КИЕВ (QHA) -

Журналист QHA решил разобраться в том, имеют ли под собой почву появившиеся в различных украинских СМИ после отказа Владимира Гройсмана возглавить президентскую БПП месседжи о том, что премьер-министр ведет свою игру.

Конкурент или партнер?

Два года осталось до президентских выборов, которые пройдут в Украине в 2019 году. И хотя до дедлайна еще далеко, аналитики уже начинают присматриваться к раскладу политических сил и персоналий. Ведь интрига будущих выборов не только в том, пойдет ли Порошенко на второй срок, но и в том, кто станет его главным конкурентом.

Политические аналитики, озвучивая тезис о том, что Гройсман имеет оппозиционный потенциал, приводят различные аргументы. Так, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник обратил внимание QHA на то, что премьер строит свою властную вертикаль.

 Придя в украинское правительство, скажем так, голым и босым, имея в резерве только социальных министров и нескольких администраторов, сегодня он в той или иной мере контролирует наше Министерство аграрной политики и продовольствия, Государственную фискальную службу, отобрал у министра Омеляна транспортного монополиста — Укрзализныцю и многие другие предприятия и направления, — отметил он.

По мнению политолога, можно наблюдать за становлением клана Гройсмана, что вызывает раздражение и агрессию у определенной части политикума. Особенно если учесть, что не прекращается борьба за второе место после президента Порошенко, которую ведут политики, чиновники, бизнесмены: Луценко, Кононенко, Кубив, Ковальчук, Матиос и многие другие.

Естественным условием вхождение в ближний круг президента перечисленных публичных лиц будет их активность в рейтинговом выражении. Сбитые летчики типа Михаила Саакашвили тут не нужны  нужны те, кто подкрепляет свое имя делами. Причем в данный момент доверять рейтингам не стоит, потому что они, так же, как июльские арбузы, в большинстве делаются под заказ определенной политической силы. Правда, при этом рейтинги, в отличие от арбузов, содержат не нитраты, а денежные ассигнации.  

 Пока рейтингов нет, но Матиос и Луценко пытаются делать их за счет резонансных заявлений и пиар-акций. К слову, социология показывает, что и у самого Гройсмана рейтинги находятся в районе статистической ошибки и составляют всего лишь 2-3%, — считает Бортник.  

Политолог уверен, что причина таких низких показателей — непопулярность премьера, и это ключевая проблема главы правительства.

— Он (Гройсман. — Ред.) в значительной мере растерял рейтинги и прошел, если так можно сказать, половину пути Яценюка. Потому что нынешний премьер становится крайним за все антисоциальные реформы, — подчеркнул директор Украинского института анализа и менеджмента политики.

Однако, по его мнению, если Гройману удастся реализовать заявленное повышения пенсий, довести до завершения пиар-компанию по минимальной заработной плате и налогообложению, вернуть пенсии работающим пенсионерам, то он вполне может стать партнером в формировании контуров власти на 2019 год.

Болезнь роста, или Растут ли крылья у премьера?

Анализируя причину натянутых отношений между Владимиром Гройсманом и Петром Порошенко, глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко отметил, что для самого главы правительства некоторая самостоятельность прагматически выгодна, а имеющие место трения между АПУ и КМУ чаще всего связаны с бизнес-интересами членов команды гаранта.  

 Дело в том, что президент и члены его команды хотят иметь так называемого «ручного» премьера, потому что по сути Гройсман является ставленником Порошенко. Однако глава КМУ, судя по всему, не всегда выполняет распоряжения Банковой, что вызывает некоторое неприятие и даже непонимание. Самому президенту, который привык записывать себе в заслуги все достижения Кабмина, в то время как премьер традиционно остается в тени, тоже неприятно, когда Гройсман принимает решения, не посоветовавшись с Порошенко, — считает Фесенко.

Он видит в данной ситуации психологический момент выхода хозяина Кабмина из-под крыла Администрации президента Украины.

В качестве иллюстрации своих слов политолог приводит историю с принятием изменений в бюджет в июле этого года.

 Первая попытка принять бюджетный законопроект была сделана еще в июне, но она окончилась неудачей. Во второй раз, с перевесом в один голос, проект ЗУ был принят, хотя руководство президентской фракции и большая часть депутатов от БПП не проголосовала, — напоминает Фесенко.

По его мнению, законотворческий процесс имел определенные подводные течения, потому что Гройсман был заинтересован в том, чтобы законопроект был принят в любом виде.

 Премьеру были нужны эти деньги в бюджете, в том числе для решения социальных вопросов, субсидий. В то же время члены команды президента были заинтересованы в том, чтобы часть этих денег прошла в виде облигаций. Вроде бы мелочь, деталь, но она связана с бизнес-интересами конкретных людей и, естественно, стала поводом для раздора, — отмечает глава правления Центра «Пента».

В то же время эксперт считает, что между командами КМУ и АПУ существует определенная конкуренция и даже противоречия по поводу кадровых назначений. В частности, идет борьба за пост главы государственной фискальной службы Украины, хотя формально опальный Роман Насиров пока даже не отстранен от выполнения своих служебных обязанностей.

Фесенко подчеркивает, что из таких вот нюансов и конфликтов кадровых или бизнес-интересов возникает общее напряжение, хотя прямого, явного конфликта между президентом и премьером нет. Но политолог полагает, что риск такого конфликта в условиях парламентско-президенсткой системы существует.

Нейтральность технократа и запасной вариант

Владимир Фесенко не скрывает, что есть и другие причины, которые обуславливают стремление Гройсмана к  ведению собственной игры.

 Премьер хочет быть достаточно самостоятельной, технократической фигурой и дистанцироваться от партийной политики. Ведь если он становится главой фракции или главой президентской партии, то он формально будет вторым номером, а может быть, даже и третьим, если не четвертым, по влиянию среди других представителей президентской партии и всего этого политического течения, — рассуждает Фесенко.

Он считает, что Владимир Гройсман хочет, оставаясь партнером президента, тем не менее сохранить некий партийно-политический нейтралитет.

 Для него это выгодно, и при этом не связано с намерением в перспективе создать и свою политическую силу. Хотя в то же время не исключаю и такого сценария. Ведь давно известно, что у премьера есть запасной вариант, который можно развернуть во всеукраинский проект. Речь идет о партии «Винницкая европейская стратегия», — пояснил политолог.

При этом Фесенко подчеркнул, что в данное время премьер-министру выгодно сохранять партийный нейтралитет, поскольку это дает ему возможность договариваться и с «Народным фронтом», и с различными политическими силами и олигархами, которые не входят в коалиционное большинство.

Таким образом, говоря о политических перспективах главы КМУ, можно с уверенностью сказать, что к 2019 году он останется влиятельной политической фигурой. Особенно если ему удастся монетизировать обещания пенсионной, медицинской и образовательной реформ в реальное улучшение жизни украинцев.

В случае успеха Гройсман сможет составить конкуренцию Порошенко на грядущих выборах президента Украины. В противном случае он может, проявив качества «ручного» премьера, плавно влиться в президентскую команду и усилить ее, возглавив партию БПП.

И хотя у обоих сценариев есть много непрогнозируемых составляющих, несомненно, выбирать путь лидерства или командную игру нынешний руководитель правительства будет, исходя из успешности заявленных им экономических реформ, которые ожидают Украину в ближайшие два года.

Эдуард Солодовник

ФОТО: интернет

QHA