КИЕВ (QHA) -

Встреча с Николаем Полозовым в редакции QHA позволила свежим взглядом взглянуть на ситуацию с российским правосудием, понять, почему Россию на нынешнем этапе развития все чаще сравнивают с нацистской Германией, и утвердиться в мысли, что именно Украина дожна проводить аккредитацию СМИ для работы на аннексированном полуострове. 

Особенность жизни в РФ заключается в том, что там нет закона

QHA: В чем заключаются характерные особенности работы в правовом поле РФ?

Николай Полозов: Понимаете, в чем особенность жизни в РФ, – там нет закона. Есть политическая воля и политическая целесообразность. А закон подбивается под какую-то конкретную ситуацию. Надо  без приговора отпустят, надо – выпишут сто лет. То есть все зависит от сиюминутных интересов.

По сути, это мелкая тактическая возня, поскольку нет желания мыслить стратегически. Скажу больше: иногда мы просто переоцениваем возможности Кремля. И если поставить Путина в жесткие условия, то он отпустит сразу всех. Даже выделит для этих целей пять самолетов...

QHA: Как граждане РФ смотрят на эти политические судебные процессы в России и Крыму, которые разваливаются из-за отсутствия доказательств?

Николай Полозов: Небольшая часть россиян – люди, которые еще могут мыслить здраво, чей мозг не загружен пропагандой,  задают вопросы. Однако большая часть населения максимально дистанцируется от всего, впадая в так называемую внутреннюю эмиграцию. Это когда люди переключаются на сбор марок, рыбалку и прочие хобби.

Подобные процессы происходили в нацистской Германии, когда люди поддерживали какие-то вещи и алогичные конструкции как-то уживались в их головах. При этом нужно четко понимать, что очень много людей находятся под воздействием кремлевской пропаганды.

Как раньше говорили, колебания вместе с линией партии. Я не знаю, как у них получается эта непоследовательность, но Кремль делает большие успехи в деле пропаганды и промывания мозгов жителей РФ.

Яркий тому пример – отношения с Турцией. Меньше года назад, после того как турки сбили российский военный самолет, СМИ РФ были наполнены материалами с негативными месседжами в отношении Турции. Раздавались проклятья лично в адрес президента Реджепа Эрдогана, власть запрещала россиянам отдыхать на турецких курортах, а в пунктах пропуска тракторами давили турецкие помидоры.

А неделю назад следует заявление Кремля о том, что турки снова стали друзьями РФ, и путь на закрытые до того курорты открыт. Благо к тому времени все, кто хотел съездить в Крым, уже съездили и лишний раз убедились, что уровень сервиса в Крыму и Турции несопоставим. За одни и те же деньги в Крыму и Сочи можно получить одни проблемы и совковый сервис, а в Турции  полноценно отдохнуть и поправить здоровье.

При этом никого не удивляет такой моментальный поворот на 180 градусов, когда Турция за один день превращается в самого близкого друга после полугодового бойкота и потока негативных материалов в СМИ.

Аккредитацией СМИ в Крыму должна заниматься Украина

QHA: Николай, поговорим об отработке механизма аккредитации иностранных (в том числе украинских) СМИ на территории Крыма.

Николай Полозов: Особенность ситуации заключается в том, что аккредитацией СМИ на временно оккупированной территории Крыма должна заниматься Украина. Именно она должна разрешать украинским, российским, а также небольшой части западных журналистов работать на территории полуострова.

Коме того, журналисты должны использовать и такой юридический инструмент, как получение общероссийской аккредитации. По сути, это открывает перед ними возможность работать в аннексированном украинском Крыму так же, как в Ростове или Москве. Иначе получается логическая ловушка, и на оккупированной территории беспрепятственно работают только российские СМИ.

Я не вижу серьезной проблемы для Киева в том, чтобы показать, что Крым – это оккупированная территория. Это можно сделать при помощи аккредитации, что не скажется на качестве контента.

При этом не так важно, пустит ли РФ на территорию Крыма украинские или иностранные издания. В случае, если не пустит, это будет иметь широкий мировой резонанс. Особенно если это коснется таких каналов, как ВВС или CNN. Ведь тогда новость о том, что свободу слова в оккупированном Крыму ущемляют, разлетится по мировым СМИ и станет источником скандала мирового уровня.

Подписанный Путиным пакет Яровой это надевание намордника на интернет

QHA: С какими российскими СМИ Вы работаете? Какие телеканалы, печатные и интернет-издания предоставляют свои публичные площадки для широкого обсуждения правовых вопросов?

Николай Полозов: Во-первых, в РФ есть запрет для меня и Марка Фейгина на любые телеканалы. То есть мы во всех стоп-листах. Мало того, был один комический эпизод. Мы с Марком были на процессе в городском суде. Выходим –вокруг много камер, и журналист телеканала «Россия» обращается к оператору канала НТВ со словами: «Ну вот, опять снимаем этих, которых показывать нельзя».

Поэтому что касается телевидения, тут существует жесткий запрет. Нас с Фейгиным не подпустят к российскому телевизионному и радиовещательному центру «Останкино» ближе, чем на километр.

Что касается телеканала «Дождь», хочу отметить, что все независимые СМИ загнаны в достаточно жесткие рамки и по какой-то причине они нас тоже не приглашают. Есть жесткий месседж власти: не создавать никакого пиара «вот этим подонкам, которые борются против нашей родины». Хотя на самом деле мы с Марком Фейгиным боремся не против родины, а против несправедливости власти, прежде всего, по отношению к простым людям.

То же касается и ряда электронных СМИ, так называемых либеральных и леволиберальных. Если российская круглосуточная информационно-разговорная радиостанция «Эхо Москвы», стиснув зубы, может тиснуть короткую заметку про нас, то независимое общественно-политическое сетевое издание «Медуза» и прочие и не попытаются.

Причем даже условно независимые журналисты очень привязаны к власти какими-то личными отношениями с функционерами. У них слишком маленькая территория, чтобы разойтись. Поэтому если мы говорим о российских СМИ, то можно сказать, что мы там запрещены.

По сути, в РФ единственные средства массовой информации для Полозова и Фейгина – это аккаунты в соцсетях. Их читает достаточно много людей, но если мы говорим о проблематике украинских политзаключенных, то основная работа лежит на плечах украинских СМИ. Потому что российские медиа стараются эту тему аккуратно обойти.

Однако подписанный Путиным так называемый пакет Яровой  это планомерная работа по надеванию намордника на интернет. Потому что властям РФ уже удалось «прикрутить» свободу СМИ. И только в интернете есть небольшой люфт, позволяющий высказывать собственное мнение и говорить, не боясь придирок к словам.

QHA: А как же очередное требование привлечь Марка Фейгина к уголовной ответственности за экстремизм в Твиттере?

Николай Полозов: Это не первое дело, которое пытаются завести на Марка Фейгина, на меня тоже пытались заводить. Однако во многом защиту нам дает наша медийность. Если существует такая возможность, то мы ее активно используем.

Условно говоря, при достаточной известности публичного лица решение по нему принимает не майор или полковник, а кто-то вышестоящий. Возможно, мы с Марком даже чем-то удобны Кремлю, поскольку это позволяет сказать: «А у нас и такие вот есть».

QHA: А Вы не боитесь так открыто высказывать свою точку зрения при том уровне ненависти, который существует в российском обществе?

Николай Полозов: Я не боюсь. Я гражданин и патриот своей страны. Были, конечно, угрозы, попытки нападений, резали колеса на машинах. Всегда есть соблазн сдаться, уехать, забыть обо всем. Но я считаю, что если я этим не буду заниматься, то кто тогда будет заниматься? А если я занимаюсь, то есть шанс, что кто-то еще станет заниматься  и я буду не один. Поэтому я не боюсь.

Оценку действиям народного депутата Надежды Савченко должен дать украинский избиратель

QHA: Долгое время вы были одним из немногих людей, кто имел возможность общаться с Надеждой Савченко. Сегодня она свободна, вернулась в Украину и является народным депутатом. Она уже озвучила свое видение выхода из российско-украинского конфликта, и это предложение получило неоднозначную реакцию общества. Как Вы оцениваете ее позицию? Общаетесь ли с ней? 

Николай Полозов: Пока Надежда Савченко находилась в российской тюрьме в результате незаконного похищения, нашей главной задачей было ее спасти. И мы эту задачу выполнили. Да, для этого была избрана стратегия, которую в России до этого никто не избирал. Во многом благодаря нашим усилиям с российской стороны удалось вовлечь ее в политическую орбиту. Это было необходимо для того, чтобы ее спасти. Сейчас она на свободе.

Но как только самолет с ней пересек границу Украины, ответственность за нее с нас снялась. То, чем она занимается здесь, в Украине, – это внутренние дела Украины, в которые мы принципиально не вмешиваемся. Мы граждане России.

Мы, безусловно, заинтересованы в том, как развивается политическая ситуация в России. Но то, что происходит в Украине, является делом украинцев, и россияне не вправе вмешиваться ни посредством каких-то законодательных инициатив, ни давать советы. Уже, знаете ли, на Донбассе и в Крыму вмешались, хватит...

Я считаю, что оценку деятельности Савченко на свободе должен дать, прежде всего, ее избиратель. Вот будут следующие выборы, и избиратели смогут проголосовать, тем самым выразив свое отношение к ней. Довольны ли они тем, что она сейчас говорит, – не наше дело. Поэтому я не вправе давать какие-либо оценки как Надежде Савченко, так и другим украинским политикам. Решать и делать выводы должен народ Украины.

Продолжение следует.

ФОТО: QHA

QHA