АНКАРА (QHA) -

Военная кампания Турции против «Исламского государства» на границе с Сирией делает ее ключевым игроком наряду с Америкой, странами ЕС и Россией, ведущей в этой стране свою операцию. Действия турецкой армии проходят без санкции Дамаска. Москва и Тегеран воздерживаются от резкой критики Турции. И это позволяет предположить: Россия и Иран могут согласиться с новой ролью Анкары в пятилетнем сирийском конфликте. Анкара же, в отличие от США, не стремится поменять власть в Дамаске.  Ее цель – не допустить образование в Сирии жизнеспособной курдской автономии.

Подразделения Сирийской свободной армии (ССА) при поддержке турецких Вооруженных сил вошли в Джераблус. Им удалось освободить город и несколько деревень от боевиков ИГИЛ. После удачной военной операции 25 августа Министр обороны Турции Фикри Ишик в эфире турецкого телеканала NTV сообщил, что турецкие военные останутся на севере Сирии до тех пор, пока силы оппозиционной ССА не возьмут под контроль ситуацию в регионе.

Министр признает, что турецкая армия не может допустить прихода сирийских курдов на смену боевикам ИГ.

Парадоксальным образом интересы официального Дамаска и Анкары здесь совпадают. Единый сирийский Курдистан так же опасен для целостности Сирии, как и для Турции. Любые формы территориальной курдской автономии – сильнейший раздражитель для Дамаска и арабского населения этой страны вне зависимости от того, на чьей оно стороне в гражданской войне.

Освобождение сирийского Эль-Баба от террористов ИГИЛ может стать следующей после Джераблуса целью Турции. Город находится на ключевой магистрали, на полпути между Алеппо и Манбиджем.

Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос отмечает, что турецкие войска могут дойти на юге до города Эль-Баба, захваченного ИГ в ноябре 2013 года, и что он окажется трудным бастионом для ССА и турецкой армии.

Что касается взятия Эль-Баба, тут ситуация сложнее. Город неплохо укреплен. Битва за Эль-Баб может быть очень сложной. По сути, сирийские повстанцы и турки взяли под контроль практически всю территорию с севера Сирии до речки Саджу, впадающей в Евфрат, и населенные пункты в этом районе, ранее подконтрольные курдам. Повстанцы расширяют подконтрольные им территории на запад, поэтому вполне очевидно, что Эль-Баб – следующая цель наступления для турецко-сирийской военной коалиции, комментирует Семиволос.

Единство двух ключевых партнеров по антитеррористической коалиции в Сирии США и Турции – прекратилось после первого успеха операции «Щит Евфрата» в Джераблусе. Вице-президент США Джозеф Байден поначалу поддерживал наступление турецкой армии и одобрял официально озвученную Анкарой цель борьбу с «Исламским государством». Но Байден улетел  и Вашингтон дал задний ход «в связи с незапланированными осложнениями в ходе операции». Представители Белого дома обвинили Турцию в планомерном уничтожении другой ключевой силы сирийских курдов.

Дальнейшие действия против Сирийских демократических сил лишь осложнят усилия единого фронта против «Исламского государства», за продолжение которых мы выступаем, – предупредил заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс. 

Он также призвал курдские подразделения не вступать в столкновения с турецкой армией.

Заведующий кафедрой политической истории факультета международных отношений измирского Университета имени Катиба Челеби Мехмет Бюлент Улудаг в комментарии турецкому государственному агентству «Анадолу» объяснил, что Турция решает свои проблемы собственными силами, осознавая, что страны Запада не намерены предпринимать каких-либо встречных шагов.

В регионе господствует Запад, который не хочет решать ни одну проблему, сказал Улудаг . – Борьба Турции с терроризмом является ее международным правом. Она не хочет мириться с наличием террористов на своих границах. Это продуманный маневр.

Бывший генеральный консул Украины в Стамбуле, председатель правления «Майдана иностранных дел» Богдан Яременко подчеркивает, что курдский вопрос важен для Турции с точки зрения национальной безопасности.

 Это одна из дилемм для Реджепа Эрдогана наряду с «Исламским государством» в Сирии и судьбой правительства Башара Асада. Любые прообразы курдского государства Анкара воспринимает как угрозу. США и Европа практически отвернулись от Турции. Америка абсолютно точно не считает движения курдов угрозой и отказывается признать их партии и организации террористическими. Консолидированной позиции по ситуации с курдами и продолжению борьбы с ИГИЛ у турецких и американских политических элит пока нет, констатировал дипломат.   

Эксперты сходятся во мнении, что «Щит Евфрата» может стать для Анкары долгосрочной военной кампанией. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, выступая в городе Газиантепе, предупредил: «Наша операция на севере Сирии продолжится до тех пор, пока мы не вырвем с корнем эту террористическую организацию».

Взятие Алеппо

Контроль сирийского города Алеппо – главный эпизод противостояния в Сирии. Борьба за Алеппо является ключевым эпизодом пятилетней сирийской гражданской войны. Ее итог определит новый баланс сил в Сирии и регионе в целом.

– Кто контролирует Алеппо, тот может диктовать условия во время мирных переговоров. В этом году военная стратегия России и войск Башара Асада заключалась в том, чтобы взять Алеппо и заставить повстанцев признать факт их разгрома. Поскольку наступление турецкой армии и Свободной сирийской армии восточнее Алеппо развивается эффективно и быстро, не исключено, что в ближайшее время войска ССА начнут наступать на алавитов или асадитов. Таким образом, вопрос деблокады Алеппо решится. Это одно из ключевых заданий, которое можно решить с помощью операции «Щит Евфрата», – убежден Игорь Семиволос.

В вопросе перехода территорий на западном берегу Евфрата от курдских повстанцев к Свободной сирийской армии сталкиваются интересы многих игроков. Турция стремится, ударив по курдам и режиму Асада, создать большую зону безопасности у своих южных границ, и это прямо противоречит интересам России в регионе.

Тимур Савин

ФОТО: Anadolu

QHA