КИЕВ (QHA) -

Вопрос  освобождения  Крыма и Донбасса от российской оккупации не может быть разделен на части. Однако практическая вероятность освобождения оккупированных территорий ОРДЛО сейчас выше.

Об этом в интервью корреспонденту QHA заявила Ирина Бекешкина, директор Фонда «Демократические инициативы» имени Илько Кучерива.

— Я считаю, что если мы настаиваем на территориальной целостности Украины, то она не может быть разделена  на части. Но я думаю, что практической такой возможности сейчас нет.  Сейчас более реален Донбасс. Если более 80% населения России считает, что «Крым наш», то до президентских выборов в РФ даже поднимать вопрос  о том, чтобы что-то сделать по Крыму, они не могут. Что касается Донбасса, то РФ никогда не заявляла, что это Россия. Более того, Донбасс она рассматривает как троянского коня, который управляться будет полностью РФ, но финансировать его будет Украина, — заявила Бекешкина.

Эксперт считает, что деоккупация  Крыма должна начаться с вывода российских войск, введения миротворческой  миссии и временной международной  администрации. При этом Ирина Бекешкина отмечает изменение демографической ситуации на оккупированном полуострове.

— В Крыму сейчас идут опасные процессы  - изменение демографической ситуации. Российские военные-отставники, государство им способствует, дает кредит на покупку жилья, приезжают туда из самых глухих мест, какого-нибудь сибирского военного городка, вместе с семьями. Поэтому я считаю, что демократические процедуры, в том числе, выборы по украинским законам возможны только после того, как оттуда уйдут российские войска и люди, которые хотят жить в России. Возможно, им даже поспособствуют, чтобы они переселились из Крыма.

Бекешкина заявила, что проукраински настроенные жители  Крыма не участвуют в опросах, которые проводят социологические службы РФ, опасаясь преследований за свои взгляды.

— Если существует криминальная статья за сепаратизм, то люди в Крыму, которые считают, что Крым – это Украина, этого не могут сказать, потому что не знают, кто обращается к ним по телефону, или кто приходит. Очевидно, что в такой ситуации эти люди просто не будут участвовать в  опросах и будут отказываться отвечать. Что касается России, то эти вопросы задавали и представители независимых социологических служб, которые существуют в России. Например, центр «Левада», который  считают там иностранным агентом. Существуют независимые опросы, но проблема в том, что сами социологические службы стараются не задавать  сомнительных вопросов, чтобы не быть обвиненными  в политической деятельности, - подчеркнула эксперт.

QHA