КИЕВ (QHA) -

Первый заместитель Главы специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине Александр Хуг в интервью QHA рассказал о работе сотрудников миссии на неподконтрольном Украине участке границы с Россией, использовании боевиками запрещенного вооружения, а также о действии миссии ОБСЕ в аннексированном Крыму.

QHA: Обстрелы на линии фронта не стихают, боевики используют вооружение и тяжелую артиллерию, запрещенные Минскими соглашениями. Можно ли говорить о прогрессе Минских соглашений в таком случае?

Александр Хуг: Каждый день СММ отправляет около 90 патрулей по всей Украине, по обе стороны от линии соприкосновения для мониторинга соблюдения режима прекращения огня, передвижения военной техники, гуманитарной ситуации и выполнения Минских соглашений.

Действительно, ежедневно наблюдатели фиксируют сотни нарушений режима прекращения огня. СММ также отмечает, что многое вооружение отсутствует в местах хранения и в нарушение линий отвода, находится в различных районах, зачастую в жилых массивах или рядом с ними. Данные наблюдения свидетельствуют о том, что Минские соглашения выполняются не в полном объеме.

Однако после подписания Минских соглашений уровень насилия снизился. Более того, СММ смогла верифицировать отведение некоторого вооружения.

Важно понимать, что только стороны могут прекратить боевые действия. Именно стороны должны придерживаться соглашения, которого они достигли: установить полное и устойчивое прекращение огня, отвести вооружение, провести разминирование земель, а также обеспечить защиту и создать безопасные условия для гражданских лиц.

QHA: ОБСЕ не верит в доказательства присутствия регулярных российских военных и их участие в конфликте на Донбассе. Журналисты находят и публикуют их.

Александр Хуг: СММ представляет отчеты только о тех событиях, которые наблюдатели видели или слышали лично; выводы и оценка остаются на усмотрение других лиц. Мы всегда предоставляем информацию, когда видим вооруженных людей или людей в форме, которые заявляют, что они являются частью Вооруженных сил Российской Федерации (ВС РФ) или их одежда может ассоциировать их с ВС РФ. Такая информация предоставлялась несколько раз. Например, мы встречались с двумя людьми, задержанными СБУ, которые утверждали, что они относятся к ВС РФ; в мае мы видели четырех человек недалеко от Петровского (вблизи Донецка), одетых в военную форму с отличительными знаками ВС РФ. 20 мая СММ посетила двух человек, содержавшихся в военном госпитале Киева, которые заявили, что они являются служащими части ВС РФ, а также участниками разведывательной миссии на Востоке. СММ также видела следы транспортных средств на гусеничном ходу, пересекавших границу (следы, но не транспортные средства). В Донецкой и Луганской областях наблюдатели СММ ОБСЕ неоднократно фиксировали перемещение огромного количества вооружения с Востока на Запад.

QHA: ОБСЕ ищет доказательства вмешательства России в конфликт на Донбассе?

Александр Хуг: Мандат СММ предполагает мониторинг и предоставление отчетности о ситуации с безопасностью по всей Украине. Миссия собирает информацию, а не проводит расследования. Выводы на основании отчетов СММ остаются на усмотрение других лиц.

QHA: Наблюдатели СММ ОБСЕ видят, какое оружие и снаряды используют боевики? Некоторые типы вооружения приходят только из России.

Александр Хуг: По обе стороны от линии соприкосновения СММ по-прежнему видит вооружение, которое должно было быть отведено довольно давно. Миссия фиксирует эти случаи и предоставляет информацию о них в своих ежедневных отчетах, в которых мы подробно описываем любые системы вооружения и другую военную технику, которую мы видим, включая в районах внеправительственного контроля. У нас есть информация о вооружении и военной технике, которую мы видим в неподконтрольных правительству районах. Так, 15 июня 2016 года беспилотный летательный мини-аппарат (БПЛА) СММ зафиксировал автоматизированную станцию помех, возможно, Р-330Ж «Житель», на базе военного типа на расстоянии около 11 км к югу от центра Донецка. 1 июня в подконтрольных «ДНР» районах СММ видела автоматический гранатомет (30мм), погруженный на грузовик военного типа «Урал», в центре Донецка, а также около 20 грузовиков военного типа «КАМАЗ», большинство из них со знаком «7», и три автоцистерны для топлива под камуфляжной сеткой в г. Дебальцево (58 км к северо-востоку от Донецка). В дополнение к этому, БПЛА СММ зафиксировал три БТР и 15 грузовиков военного типа в пос. Минеральное, 18 БТР и 30 грузовиков военного типа в Буденновском районе Донецка, шесть БТР и 26 грузовиков военного типа в Калининском районе Донецка, один БТР в Ленинском районе Донецка, а также зенитную установку (ЗУ-23) в пгт Корсунь (31 км к северо-востоку от Донецка).

QHA: Где интенсивнее бои – в Луганской или Донецкой областях и почему именно так?

Александр Хуг: В Донецкой области сохраняется высокий уровень насилия, в частности, в таких горячих точках как: треугольник Авдеевка-Ясиноватая-Донецкий аэропорт; западные и северные окраины Горловки; районы вблизи Широкино и Коминтерново; а также трасса между Светлодарском и Дебальцево. Резкое обострение насилия в Луганской области, которое СММ зафиксировала, начиная с 9 июля, вызывает обеспокоенность. Наибольшее обострение наблюдается в Станице Луганской – единственном пункте пересечения линии соприкосновения во всей Луганской области. Всего лишь несколько сотен метров разделяют стороны в районе моста, после того как так называемая «ЛНР» переместила свои позиции через линию соприкосновения.

В западных районах Луганской области ситуация также остается напряженной.

Как на мосту в Станице Луганской, так и во всех других районах, где по-прежнему фиксируются боевые действия, стороны находятся слишком близко друг к другу. Стороны должны развести силы, отвести свои позиции настолько, чтобы снизить вероятность и возможность боевых действий и поражения целей. Некоторые люди могут воспринять это как шаг назад, но на самом деле – это два шага вперед на пути к нормализации ситуации. Если стороны откажутся сделать этот шаг, это неизбежно продолжит страдания гражданских лиц.

Гражданские лица, живущие между или вблизи вооруженных позиций, оказались заложниками ситуации и испытывают особые сложности, так как конфликт создает угрозу беспорядочного огня.

QHA: Боевики всячески мешают ОБСЕ работать, даже воруют представителей (вблизи Луганска) и обстреливают машины. Как ОБСЕ собирается на это реагировать? Будет допускать это дальше?

Александр Хуг: Все подписанты Минских соглашений согласились с тем, что СММ будет осуществлять мониторинг и верифицировать соблюдение режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения. Свобода передвижения, а также безусловный и безопасный доступ – являются важными элементами этих процессов. СММ – это невооруженная гражданская мониторинговая миссия. Нападения и угрозы в адрес наблюдателей недопустимы и подлежат тщательному расследованию. Без доступа СММ не сможет осуществлять мониторинг. Без мониторинга отсутствует верификация. Без верификации нет доверия. Без доверия не будет разведения сил. Без разведения сил замкнутый круг насилия будет продолжаться.

QHA: Можно ли услышать Ваш комментарий по поводу инцидента в Горловке, во время которого местные жители заблокировали авто представителей ОБСЕ, не давая им выехать.

Александр Хуг: СММ работает по обе стороны от линии соприкосновения и предоставляет информацию соответствующим образом. Данный инцидент произошел, когда наши наблюдатели находились в Никитовке, на северной окраине Горловки, подконтрольной так называемой «ДНР», куда они направились для мониторинга и фиксации повреждений гражданской инфраструктуры, возникших в результате обстрела. Наши наблюдатели пообщались с владельцами каждого разрушенного здания. Вполне естественно, что эти люди были злы и шокированы. Тем не менее, они не принимали участия в постановочном фарсе, который последовал далее. Люди имеют право на выражение собственных взглядов, если они делают это мирно. Мы всегда готовы обсудить их опасения, а также ответить на вопросы, касающиеся нашего мандата.

Члены так называемой «ДНР», которые отвечают за обеспечение свободы передвижения СММ, организовали и руководили людьми, представленными на видео, и даже осуществляли съемку.

Участники этого фарса продолжали мешать нашим наблюдателям выполнять свои обязанности. Препятствуя передвижению наших автомобилей, эти люди были участниками спектакля, целью которого было отвлечь внимание от того, на что оно должно быть направлено: людей, которые заказывают и проводят такие нападения, а также размещают военную технику среди гражданской инфраструктуры.

QHA: СММ ОБСЕ следит за ситуацией только в границах Украины. Более 400 км территории вблизи Луганска неподконтрольны ни Киеву, ни ОБСЕ. Именно на этом участке Россия провозит тяжелое вооружение.

Александр Хуг: СММ продолжает посещать приграничные территории. Миссия по-прежнему имеет ограниченный доступ к некоторым участкам вдоль международной границы между Украиной и Российской Федерацией в районах вне правительственного контроля. В таких случаях можно только предполагать, что в этих районах есть что-то, скрытое от наших глаз.

QHA: Полицейская миссия ОБСЕ на Донбассе. На каком этапе ее формирование, будут ли в ней граждане России?

Александр Хуг: Миссия не уполномочена принимать решения или комментировать размещение других миссий ОБСЕ. СММ была направлена после обращения правительства Украины к ОБСЕ и по согласию всех 57 государств-участников ОБСЕ. Решение о размещении других миссий, как и решение об изменении мандата СММ, должно приниматься Постоянным советом ОБСЕ в Вене консенсусным решением всех 57 государств-участников ОБСЕ.

QHA: Сколько всего россиян работают на СММ ОБСЕ в Украине?

Александр Хуг: В настоящее время в состав Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине входит 700 международных наблюдателей из 45 государств-участников. По состоянию на 26 июля 2016 года от Российской Федерации в Миссии насчитывается 40 наблюдателей. Кроме того, в Миссии работает 306 сотрудников из Украины и 85 других международных сотрудников.

QHA: Почему в отчетах СММ ОБСЕ не детализируется информация по жертвам среди гражданских?

Александр Хуг: Наблюдатели СММ сообщают только о том, что они видят и могут проверить. СММ может подтвердить информацию о жертвах среди гражданского населения, проконсультировавшись с большим количеством источников, включая сводки о жертвах, свидетелей и других непосредственно пострадавших лиц, а также с представителями вооруженных формирований, медработниками, руководителями общин и другими собеседниками. Например, 15 июля члены патруля СММ уточняли информацию о том, что мирный житель предположительно погиб 12 июля во время обстрела в подконтрольном «ДНР» пгт Старомихайловка (15 км к западу от Донецка). Директор морга Калининской областной больницы в подконтрольном «ДНР» Донецке сообщил им, что 12 июля тело мужчины (жителя Старомихайловки) с многочисленными осколочными ранениями было доставлено в морг. Миссия также уточняла информацию о ранении мирного жителя во время интенсивной перестрелки из стрелкового оружия в пгт Зайцево (50 км к северо-востоку от Донецка) 14 июля. Заведующий отделением реанимации в Горловской больнице № 2 подтвердил СММ, что 79-летний мужчина получил осколочные ранения. 5 июля Миссия подтвердила сообщения о гибели троих детей вследствие разрыва гранаты в Енакиево.

QHA: Как ОБСЕ следит за ситуацией в Крыму? Россия усиленно милитаризирует полуостров. НАТО планирует следить с Румынии, а ОБСЕ?

Александр Хуг: СММ наблюдает за событиями в Херсоне, такими как перемещение транспортных средств и людей, уровень подачи воды в/из Крыма. Некоторые институты ОБСЕ дистанционно наблюдают за соблюдением прав человека и ситуацией со СМИ в Крыму. СММ опубликовала ряд тематических отчетов, в которых освещены вопросы, связанные с Крымом. Например, тематический отчет «Внутренне перемещенные лица в Украине» кратко описывает текущую ситуацию ВПЛ на основе интервью с переселенцами из восточных регионов Украины и Крыма. В июне 2015 года СММ опубликовала тематический отчет«Свобода передвижения через административную границу с Крымом», в котором подается обзор ситуации со свободой передвижения через административную границу (АГ) между Херсонской областью и Крымом. В сентябре 2015 года Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) и Верховный комиссар по делам национальных меньшинств (ВКНМ) опубликовали «Отчет Миссии по оценке положения в области прав человека в Крыму».

ФОТО: OSCE 

QHA