КИЕВ (QHA) -

Весенний призыв в армию Российской Федерации, который РФ намеревается провести в оккупированном Крыму с 1 апреля, является незаконным. Как, впрочем, и все предыдущие и последующие призывы. Крымская резолюция Генассамблеи ООН, в которой Россия прямо названа оккупантом, придала нынешнему призыву особый «колорит» и ... дала крымчанам основания не принимать в нем участие.

В то же время Россия продолжает призывать украинских граждан, живущих в Крыму, в оккупационную армию, нарушая основные нормы международного гуманитарного права. Крымской молодежи приходится либо смириться и идти служить, либо мягко противодействовать.

О нюансах «крымского призыва» журналист QHA пообщалась с руководителем «Крымской правозащитной группы» Ольгой Скрипник.

QHA: Представители оккупационных властей в Крыму заявили об увеличении набора крымчан в рамках весеннего призыва в российскую армию. В то же время Резолюция о правах человека в Крыму и Севастополе, принятая Генассамблеей ООН в декабре прошлого года, прямо назвала Россию оккупантом Крыма, а сам Крым – временно оккупированной территорией Украины. Имеет ли право страна-оккупант призывать в ряды своей армии крымчан, которые по-прежнему де-юре считаются гражданами Украины?

Ольга Скрипник: Призыв в армию в данном случае – это вопрос международного гуманитарного права. Он регулируется, в первую очередь, Женевской конвенцией о защите гражданского населения, которая запрещает призывать граждан оккупированных территорий в армию оккупанта.

Крымская резолюция ГА ООН, принятая в декабре прошлого года, четко закрепляет тезис, что Крым – это оккупированная Россией территория Украины. И это еще больше подчеркивает, что Россия не имеет права ни призывать в свою армию крымчан, ни перемещать их после призыва с территории Крыма на территорию РФ.

В то же время, даже не учитывая резолюции ГА ООН от 19 декабря 2016 года, существует резолюция ГА ООН, принятая в марте 2014 года, где четко указано, что территория Крыма является территорией Украины. И из этого утверждения также следует, что это оккупированная территория.

Учитывая эти резолюции, можем утверждать, что Женевская конвенция прямо запрещает Российской Федерации не только призыв граждан Украины (а все крымчане остаются гражданами Украины) в российскую армию. Конвенция запрещает даже пропаганду такого призыва /на оккупированных территориях/, то есть все те рекламные плакаты, различные «патриотические» мероприятия в школах, университетах, на которых людей агитируют идти в российскую армию. Кстати, под запрет подпадает как контрактная, так и обычная служба.

QHA: Однако Россия продолжает проводить военные призывы в Крыму...

О. Скрипник. Россия грубо нарушает международные нормы. Она проводила призывы и в 2015, и в 2016 году. Также она постоянно набирает среди крымчан людей на контрактную службу, хотя это запрещено нормами международного гуманитарного права.

Можно сказать, что Россия совершает минимум два существенных нарушения. Первое нарушение заключается в том, что крымчан вообще нельзя призывать в российскую армию, а призывы продолжаются. А второе – если после призыва РФ будет переводить крымчан служить на Кавказ или еще куда-то на своей территории, то это будет считаться отдельным преступлением. Поскольку перемещение населения с оккупированной территории на территорию страны-агрессора также запрещено упомянутой Конвенцией.

QHA: Насколько часто крымчане пытаются уклониться от службы в оккупационной российской армии?

О. Скрипник: Хочу акцентировать внимание на необходимости использовать правильные формулировки. Мы не можем считать нежелание крымчан служить в армии РФ именно уклонением, поскольку эта служба является незаконной. Уклонение – это когда вы уклоняетесь от законных действий, а мы говорим, что это незаконный призыв. Поэтому следует говорить, что крымчане пытаются избежать(!) незаконной военной службы в российской армии.

Число обращений будущих призывников к правозащитникам за консультацией во многом зависит от периода. Сейчас, накануне весеннего призыва, обращения за консультацией к правозащитникам участились, также осенью люди часто обращаются.

QHA: Понятно. Тогда могут ли крымчане попытаться избежать незаконного призыва в армию страны-оккупанта?

О. Скрипник: Это сложный вопрос. Существует несколько подходов. Один из подходов – если человек исходит из норм международного права. То есть потенциальный призывник может прийти и сказать: вам, России, согласно международному гуманитарному праву, запрещено призывать меня в армию. Но тогда возникает риск, что к такому человеку придет ФСБ и заведет уголовное дело за якобы призывы к нарушению территориальной целостности России. Хотя с точки зрения международных норм так можно делать, но мы знаем, что Россия может преследовать таких людей.

Вторая ситуация, которая возможна, – это выезд человека из Крыма до того, как получена повестка, на материковую часть Украины и прохождение службы в украинской армии.

Третий путь связан с тем, чтобы учитывать, что в Крыму де-факто существует российское право. И, скажем, избежать этого призыва можно, используя де-факто действующее там российское законодательство, например об альтернативной службе. Нормы российского законодательства позволяют заменить военную службу альтернативной. В частности, можно сослаться на вероисповедание или на пацифистские убеждения – и такую ​​схему крымчане также используют. (Стоит отметить, что, согласно российскому законодательству, заявление о направлении на гражданскую службу вместо военной необходимо подать в военкомат минимум за полгода до начала соответствующего призыва. – QHA).

QHA: Значит, можно рекомендовать крымчанам способы, скажем так, самозащиты от призыва, но повлиять собственно на действия России никак нельзя?

О. Скрипник: Важно понимать, что вопрос призыва крымчан в ВС РФ нельзя замалчивать. Надо, чтобы сами люди об этом обязательно говорили. И Украина может, оказывая давление на ООН, требовать, чтобы ООН запретила России такой призыв или проводила какие-то новые действия в отношении России, чтобы она не забирала наших людей в армию.

И очень важно самим гражданам подавать информацию о получении повестки, потому что это является важным аргументом для нашей украинской дипломатии и органов ООН, который позволяет говорить о том, что Россия проводит незаконные действия. Поэтому, когда люди в Крыму получают повестки в ВС РФ, то лучше, чтобы они сообщали об этом правозащитникам. Чтобы не получилось так, что наших людей тихо забрали, вывезли из Крыма и повезли куда-то служить.

QHA: К кому крымчане могут обращаться за консультацией по поводу призыва?

О. Скрипник: Могут обращаться к нам – Крымской правозащитной группе или в другие правозащитные организации. Мы знаем, что многие крымские татары, которые получили эти повестки, обращаются и обсуждают эту проблему с Меджлисом крымскотатарского народа.

QHA: А если кто-то боится репрессий со стороны оккупационных властей, можете ли вы гарантировать неразглашение информации о человеке?

О. Скрипник: Когда мы собираем информацию о случаях нарушений, или о военных преступлениях, или о призыве в армию, при необходимости мы гарантируем защиту персональных данных. Однако бывает наоборот, когда есть какое-то незаконное задержание и надо об этом громко говорить и называть человека, чтобы как-то ему помочь. Но если мы говорим о таких случаях, как с призывом, то да, ни один документ мы не публикуем, чтобы защитить человека и его персональные данные.

QHA: А есть ли смысл крымчанам обращаться в международные организации с таким вопросом?

О. Скрипник: О таких случаях следует сообщать в органы ООН, поскольку Крымская резолюция как раз и говорит, что это оккупированная территория, и значит, Россия не имеет права призывать крымчан в армию. Поэтому структуры ООН – это как раз один из адресатов, к которым можно обращаться. Можно сообщать в Представительство ООН в Украине, но надо понимать, что эта организация не сможет защитить людей в Крыму. Она может лишь, узнав о факте призыва, сообщать об этом дальше, в другие органы ООН.

Татьяна Иваневич

QHA