее ошибках. При необходимости надо противостоять этому, стремиться изменить ошибочную позицию. Но для реализации этого необходим метод диалога. Политика Турции всегда была и остается такой.

QHA: Спасибо Вам за интервью.

ФОТО: QHA

Читайте на QHA: Посол Турции: Мы не пойдем на уcтупки по Украине и Крыму

QHA