КИЕВ (QHA) -

Адвокат Николай Полозов в эксклюзивном интервью радио Hayat рассказал об иске относительно засекреченного указа о помиловании Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова.

Радио Hayat: Я помню фамилии адвокатов, которые защищали советских диссидентов. Это Дина Каминская и Софья Каллистратова. Сейчас на слуху ваше имя и имена ваших коллег, которые рискуют защищать украинских политзаключенных.  История повторяется?

Николай Полозов: Да, я думаю, что все-таки идет определенное развитие по спирали. СССР был тоталитарной страной, современная Россия является авторитарной страной. Так же подавляются гражданские свободы, так же топчутся права человека со стороны репрессивных органов государства.

Я счастлив, что в каждой генерации, в каждом поколении есть люди, которые профессионально, честно защищают политзаключенных. На этом этапе истории это украинские политзаключенные, хотя мы помним и в советские годы и Василия Стуса, и других украинских политзаключенных, которые также преследовались российской советской властью.

Радио Hayat: Какой нынешний масштаб злоупотреблений? Сколько политзаключенных украинского происхождения находятся под следствием или уже в местах лишения свободы в России, и сколько там граждан России?

Николай Полозов: Если брать оценку правозащитной организации «Мемориал», то число российских политзаключенных – это сотни людей, более 500, которые подошли под критерии «Мемориала». Если мы говорим об украинских политзаключенных, то речь идет о десятках людей, это минимум 60 человек.

Надо понимать, что российские политзаключенные на протяжении 18 лет путинского режима набирались этой властью. Когда мы говорим об украинских политзаключенных, то все это началось с оккупации Крыма и с начала военной агрессии России на востоке Украины. Нет никаких гарантий, что это число не будет увеличиваться. Скорее всего, оно будет увеличиваться, учитывая нынешнюю политику российских властей.

Радио Hayat: Наверное, украинские политзаключенные имеют одно преимущество:  украинское государство пытается их отстоять.

Николай Полозов: Да, и общество, и государство предпринимают огромные усилия, в том числе, и в кооперации со странами Запада. Есть определенные успехи на этом направлении.

Все-таки часть украинских политзаключенных удалось освободить, удалось освободить часть военнопленных, которые удерживаются в подконтрольных российским властям отдельных районах Луганской и Донецкой областей. Конечно, их положение в этом смысле лучше, чем положение российских оппозиционеров, политзаключенных, которые преследуются по политическим мотивам.

Радио Hayat: Хочу вспомнить об освобождении Чийгоза и Умерова. Вы планировали подать в суд на администрацию президента РФ в связи с тем, что нет документа о помиловании данных политзаключенных. Как продвигается это дело? Какие есть перспективы?

Николай Полозов: Действительно, это большая проблема. Если мы говорим о правовых основаниях, то де-юре и Чийгоз, и Умеров до сих пор находятся в Крыму. По документам они не покидали Крым, вывозили их в режиме спецоперации, никаких документов им не выдавали на руки.

Здесь мы столкнулись с существенной проблемой. Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров хотят приехать к себе на родину. Для того, чтобы они могли приехать, необходимо доподлинно установить их правовой статус, на который распространяется юрисдикция РФ, в частности, оккупированного Крыма.

Я и мой коллега крымский адвокат Эдем Семедляев обратились с адвокатскими запросами в администрацию президента, поскольку указ о помиловании подписывает президент. Нам было отказано в предоставлении информации со ссылкой на то, что эта информация засекречена.

Это является нарушением Конституции РФ, потому что статья 24 прямо говорит: если государственные органы, должностные лица выносят какие-либо акты, которое затрагивают права и свободы конкретного гражданина, он в праве ознакомиться с этими актами, поэтому в конце прошлого года мной были поданы два иска от имени и Ахтема Чийгоза, и Ильми Умерова в Тверской районный суд города Москвы с требованием от администрации президента РФ предоставить тексты указов о помиловании.

На текущий момент исковые заявления еще не приняты к производству. Что касается перспектив, то здесь несколько вариантов. Первый вариант, что суд встанет на нашу сторону, нам предоставят эти указы. Тогда можно будет от этого отталкиваться. Это маловероятно, учитывая абсолютную зависимость российских судов от решения власти.

Если они в администрации приняли решение засекречивать, почему они должны в суде рассекречивать, если у них суд карманный? Но у нас есть возможности обжалования, в том числе, в международных инстанциях. Наша задача – тем или иным способом добиться от РФ сведений о правовом статусе Умерова и Чийгоза.

Радио Hayat: Такие действия российской власти говорят о ее слабости?

Николай Полозов: Я думаю, что со стороны российской власти это проекция общей политики по отношению к крымским татарам. Это минимально доброжелательная среда, это максимально репрессивное давление. Даже в таких мелочах юридического характера проявляется общий тренд, который российская власть проводит в Крыму, если мы говорим о политических смыслах.

Радио Hayat: Скажите несколько слов о книге про дело 26 февраля.

Николай Полозов: В настоящее время я пишу книгу о процессе 26 февраля и конкретно о деле Ахтема Чийгоза. Я думаю, что это больше художественная литература, хотя все основано на реальных документах, на реальных событиях. В этой книге я хочу изложить свое субъективное видение тех событий, участником и свидетелем которых я являлся в Крыму. Речь будет идти не столько о самом процессе, сколько о Крыме, крымских татарах и той ситуации, с которой они столкнулись после оккупации.

Радио Hayat: «Ничто больше не связывает Крым и Украину, кроме крымских татар». Это было сказано после того, как на Генассамблее ООН была принята резолюция по Крыму. Что вы имели в виду?

Николай Полозов: Прошло практически четыре года с момента начала оккупации. Мы видим, что на текущий момент среди граждан Украины, находящихся на оккупированной территории, фактически консолидированное сопротивление оккупации, пускай и пассивное, оказывают, по сути, только крымские татары. Есть атомизированные единичные представители других национальностей, других граждан Украины.

Один из ярких примеров – это Владимир Балух, Николай Семена. Но я не вижу, чтобы массово собирались русские, которые за Украину, украинцы, которые за Украину, в Крыму, греки, армяне или какие-то другие национальности. Основное бремя репрессий несет на себе крымскотатарский народ.

Радио Hayat: Будет ли меняться поддержка власти россиянами, учитывая давления санкций? Ведь эйфория «Крым наш» коснулась и некоторой части российских демократов.

Николай Полозов:  Те нематериальные радости, которые были получены от оккупации Крыма, достаточно быстро иссякают. Материальные радости идут вслед за ними, поэтому произошло не совсем то, на что рассчитывали россияне, живущие в России, и те жители Крыма, которые приветствовали «русский мир».

Другой вопрос в том, что российское общество очень инертно. Оно сейчас находится в очень разобщенном и подавленном состоянии. Осознавать эту проблематику оно сейчас не способно, но со временем все это придется переосмыслить.

Радио Hayat: Как вы относитесь к идее Крымскотатарской автономии?

Николай Полозов: Надо понимать, что существует принцип ООН. Это право на самоопределение коренных народов. Крымских татар уже однажды попытались лишить своей родины. Я считаю, что крымскотатарский народ заслужил право жить на своей родине. Произошла оккупация.

Никто из крымских татар не пошел в Кремль к Путину и не сказал: "Дайте нам автономию – мы будем жить с вами". Они идут  в свою страну, в Украину, и здесь демократическими процедурами пытаются реализовать свое право на самоопределение. На мой взгляд, это будет лишь дополнительной гарантией реинтеграции Крыма обратно в Украину.

Когда созреет политическая ситуация для реинтеграции Крыма без каких-либо оговорок и условий, должна быть восстановлена территориальная целостность Украины. Плюс огромные контрибуции за те издержки, которые украинское государство, украинские граждане понесли в связи с незаконными действиями российской власти.

Радио Hayat: Не кажется ли вам, что предложение Путина относительно морфлота связано с тем, что он хочет уменьшить количество контрибуций?

Николай Полозов: Несмотря на браваду российских политиков, санкции оказывают действенный эффект. Кремль вынужден маневрировать. Мы стали свидетелями того, что в конце года произошел массовый обмен военнопленными между Украиной и ОРДЛО (понятно, что они контролируются Москвой). Очевидно, что решение было принято Кремлем под давлением.

 

QHA