КИЕВ (QHA) -

Принятие в ноябре 2016 года Третьим комитетом ООН по гуманитарным, культурным и социальным вопросам проекта Резолюции по ситуации с правами человека в Крыму должно подтолкнуть другие международные организации к активной правозащитной деятельности на территории полуострова. Кто первый воспользуется случаем отправить свою миссию во временно оккупированную Автономную Республику Крым?

Среди многих международных организаций, членами которых является Украина, Организация Объединенных Наций занимает особое место. Во-первых, она охватывает все континенты, а в ее состав входят практически все государства мира. Во-вторых, в структуру ООН входит такая важная платформа как Совет Безопасности, решения которого позволяют менять траектории развития конфликтов в современном мире. В-третьих, ООН располагает возможностями формировать собственный профессиональный военный контингент, который, при наличии соответствующего решения СБ, может выполнять свою функцию в разных уголках мира. Это тот небольшой перечень так называемых «особенностей», которые отличают эту организацию от других, мандат которых включает более узкий круг вопросов, как, например, вопросы безопасности (ОБСЕ) или вопросы защиты прав человека, верховенства права и демократии (Совет Европы).

Кстати, именно эти две международные организации – ОБСЕ и СЕ - наиболее активно вовлечены в урегулирование конфликта, связанного с временной оккупацией Россией территории Автономной Республики Крым. Начиная с 2014 года, руководящий орган Совета Европы - Комитет министров, а также Парламентская Ассамблея приняли ряд важных документов с требованиями немедленно остановить оккупацию и обеспечить деятельность конвенционных механизмов Совета Европы, направленных на комплексную защиту прав человека на полуострове. Более того, российская парламентская делегация в ПАСЕ уже третий год лишена права голоса именно за оккупацию Крыма (уже на более позднем этапе крымский файл был расширен доказательной базой участия России в войне на Донбассе). ОБСЕ, с учетом консенсусной природы принятия важных решений, а также ее Парламентская Ассамблея, не смогли настолько четко, как СЕ, артикулировать крымскую проблему. Ввиду этого не было подготовлено значимых документов, в которых бы недвусмысленно осуждалась агрессия России в отношении Крыма. Однако, начиная с 2014 года, ОБСЕ в форме отдельных жестких заявлений подвергало критике провокационные действия российской стороны в отношении полуострова.

Крымская Резолюция развязывает руки ООН и Совету Европы

Учитывая, что в той или иной форме крымский файл лежит на столе в официальных Страсбурге и Вене, такие проекты резолюций как та, что была принята Третьим комитетом ООН в ноябре этого года, не остались незамеченными. Особенно внимательно проект изучили в Совете Европы. Это и неудивительно, поскольку с момента оккупации Крыма именно официальные представители СЕ дважды посещали оккупированный полуостров: сначала это был Комиссар по правам человека Нил Мужниекс, а позже - специальный уполномоченный Генерального секретаря СЕ, бывший швейцарский дипломат Жерар Штудман. Они стали первыми и пока единственными официальными представителями международных организаций, попавшими в Крым с согласия украинской стороны.

Итак, жесткая формулировка факта оккупации (вина за это четко возложена на Россию), которую удалось внести в проект резолюции ООН, в определенной степени развязывает руки для дальнейших инициатив, которые Совет Европы хотел бы реализовать на территории Крыма. В частности, речь может идти о реализации в ближайшем будущем совместных инициатив ООН и СЕ, призванных как минимум найти возможности для обеспечения прав человека на полуострове, за соблюдение которых до освобождения Крыма должна де-факто отвечать оккупационная власть, то есть Россия. Но даже если эти две организации не смогут прийти к консенсусу относительно формата взаимодействия по Крыму, у Совета Европы, тем не менее, появился дополнительный аргумент в переговорах с российскими представителями. Скажем, тот же Штудман сможет лишний раз указать Москве на то, что проблема оккупации Крыма никуда не исчезла с политической и правовой международной агенды (плана действий - ред.). Права человека продолжают грубо нарушаться, а Крым постепенно превращается в «полуостров несвободы», на территории которого не действуют международные конвенционные механизмы. А это значит, что около 2 миллионов жителей Крыма продолжают жить в правовой дыре и лишены, например, права на решение своих вопросов в Европейском суде по правам человека.

"Принуждение к деоккупации": Совет Европы вновь нажмет на Москву

На сегодня есть информация, что Генеральный секретарь Совета Европы, норвежец Торбьерн Ягланд намерен 6-7 декабря 2016 года посетить Россию с рабочим визитом, во время которого он планирует встретиться с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и президентом Владимиром Путиным. Учитывая то, как стремительно Россия сворачивает демократические достижения прошлых лет, им будет о чем поговорить. Но проблема Крыма будет обязательно поднята Ягландом во время переговоров в Москве. По крайней мере, русская оккупация Крыма - это настолько большая проблема для европейского континента, что обойти ее не удастся. Единственный вопрос - в какой форме Генсек СЕ обсудит крымскую оккупацию с тем же Путиным. Хотелось бы услышать от него о комплексном плане Совета Европы по деоккупации Крыма. Ждать результатов московского турне осталось недолго.

Андрей Наджос, 
доцент Института международных отношений, 
КНУ им. Тараса Шевченко
специально для QHA

QHA