КИЇВ (QHA) -

Правозащитники просят депутатов Верховной Рады не голосовать за тот вариант законопроекта о реинтеграции Донбасса, который завтра будет вынесен на второе чтение, поскольку после всех доработок он создает серьезные угрозы соблюдению прав человека в регионе конфликта.

Как передает корреспондент QHA, об этом шла речь на круглом столе «Реинтеграция или изоляция Донбасса? Угрозы законопроекта №7163 «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях».

Правозащитники считают основным недостатком нынешнего варианта законопроекта то, что он фактически вводит на определенных территориях военное положение, предоставляет существенные полномочия силовым ведомствам и одновременно не обеспечивает надлежащего контроля над возможными злоупотреблениями с их стороны, а также недостаточно конкретно прописывает некоторые нормы, позволяющей широкую трактовку некоторых положений. Это может привести к ограничению гражданских прав и свобод людей в зоне конфликта, задев интересы почти 800 000 человек, а также исключить или затруднить работу гуманитарных организаций в зоне конфликта.

Исполнительный директор БФ «Восток SOS» Александра Дворецкая отмечает, что законопроект вводит определение оккупированных территорий, но не прописывает четко ситуацию районов осуществления мероприятий по национальной безопасности или обороны, понятие о которых также вводится в нем. В частности, законопроект также не содержит определения тех территорий, на которых будут проводиться упомянутые мероприятия. Такая неконкретность создает угрозу для соблюдения прав и свобод человека, делает людей беззащитными в случае каких-либо незаконных или произвольных действий силовиков.

— Создание зоны безопасности - она ​​будет определяться командующим объединенных сил и ему предоставляются широкие полномочия для воздействия на этих территориях. Доступ туда будет ограничен, и доступ туда разрешен руководителем Объединенного штаба и именно в этой зоне будут осуществляться широкие полномочия со стороны правоохранителей относительно других лиц — в части доступа к жилью, проведения проверок документов, задержаний. Такие неограниченного полномочия пугают тем, что нет механизма контроля, они предоставляются не только ВСУ, полиции, НГУ, но и ГНСУ, ГТСУ. Возможность проникновения к частной собственности в условиях неопределенности, она является для нас существенной предостережением. Неправильно говорить, что нарушения совершаются только со стороны неподконтрольных территорий. В таком виде этот закон может применяться выборочно, ограничивая доступ к тем территориям, на которых и украинские военные могут осуществлять нарушения.

Правозащитник считает, что и в этом, и в подобных законопроектах всегда следует предусматривать механизмы контроля — каким образом обычный человек может защитить себя от неправомерных действий военных, полиции и т.д.

Как отметила координатор адвокации БФ «Право на защиту» Дарья Толкач, есть серьезные опасения, что завтра в зал внесут текст, который будет существенно отличаться от поданного президентом в октябре 2017 года.

— Мы будем просить вернуть законопроект на повторное второе чтение, чтобы профильный комитет доработал его, — отмечает она.

По словам Дарьи Толкач, зонирование территорий, прилегающих к линии АТО, которое вводит законопроект, предусматривает различные режимы для каждой из зон, однако в законопроекте четко не указанно — каких именно территорий оно коснется. Кроме того, она отмечает, что с начала конфликта фактически самое большое бремя решения гуманитарного кризиса приняли на себя гуманитарные международные организации, в первую очередь это касается поставок гуманитарных грузов, продовольствия, медикаментов, сервисной помощи. Однако законопроект ставит под угрозу возможность функционирования тех организаций, которые фактически взяли на себя функции государства по соблюдению прав и свобод, провоцирует множество вопросов — могут ли все эти гуманитарные организации продолжать осуществлять ту помощь которую они ранее осуществляли, резюмирует Толкач.

Кроме того, она считает, что потенциальные угрозы, связанные с существенным расширением функций силовых структур, могут спровоцировать очередную волну перемещения граждан Украины по территории страны, и с сожалением констатирует, что замечания правозащитников не нашли отражения в тексте законопроекта.

— Следовало бы согласовать такие механизмы как с гражданами получателями гуманитарной помощи, так и с организациями, осуществляющими эту гуманитарную помощь. К сожалению, ни один из комментариев и замечаний гуманитарных организаций не были учтены ко второму чтению, — заключает правозащитник.

Менеджер по адвокации ОО «Центр информации о правах человека Елена Лунева, в частности, считает нецелесообразным норму законопроекта, которая предусматривает, что действующий Закон об оккупированном Крыму будет распространен на неподконтрольные территории Донбасса.

По ее мнению, невозможно чисто механически экстраполировать закон о Крыме на зону конфликта на Донбассе и проживающих там граждан, поскольку возникает множество вопросов, ответы на которые законопроект о реинтеграции Донбасса не содержит.

— Невозможно распространить действие закона о Крыме из-за довольно разных вопросов, которые возникали в Крыму и на Донбассе, — отмечает она.

Представитель уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Михаил Чаплыга отмечает, что завтра депутаты готовятся рассмотреть во втором чтении вариант законопроекта со всеми теми рисками, о которых говорят правозащитники. И в некоторых моментах нормы законопроекта настолько противоречат Конституции, что даже в случае его принятия есть вероятность, что закон признают неконституционным.

— Фактически этим законопроектом вводится военное положение без соответствующей процедуры, не предусмотренным Конституцией способом. Есть огромный риск того, что сам закон как таковой может быть признан неконституционным и пострадают другие законы, в которые этим законом предлагается внести изменения. Проект закона, который был представлен президентом Украины, он был неидеален, но он не настолько противоречил Конституции, и не было в нем таких очевидных угроз свободам и правам человека.

По мнению Михаила Чаплыги, в настоящем варианте законопроекта слишком много правовой неопределенности и заложены риски нарушения прав и свобод граждан.

— Это не означает, что завтра все органы государства превратятся в монстров. Просто в законе заложены риски этого. И лучше сразу выписать все ясно, — отмечает Чаплыга.

Прогнозируя перспективы прохождения законопроекта, Михаил Чаплыга отметил, что тот вариант, который завтра будет представлен на второе чтение, не соответствует идее, которую закладывал президент при подаче его в парламент. И в случае принятия его в стенах парламента, в интересах главы государства будет самому ветировать этот законопроект.

В целом правозащитники считают, что первый вариант законопроекта, представленный в прошлом году в октябре, в котором прописывались глобальные политические моменты, был бы вполне приемлем. По словам Елены Линевой, правозащитники поддерживают первый вариант законопроекта, который был политическим, и в котором прописывалось признание России государством-оккупантом, вводилось понятие "вооруженная агрессия" и другие.

Сегодня Председатель Верховной Рады Украины Андрей Парубий, открывая заседание Согласительного совета, отметил, что Рада начнет новую пленарную неделя по вопросам национальной безопасности и обороны. Ключевым из этих вопросов является вопрос об особенностях государственной политики и обеспечения государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей — законопроект о деоккупации, законопроект, который предусматривает законодательное определение Российской Федерации как страны-агрессора. Законопроект достаточно объемный — 673 правки, из них 374 отклонены.

Ранее в комментарии QHA военный эксперт Михаил Самусь отмечал, что Закон о реинтеграции Донбасса изменит матрицу урегулирования конфликта в пользу Украины, в частности позволив формировать миротворческую миссию ООН в выгодном для нашего государства формате — как миссию в российско-украинском, внешнем, а не внутреннем конфликте.

QHA