КИЕВ (QHA) -

Продолжающаяся эвакуация мирного населения из практически разрушенного сирийского города Алеппо, ставшая результатом лишенных человечности действий российского президента Владимира Путина, репрессивного режима Башара аль-Асада и примкнувших к ним иранских вооруженных отрядов во главе с генералом Касемом Сулеймани, в очередной раз бросает вызов системе международного права.

Как мы уже писали, за пять с лишним лет сирийского конфликта в него успели втянуться почти все региональные государства, наводнив страну наемниками с обеих сторон, от чего сильнее всего страдают мирные жители. Таким образом, вина лежит не только на тех, кто спонсирует исламистские оппозиционные группировки, но и на всех странах, поддерживающих режим Асада и тем самым продолжающих войну и страдания простых сирийцев.

Каким образом стала возможна подобная ситуация? Кого нужно винить за продолжающуюся пять лет гражданскую войну, тысячи жертв, масштабный миграционный кризис, многомиллиардные разрушения Алеппо и других городов?

Как минимум, стоит обратить внимание на то, что изначально было создано с целью решения проблем подобного глобального масштаба, – международные организации, и в первую очередь ООН.

Стоит напомнить, что при создании этого органа 24 октября 1945 года странами-победительницами на Совет безопасности ООН была возложена миссия по поддержанию международного мира и безопасности, а также ответственности за все сопутствующие этим процессам задачи. В соответствии с уставом Совбеза, все необходимые решения принимаются в виде резолюций 15 государствами-членами (пятью постоянными и десятью непостоянными).

Сирия служит ярким примером ситуации, когда непосредственное вмешательство Совбеза ООН является острой необходимостью. Однако каждая резолюция Совета по ситуации в Сирии подвергалась праву вето от России и Китая. И этому есть вполне объяснимые причины.

Блокировку представленных на заседаниях Совбеза резолюций официальная Москва объясняла каждый раз по-разному: то пожелания и поправки РФ не были учтены, то о каком введении санкций против Асада может идти речь, если он – легитимный президент Сирии... Несмотря на это, каждая резолюция наносила вред сирийскому правительству:, как минимум – своим общественным резонансом, а как максимум – угрозой интервенции в Сирию ради свержения режима Асада.

Постоянный представитель РФ при Совбезе ООН - Виталий Чуркин
Постоянный представитель РФ при Совбезе ООН Виталий Чуркин

Если бы постоянным членам СБ хватило здравого смысла, то в условиях продолжающейся годами агрессии России они бы предприняли хоть какие-то шаги, чтобы повлиять на своего неадекватного постоянного члена. Но, как и в случае с Украиной, дело ограничивается всего лишь постоянными осуждениями действий РФ и Асада в Сирии и Алеппо, призывами к прекращению вооруженных нападений на мирное население и экономическими санкциями. 

Отметим, что за последнее десятилетие Российская Федерация, являющаяся постоянным членом Совбеза ООН, не упускала шанса использовать свое законное право вето в тех случаях, когда резолюция каким-либо образом касалась ее варварских действий. В 2008 году это была Грузия, в 2011-м – поддержка союзного режима Башара аль-Асада в Сирии, в 2014-м – начало военных действий на востоке Украины и незаконная оккупация Крыма. 

Читайте на QHA: Пиррова победа Асада и Путина в Сирии

Вернемся к ситуации в Сирии. По состоянию на декабрь этого года было пять "сирийских" резолюций, на которые Россия в паре с КНР наложила безоговорочное вето.  Шестая была принята 19 декабря всеми странами-членами Совбеза единогласно, однако она несет гуманитарный характер и никак не влияет на привлечение виновных в массовых убийствах к ответственности.

Напомним, что с самого начала гражданской войны в Сирии РФ не просто на словах выступала как союзник сирийского правительства, но поставляла силам Асада оружие, помогала с обучением военнослужащих и предоставляла военных советников.

Право вето – видимо, уже настолько привычное для Москвы дело, что российский постпред Валерий Чуркин сообщает о блокировании резолюции еще за несколько часов до начала голосования. Возникает вполне логичный вопрос: а зачем тогда вообще собираться? Может, это уже вопрос символизма или бюрократизма? 

Россия держит в заложниках как Совет безопасности ООН, так и сотни тысяч ни в чем не повинных людей в Сирии. Блокирование резолюции, предусматривающей доставку гуманитарной помощи умирающим от голода детям, не имеет ничего общего с борьбой против терроризма, заявил постоянный представитель Великобритании при ООН Мэттью Райкрофт после голосования за одну из последних резолюций по Сирии.

Получается, что СБ действительно в безвыходном положении. И речь уже идет не только о частностях вроде права вето, но и о самой структуре организации, которая подвергалась и продолжает подвергаться активной критике. 

Работа Совбеза в Сирии неэффективна по причине отсутствия рычагов влияния на ход боевых действий и гарантий безопасности своим же сотрудникам  экспертам и независимым наблюдателям. В марте 2013 года ООН уменьшила свое присутствие в Сирии по соображениям безопасности после случая с захватом в заложники 20 миротворцев. В апреле того же года экспертам ООН сирийским правительством было отказано в независимом расследовании применения химического оружия. 

Грустно признавать, что в ближайшие пять-десять лет серьезные изменения в Совете безопасности вряд ли произойдут, и ООН будет вынуждена действовать наобум практически с тем же Совбезом, какой у нее есть сейчас,  констатировал эксперт из Европейского совета по международным отношениям Ричард Гоуэн.

Перед ООН стоит вопрос не просто пересмотра определенных процедур, но проведения полноценного реформирования Совета безопасности, о чем неоднократно заявляли как политологи и историки, так и многие главы государств. Без такого реформирования невозможно не только прекратить страдания мирных жителей Сирии, Украины и других стран, ставших ареной борьбы между агрессорами, но и гарантировать уважение к суверенитету и территориальной целостности государств-членов ООН. Сможет ли Организация Объединенных Наций пережить подобные колоссальные изменения в не лучшие времена своего существования – открытый вопрос.

Роман Кот, Настя Белова

ФОТО: интернет

QHA