КИЕВ (QHA) -

Россия завозит на территорию оккупированного Донбасса железнодорожными эшелонами военную технику и вооружение через неконтролируемый участок российско-украинской границы. Однако, СММ ОБСЕ в Украине не имеет возможности мониторить это из-за ограниченности мандата и препятствий в доступе к железным дорогам, которые создают наблюдателям пророссийские сепаратисты.

Так, вчера Постоянный представитель Украины при международных организациях Игорь Прокопчук на заседании Постоянного Совета ОБСЕ в Вене озвучил информацию о военных поставках по железной дороге из России на украинскую територию в ОРДЛО.

Игорь Прокопчук напомнил, что в прошлую пятницу представитель Кремля, отвечая на вопрос о происхождении 700 боевых танков и другого оружия, которые имеют в своем распоряжении незаконные вооруженные формирования на Донбассе, посоветовал направить этот вопрос к украинской власти. По словам Прокопчука, Украина может легко ответить на эти обвинения - это вооружение боевикам поставляет сама Россия.

- Мы хотели бы ответить через посла России в Постоянном совете: эти танки, тяжелая артиллерия и сотни единиц различной военной техники, в том числе и те, что используются исключительно в Вооруженных Силах Российской Федерации, тысячи тонн боеприпасов были незаконно переданы на Донбасс Российской Федерацией через неконтролируемый участок российско-украинской государственной границы. Военные поставки России своим гибридным силам на Донбассе продолжаются.

Игорь Прокопчук также привел несколько примеров подобных поставок тяжелого вооружения и топлива по железной дороге:

- 29 января 2017 года железнодорожные эшелоны с горюче-смазочными материалами прибыли в Иловайск и Луганск, 2 февраля эшелон с топливом прибыл в Ровеньки, 3 февраля эшелон с военной техникой и боеприпасами прибыл в Иловайск, 6 февраля эшелоны с горючим и боеприпасами прибыли в Ровеньки и Ларино (на окраине Донецка).

Эти незаконные военные поставки, которые идут из России, грубо нарушают принципы и обязательства ОБСЕ, подчеркнул представитель Украины.

В то же время, отметил Игорь Прокопчук, гибридные российские войска препятствуют СММ в установлении фактов об этих нарушениях, как это предусмотрено ее мандатом. В частности, ограничивая свободу передвижения и доступа СММ для мониторинга железнодорожных узлов, магистральных транспортных маршрутов и неконтролируемой границы.

Отметим, что со стороны России неконтролируемый участок российско-украинской границы мониторит другая миссия ОБСЕ - приглашенная Россией еще в июле 2014 года. Ее территориальные возможности также ограничены - эта миссия работает на двух пунктах пропуска на границе - Гуково и Донецк с российской стороны. Мониторинг со стороны «гуковской» миссии железнодорожных грузовых перевозок через границу носит очень специфический характер. Обычно в их отчете указывается, что наблюдатели в течение недели столько-то раз «слышали звук поездов неподалеку от пункта наблюдения», которые направлялись из РФ в Украину или наоборот. А дальше в отчете идет стандартная фраза: «визуальное наблюдение не было возможным из-за полосы деревьев, расположенных между железнодорожными путями и пунктом наблюдения, а также в связи с неблагоприятными условиями освещенности». И завершается отчет словами, что миссия в Гуково сообщила СММ ОБСЕ в Украине о движении поездов в Украину. Понятно, что с такими формулировками ситуация напоминает анекдот, а не эффективное наблюдение.

Журналист QHA обратился к первому заместителю главы СММ ОБСЕ в Украине Александру Хугу с просьбой рассказать, удавалось ли за последние месяцы СММ увидеть, что находится в тех поездах, которые въехали из РФ в оккупированные районы Украины через неконтролируемую границу, и о которых СММ информировала миссия из российского Гуково?

По словам Александра Хуга, возможности наблюдателей мониторить непосредственно железнодорожные перевозки ограничены тем, что они не имеют права проверять, в частности, сами поезда и содержание вагонов:

- Мы не имеем исполнительного мандата, или мандата, который предусматривает проведение инспекций. На сегодня мы не имеем полномочий открывать и смотреть и проводить инспекцию того, что находится внутри (вагонов, - ред.). И как вы знаете, наш мандат был одобрен 57 государствами участниками-ОБСЕ и это их выбор, это не наш выбор, среди этих стран есть и Украина, и РФ.

В то же время, Александр Хуг отметил, что в случае, если наблюдатели СММ увидят нечто, похожее на вооружение, на открытых железнодорожных платформах, они зафиксируют и отразят это в своих отчетах.

- Если мы во время нашего патрулирования увидим эти грузовые поезда, и они будут открыты, и мы сможем визуально увидеть, какой там груз, мы будем это освещать в наших отчетах.

Кстати, Александр Хуг ранее уже подтверждал, что боевики препятствуют патрулям ОБСЕ тем сильнее, чем ближе они передвигаются в направлении международной государственной границы между Украиной и Россией. В итоге это ограничивает способность наблюдателей осуществлять мониторинг, в том числе, за тем, что происходит на железных дорогах оккупированной части Донбасса.

И действительно, сложно вспомнить, чтобы в отчетах СММ ОБСЕ попадались фразы вроде "наблюдатели увидели в так называемой "ДНР" или "ЛНР" на железнодорожных платформах, прибывших с территории РФ, накрытую брезентом технику, которая по контурам напоминала танки". Однако, это не означает, что таких фактов нет.

Стоит также напомнить, что с украинской стороны неконтролируемого участка границы отсутствуют постоянные базы наблюдателей СММ ОБСЕ. О необходимости их установки Украина и ОБСЕ говорят уже почти два года, однако все тормозится позицией Российской Федерации, которая под надуманными предлогами отказывается обсуждать этот вопрос. Так, в последний раз вопрос установления контроля ОБСЕ за участком границы с украинской стороны министр иностранных дел Украины Павел Климкин обсуждал уже с новым главой ОБСЕ - своим австрийским коллегой Себастианом Курцем в январе нынешнего года. А Курц позже в Москве говорил об этом же с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Впрочем, как и можно было прогнозировать, Лавров был не в восторге от идеи и почему-то заявил, что восстановление контроля над границей "является последним шагом в выполнении Минских договоренностей». Хотя со стороны Лаврова здесь есть элемент манипуляции, в частности, в Минских соглашениях речь идет о восстановлении контроля со стороны украинского правительства («Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта ...»), но это отнюдь не касается контроля над границей со стороны СММ ОБСЕ (о котором, собственно, приехал вести переговоры Себастьян Курц). А сам по себе мандат СММ ОБСЕ предусматривает контроль и свободу передвижения по всей территории Украины, в том числе, в ОРДЛО и в Крыму.

Однако, опять-таки, боевики откровенно тормозят работу СММ в наиболее интересных для наблюдения районах, мешая зафиксировать российские танки, Грады и зенитки на железнодорожных платформах, о которых не только сообщает украинская разведка, но и пишут в соцсетях украинцы, проживающие на оккупированных территориях .

Поэтому можно констатировать - ситуация с наблюдениями в ряде случаев, в частности, в вопросе мониторинга грузовых железнодорожных перевозок, не удовлетворяет Украину и требует корректировки. Напомним, что в конце марта истекает срок мандата СММ ОБСЕ в Украине, поэтому будет проводиться его продление и, вероятно, пересмотр или расширение. Украинской стороне имеет смысл продвигать внесение определенных изменений, которые позволили бы сделать деятельность СММ в Украине более эффективной. Однако, учитывая, что все решения ОБСЕ принимает консенсусом, то есть, за него должны проголосовать все 57 стран-членов, можно прогнозировать, что любые неприятные для России новации будут ею блокироваться.

Татьяна Иваневич

QHA