РОСТОВ-НА-ДОНУ (QHA) -

Засекреченный свидетель обвинения в деле четырех крымских татар, выступает в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону, сообщает корреспондент Громадського из зала суда.

Свидетеля представили Александром, его личные данные скрыты «из соображений безопасности». Александр находится в том же здании Северо-Кавказского суда, но в соседней комнате. Связь с ним происходит через компьютерную программу.

– Когда свидетель начинает говорить, адвокат реагирует: «Робот, что ли?» – пишет корреспондент Громадського.

Свидетель рассказал, что познакомился с Русланом Зейтуллаевым в 2013 году, у мечети в Севастополе. Во время следующих встреч крымчанин якобы рассказывал ему об организации «Хизб ут-Тахрир», которая действует в Крыму и Севастополе.

– Предложил познакомить с ее представителями. Также свидетель рассказал, что задержанный говорил, что встречи и сборы должны проходить тайно, передает журналист.

По словам человека, называемого Александром, Зейтуллаев рассказывал, что члены «Хизб ут-Тахрира» в разных странах, в том числе, в России, борются с властью за права мусульман.

Защита выразила протест, потому что весь допрос строится прокурором на закрытых вопросах, при этом половину ответов не слышно. Судья связал это с плохим качеством связи.

– Очевидно, это связано с тем, что качество связи плохое... Но действительно, давайте будем ближе к требованиям процессуального кодекса, призвал судья.

После восстановления связи прокурор спросил засекреченного свидетеля, представлялся ли Зейтуллаев членом «Хизб ут-Тахрир». Свидетель ответил, что Зейтуллаев позиционировал себя как мушрифа, то есть учителя.

Далее прокурор продолжает допрос свидетеля.

Прокурор: Члены «Хизбы» позиционировали себя до вступления Крыма в Россию открыто? Деятельность подсудимых была легальной, или были элементы конспирации?

Тайный свидетель: Открыто.

Прокурор: А после? Произошли изменения в деятельности?

Свидетель: Стали действовать тайно, потому что деятельность запрещена.

Прокурор: А деятельность была приостановлена?

Свидетель: Ничего не изменилось.

Адвокат по соглашению Эмиль Курбединов подает ходатайство, чтобы голос свидетеля  не изменяли, и просит объяснить, почему данные о свидетеле закрыты.

Судья отвечает, что так голос меняет техника, и добавляет: «А по объяснению. Ну, давайте придерживаться процессуального кодекса! Вы сейчас работаете на публику, на корреспондентов...»

«Я работаю только на своего клиента», ответил Курбединов и показал на Руслана Зейтуллаева.

Адвокат Курбединов спрашивает свидетеля: Были во время ваших встреч разговоры о подготовке взрывов, поджогов?

Свидетель: Не было.

Адвокат: Вас чему-то обучали на этих собраниях  халакатах и ​​сухбетах?

Свидетель: Да. Хизбы.

Адвокат: Что это значит?

Свидетель: Как вести себя в Хизбе.

Адвокат: И как же?

Свидетель: Я говорил ранее на допросах.

Адвокат: Можете повторить?

Свидетель: Нет, не буду.

Адвокат: Сколько всего у вас было халакатов?

Свидетель: Пять.

Адвокат: А что означает слово «халакат»?

Свидетель: Не знаю.

Адвокат: О каких террористических актах, к которым причастна «Хизб ут-Тахрир», вам известно?

Свидетель: В Сирии.

Адвокат Сергей Легостов начал допрос тайного свидетеля.

Адвокат: Вы говорите о нескольких встречах с подсудимым. Когда была третья встреча?

Свидетель: Не скажу.

Адвокат: Почему?

(Свидетель замолчал на несколько минут.)

Свидетель: В ноябре 2014-го.

Адвокат: Где?

Свидетель: Не помню.

Адвокат: Ну горы, город, поле?

Свидетель: В селе.

Адвокат: В каком?

Свидетель: Не помню.

Адвокат: А как вы помните все темы разговоров?

Свидетель: Ну, помню.

Аводкат: А четвертая (встреча)?

Свидетель: В октябре 2014-го.

Адвокат: Так у вас четвертая встреча была перед третьей. Как это возможно?

Оказалось, что свидетель перепутал даты встреч.

ФОТО: Громадське

QHA