БУРСА (QHA) -

Украинская делегация во главе с первым заместителем министра иностранных дел Украины Вадимом Пристайко совершила насыщенный визит в Турецкую Республику. В Стамбуле состоялась передача от турецкой стороны председательства в Организации Черноморского экономического сотрудничества, а затем в Бурсе прошли торжественные церемонии открытия нового украинского консульства и выставки «50 изобретений, которые Украина подарила миру». 

Корреспонденты Вloomberg и QHA смогли побеседовать с Вадимом Владимировичем о перспективах турецко-украинского сотрудничества, о проевропейском пути развития Украины, а также о его видении будущих отношений Киева и Москвы. 

Вадим Владимирович, спасибо, что уделили нам время. Сегодня (29 июня. – Ред.) прошло важное мероприятие: было открыто новое украинское консульство в Бурсе. Как повлияет этот шаг на турецко-украинские отношения? Как Вы можете оценить развитие сотрудничества двух государств за последние три года и их будущие перспективы?

Вадим Пристайко: Да, мероприятие очень интересное. Как вы знаете, вчера в Украине был День Конституции. Причем она была написана на территории Османской империи, и это была первая конституция в мире. Я это говорю, потому что это демонстрирует, насколько долгие у нас с Турцией отношения. Но после стольких лет противостояний и мирных времен мы вышли на новый уровень отношений. Мы рады тому, что между нашими лидерами дружеские отношения, что влияет и на отношения стран. В этом году мы ожидаем визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Лидеры наших стран решают, когда провести встречу, но никак не определятся. Именно поэтому сегодня в нашей делегации есть бизнесмены и представители Торгово-промышленной палаты Украины. Мы стараемся иметь в пакете политические, торгово-промышленные, культурные и туристические отношения. Мы рады, что торговый оборот вырос в этом году приблизительно на 40%. Еще один пример: я знаю, что туризм важен для Турции, и если Украина входит в пятерку с наибольшим количеством туристов в Турции, то для Украины Турция – первый номер в вопросе туристических поездок. 

Мы видим, что Украина сейчас двигается по западному пути развития. Можно ли ожидать, что когда-то официальный Киев вновь сменит направление на Россию? И как это повлияет на отношение инвесторов к Украине?

Вадим Пристайко: Я не вижу причин, почему бы Украине менять свое направление тогда, когда десятки тысяч людей погибли на войне и продолжают погибать каждый день, когда Крым оккупирован Россией, когда 7% нашей территории захвачено. Я не могу представить, что Украина вернется к России. Россия для нас была третью всего экспорта и импорта. Украина, как наркоман, сидела на газовой игле с РФ. За последние годы нам удалось не просто сойти с этой иголки (мы уже два года не покупаем газ у российской стороны)  мы смогли переориентировать экспорт на Запад. Это было сложнее, так как требования там выше, чем в России. Но мы этого достигли. Когда мы говорим, что Украина движется по западному направлению, мы не всегда имеем в виду западную часть мира. Мы подразумеваем тот порядок вещей, тот бизнес, тот подход к защите прав человека и бизнеса, которые мы в широком смысле называем Западом. Однако это может быть и Япония, и Австралия, и Турция. Если турецкие инвесторы будут чувствовать, что их инвестиции защищены в Украине, мы с радостью их примем. Именно потому мы с турецким правительством занимаемся усилением защиты иностранных инвестиций. Я уверен, что такое важное соглашение, как соглашение о зоне свободной торговли, будет подписано во время визита Реджепа Тайипа Эрдогана. И мы увидим совсем другое качество отношений. Но свой вклад должны сделать и представители бизнеса, спорта, культуры, и простые граждане. Для этого мы и открыли новое консульство в Бурсе. 

Подписание соглашения о зоне свободной торговли является важным вопросом уже несколько лет. Вы думаете, что оно будет подписано в этом году?

Вадим Пристайко: Каждая страна защищает свой рынок, как может. И это справедливо. Турция – очень тяжелый партнер в переговорах о ЗСТ. Но мы не против трудностей, мы тоже сложные переговорщики. Я думаю, оба правительства понимают, что если президенты встречаются, то пора заканчивать работу над соглашением.

Перейдем к теме Крыма. Как Вы знаете, сейчас продолжается строительство Керченского моста. Окончание его строительства со стороны может выглядеть так, будто весь мир согласился с оккупацией Крыма. Поначалу Запад показывал жесткую позицию в крымском вопросе, а сейчас она как будто сошла на нет. Что Вы думаете по этому поводу?

Вадим Пристайко: Это не первый мост, которая Россия строит в Крым. Первый мост был развален льдом в 50-х годах. Но с другой стороны пусть строит, нам этот мост еще пригодится, когда мы вернем Крым.

Может, вы правы в том, что эта новость сошла с лент новостей и экранов, но на самом деле позиция мира – простая и однозначная. И когда меня спрашивают, как вы видите возвращение Крыма и неужели вы думаете, что можете его забрать у ядерного государства, я напоминаю, что происходило с балтийскими странами, которые никогда не признавались миром, они оставались оккупированными территориями под санкциями во времена СССР. Не так уж долго Россия находилась в Крыму, чтобы говорить, что полуостров исконно русский. Мы рады, что крымские татары, которых выгнали из Крыма, смогли вернуться, однако жаль, что некоторые их них опять проходят через тот же опыт изгнания уже второй раз в своей жизни. Как и крымские татары, мы уверены, что все будет, как раньше. В XXI веке уже не так просто жить с мерками X-XV столетия. 

Как Вы упомянули, Украина потеряла 7% своей территории. Что планирует делать украинское правительство для их возвращения?

Вадим Пристайко: Наш президент посетил США и встретился с Трампом. Потом произошла встреча с новоизбранным президентом Франции. Нам было важно заручиться поддержкой этих стран. Я так понимаю, что состоятся или телефонные переговоры, или встреча с «Большой четверкой» на высоком уровне. Судя по той реакции, которую мы получили после встреч, мировые лидеры больше не собираются терпеть этот бесконечный марафон и цирк, устроенный Россией в Украине.

То есть стоит ожидать жесткой военной реакции?

Вадим Пристайко: Я не думаю, что стоит ожидать этого. Скорее, мы подойдем к этапу, на котором будут выполнены первые положения Минских договоренностей о прекращении огня, об отводе войск и так далее. Единственное серьезное изменение, которое мы сейчас ожидаем, – это более серьезное наблюдение, возможно, с привлечением военных возможностей стран, о которых я только что говорил. Мы думаем, что серьезный контроль за выполнением договоренностей  это то, чего не хватало. Тогда можно двигаться дальше. 

Возможно ли, что Украина и Россия когда-то помирятся и восстановят свои отношения?

Вадим Пристайко: Рано или поздно все проходит. Даже такие злодеяния, как сейчас. Это правда. Когда нам говорят, мол, представьте, что Россия покинула украинские территории,  вы тогда сможете вернуться к бизнесу, как раньше... Мы рассчитываем на то, что мы сможем жить в мире с нашими соседями. Но я как простой человек, например, не представляю, что все будет, как прежде. Россия покинет наши земли, мы возобновим нашу территориальную целостность. Но как быть с теми десятками тысяч убитых людей, разваленной инфраструктурой и прочим? Кто за это заплатит?

В этом месяце Украина добилась безвизового режима со странами Европейского Союза. А каким будет следующий шаг? Украина войдет в состав ЕС? Что, по Вашему мнению, ожидает украинско-европейские отношения в будущем?

Вадим Пристайко: Да, мы подписали безвиз, и теперь наши граждане ездят в Европу. Но в то же время мы подписали соглашение и с Турцией по поездкам без паспортов. Наконец было ратифицировано соглашение об ассоциации с ЕС, а это – практически свободный режим торговли со всей Европой. Следующий шаг – мы расчитываем, что Украина вступит в состав ЕС. Правда, иногда, наблюдая за переговорами, которые ведет с ЕС Турция, мы начинаем задумываться, когда же этот момент наступит в нашей истории... Но наш путь ясен это ЕС и НАТО. И шаг за шагом мы движемся в этом направлении.

Может, напоследок Вы хотите передать какой-то месседж миру, Турции в частности?

Вадим Пристайко: У нас был очень насыщенный визит. Единственный наш месседж: Украина открыта для бизнеса так же, как Турция.

QHA