КИЕВ (QHA) -

До «Боинга 777» боевики ОРДЛО во всю сбивали наши «траснпортники». Поразили и вертолет с генералом Кульчицким

Наиболее знаковым событием, с мировым резонансом, случившимся в небе Донбасса в 2014-м  году, безусловно, было поражение малайзийского «Боинга 777»  российским ЗРК «Бук-М», случившееся 17 июля, в результате которого погибло около трехсот человек (в том числе, 80 несовершеннолетних) из 16 различных государств мира.

Международному следствию еще предстоит установить все обстоятельства этой катастрофы, вошедшей  в десятку самых ощутимых в истории мировой авиации. Но радостное «Птичка сбита» на странице «ВКонтакте» Игоря Гиркина свидетельствует о том, что и сепаратисты, и их российские военные кураторы были уверены, что на этот раз они в очередной раз безнаказанно сбили украинский военно-транспортный самолет АН-26 (как в записи Гиркина)

или другой украинский самолет такого же предназначения Ил-76, который, по сообщению спикеров АТО, в тот день пролетал недалеко от малайзийского лайнера.

За несколько дней до крушения «Боинга» в зоне военного конфликта на Донбассе произошло несколько других трагических инцидентов, связанных с гибелью наших воинов на авиационных бортах.

В частности, 14 июля в Луганской области был сбит Ан-26, в конце мая того же года в результате падения вертолета Ми-8, пораженного огнем ПЗРК близ горы Карачун погиб начальник Управления боевой и специальной подготовки Национальной гвардии Украины генерал Сергей Кульчицкий со своими подчиненными.

Более подробно обо всех авиационных потерях ВСУ и Нацгвардии за период конфликта на Донбассе можно прочесть здесь.

В обратной же гипотетической ретроспективе не сложно себе представить несколько иную ситуацию. Если бы до сбитого  пассажирского «Боинга» мировая общественность проявляла не только «легкую озабоченность» по отношению к российской экспансии в Крыму и на Донбассе, а более решительней использовала весь арсенал воздействия на нарушителя всех мыслимых принципов европейской безопасности и норм международного права, то кто знает, может быть, катастрофы с «Боингом» и не было бы?

Тем более, в 2014-м удобным поводом для европейских политиков и чиновников проявить свою позицию по отношению к эскалации насилия со стороны российских кураторов донбасских боевиков тем летом предоставил другой инцидент на Донбассе, связанный со сбитым террористами авиабортом.

Ровно за месяц до трагедии под Донецком был сбит самолета ИЛ-76MD, но возле другой столицы Донбасса – Луганска, повлекший гибель украинской военной элиты. Но, как видим, история в очередной раз учит тому, что ничему не учит.

Напомним, что тогда в одночасье из-за коварного удара по этому военно-транспортному самолету, осуществленному  сепаратистами с помощью передвижного зенитно-ракетного комплекса «Игла» ушли из жизни 40 наших десантников из состава 25-й отдельной воздушно-десантной бригады и 9 членов экипажа во главе с гвардии подполковником Александром Белым.

Впереди еще был Иловайск и Дебальцево, но на тот период число потерь, которые Вооруженные силы Украины понесли в результате катастрофы, было самым крупным за всю историю нашей молодой армии.

У победы - много отцов, а поражение - всегда сирота

Вторую часть процитированной поговорки вполне можно применить к любой беде и трагедии, особенно, когда они касаются гибели людей.

Отметим, что расследованием катастрофы занимались сразу три структуры — Министерство обороны, прокуратура и парламентская комиссия Верховной Рады.

По горячим следам тех событий руководитель последней - Александр Чорноволенко в тогдашних разъяснениях для прессы отмечал:

- Суть обвинения, предъявляемого прокуратурой начальнику штаба АТО генералу Виктору Назарову, состоит в том, что накануне переброски войск он имел информацию о том, что у вооруженных формирований "ЛНР" появились мобильные ракетные комплексы, способные сбивать самолеты, и при этом он отдал приказ на доставку людей и грузов по воздуху.

Напомним, что тогда (в ночь с 13-го на 14-е июня на помощь к защитникам Луганского аэропорта, к отряду наших пограничников, направляли сразу три «Ил-76». До этого сепаратисты взрывом обесточили магистральное снабжение аэропорта электричеством и самолеты садились на огни, подпитанные лишь дизельными генераторами. Первому борту удалось худо-бедно приземлиться, второй - роковой, и стал жертвой коварной «Иглы», а экипаж третьего, осознав случившееся с предшественником, вышел на обратный путь.

Скорее всего, о подлете самолета был сигнал из России, но мог быть и агент среди украинского персонала, хотя об этом знало достаточно мало людей, - отмечал тогда народный депутат Чорноволенко.

С другой стороны, незадолго до трагедии при попытке прорваться к аэропорту по земле погибли 20 военнослужащих ВСУ, подчеркнул тогда нардеп и добавил:

- В связи с этим встаёт вопрос — стоило ли вообще удерживать Луганский аэропорт? Этот вопрос, по его словам, касается оценки стратегической ценности аэропорта и относится не к Назарову, а к его руководству.

Тем не менее, судебный процесс в Павлоградском городском суде Днепропетровской области над генералом Назаровым начался почти год назад - 20 января 2016 года. За это время было проведено более 30-ти заседаний, допрошено 62 свидетеля, из них семь - в генеральском звании.  

На данном этапе суд перешел к финальной стадии - к состязательным прениям сторон, старт которых намечался именно на среду, 11 января. Но, как выяснилось буквально на днях, судебные дебаты перенесли из-за болезни председательствующего судебного заседания.

После этой финальной стадии процесса - дебатов сторон, единственному обвиняемому на процессе экс-начальнику штаба АТО генералу Виктору Назарову и будет вынесен приговор.

Один не только в поле - воин, но и на скамье подсудимых – виновен?

Паузой в судебном процессе воспользовался адвокат некоторых из родственников погибших десантников Сергей Погосян, который совместно с руководителем проектов аналитического центра  «Digests & Analytics Ukraine» Вадимом Хомахой провели во вторник в Украинском кризисном медиа-центре брифинг, посвященный обстоятельствам гибели наших военнослужащих и ходу самого процесса.

Почти год расследуется это дело. Изначально существовало много версий, однако прокуратура поддерживает обвинение о служебной халатности начальника штаба АТО генерала Виктора Назарова. Думаю, что в его действиях на тот период налицо был именно этот состав преступления, подпадающий под действие ч.3 ст. 425 Уголовного Кодекса Украины (Халатное отношение к военной службе ) – отметил Сергей Погосян.

Напомним, что по этой части статьи обвинения генералу светит от пяти до восьми лет лишения свободы. Но это в том случае, если судья признает обвиняемого виновным, а ведь он может его и оправдать. В любом случае, независимо от судебного решения, дальнейшая апелляция любой из проигравших сторон в суде более высокой инстанции – очень даже вероятна.

- Незавидная участь у судьи принимать столь тяжелый вердикт - отметил в комментарии для QHA-  Виктор Шишкин, сам в прошлом судья, но широкой общественности более известен, как законодатель трех первых созывов Верховной Рады, первый Генпрокурор независимой Украины и экс-судья Конституционного суда Украины, присутствующий в зале медиа-центра во время брифинга адвоката и общественника.

А участникам брифинга Виктор Иванович задал несколько неожиданный вопрос, с учетом специфики гибридной войны:

- Всякие правовые отношения находятся в определенном правовом поле. Можно ли считать, что для генерала Назарова такое поле на тот момент было не вполне определенным? Потому что действие Боевого устава предусматривает наличие войны или введение военного положения, статус же других воинских уставов регламентирует деятельность военного  командования по сценариям мирного времени, - констатировал опытный юрист и сформулировал свой вопрос таким образом. - Итак, как, по-вашему, на тот конкретный период была ли у генерала Назарова возможность сориентироваться: чем же ему, собственно руководствоваться для адекватного выбора методов принятия решения для разработки той или иной операции и формулировки боевого приказа, в том числе, и при планировании перелета группы самолетов в Луганский аэропорт?  

Даже согласившись с тем, что не все в юридическо-правовом плане тогда было определено, участники брифинга отметили, что в армейской среде в любое время существенная ответственность лежит на том, кто отдает приказы.

Первый Генпрокурор Украины – законник до мозга костей, поэтому для него свят античный принцип- «Fiat justitia et pereat mundus!» (Да рухнет мир, но юстиция путь будет нерушимой!) хотя всем нам понятно, что в мире real-politic не все так однозначно…

Вопрос актуальный, как для 2014-го года, так и три года спустя: было ли готово наше общество на введение военного положения со всеобщей мобилизацией, ограничением прав и свобод, сворачиванием всяческих хозяйственных связей с РФ, с учетом того, что Запад вряд ли пошел бы на перекрытие газовых поставок Газпрома в Европу по нашей трубе, к тому же МВФ не выделяет кредиты странам, в которых введено военное положение.

Собственно, позицию Виктора Шишкина по статусу военных действий на Донбассе мы, среди других мнений, более подробно и рельефно представим в аналитическом историко-правовом обзоре, посвященном 3-й годовщине начала российской военной агрессии против Украины, а пока вернемся к одной из самых заметных трагедий лета 2014-го года.

На наш вопрос - не является ли одинокая фигура пусть и достаточно высокопоставленного руководителя АТО на скамье подсудимых аналогом хрестоматийного стрелочника, Вадим Хомаха ответил, что:

Ответственности командира за разрабатываемые и осуществляемые решения, а тем более за безопасность и жизнь своих подчиненных, еще никто не отменял. Командир должен был, по меньшей мере, обеспечить взаимодействие между подразделениями.

Адвокат Сергей Погосян поделился с журналистами деталью, свидетельствующий о мужестве экипажа сбитого самолета: 

- Пилот до последнего пытался выйти из зоны огня, и так сильно держал штурвал, что у него разорвались жилы на руках, о чем засвидетельствовало посмертное вскрытие его тела.

По мнению некоторых военных экспертов, сдача позиции на объекте стратегического значения - в Луганском аэропорту, воодушевила сепаратистов на дальнейшее расширение кремлевской спецоперации «Русская весна», а позже помогла российским регулярным войскам расширить свое техническое и кадровое присутствие на Донбассе, что привело к дальнейшим потерям личного состава, техники и территории.

Поэтому усилия штаба АТО на усиление поддержки защитников аэропорта вполне были понятны. Можно ли было обеспечить перелет трех наших авиационных бортов без жертв? Теоретически, наверное, да. Но во всяком военном противостоянии существует понятие риска…

Так что будем ждать вердикта Павлоградского суда. Надеемся, что он будет справедливым и объективным. Отрадно все-таки,  что наша юридическая машина начала давать оценки действиям военного руководства - ошибочным или недостаточно проработанным.

Увы, широкая общественность до сих пор не ознакомлена с тем, как же идет расследование дел по Илловайску и Дебальцеву, а главное, где процессы по десяткам тысячам предателям из числа силовиков, которые не только не оказали достойного сопротивления врагу, согласно своим служебным обязанностям и воинскому долгу, но и добровольно перешли на сторону сепаратистов и оккупантов.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA