КИЕВ (QHA) -

Для создания крымскотатарской автономии необходимо сосредоточиться на поисках инструментария, позволяющего восстановить нашу территориальную целостность. Об этом Алексей Стародубов рассуждал в интервью корреспонденту QHA.

Говорить о статусе автономии, которой сейчас нет, преждевременно. Пусть Крым вернется в Украину,  а уже после этого украинский народ определится, какой статус будет у части территории государства. Что касается предложений об изменений в Конституцию Украины, то правки необходимо внести в переходные положения Основного закона, считает Стародубов.

По мнению эксперта, необходимо предусмотреть отдельный раздел, касающийся оккупированного Крыма, где четко прописать, что в период оккупации Украина не готова гарантировать все фундаментальные права своим гражданам, а именно - тем крымчанам с украинскими  паспортами, которые по каким-то причинам не могут переехать на континентальную Украину.

 К примеру, сейчас украинское государство не может обеспечить им право избирать и быть избранным, право свободного перемещения, право на социальные выплаты, в том числе и пенсии, хотя если вы держатель украинского паспорта, то все эти права, включая избирательное, вам должны быть гарантированы

Что же мы имеем сейчас? Крымчане, граждане Украины, не могут голосовать и избирать мажоритарных депутатов в законодательный орган государства. Поэтому сейчас  в Верховной Раде 438 народных депутатов вместо 450. Если мы фактически ограничиваем права, то об   нужно сказать и в Конституции. Закон об оккупированных территориях не решает этих проблем.

Как Вы считаете, если следующие выборы состоятся не по смешанной системе, а исключительно по партийным спискам, то можно будет учесть и мнение крымского электората? К тому же есть эстонский опыт электронного голосования.

Давайте будем говорить откровенно. В Крыму порядка полутора миллиона избирателей, даже чуть больше. Организовать избирательный процесс – хоть по спискам, хоть по мажоритарке – просто нереально. Мы не сможем туда направить представителя ЦВК, создать избирательные комиссии. Вывезти людей голосовать в соседнюю Херсонскую область трудно из-за ограничения передвижения. А нужна ли нам фикция и профанация? Ведь все понимают, что мало кто поедет. У многих по два паспорта – это не секрет ни для кого.

Избирательное право – это только один из примеров. Но есть и другие фундаментальные права человека, которые сейчас фактически растоптаны на полуострове. Свобода проведения собраний и уличных акций, свобода вероисповедования. Мы же видим, как ущемляется свобода в Крыму. Апогеем подобной политики стал запрет Меджлиса.

Итак, многих конституционных прав мы не можем обеспечить нашим гражданам. И поэтому следует внести изменения в Основной закон и указать, что в период оккупации некоторые ограничения будут иметь место.

Это никак не свидетельствует о том, что мы ограничиваем своих граждан в правовой защите и отмахиваемся от них. Есть Европейская конвенция по защите прав человека, которую мы можем использовать для восстановления нарушенных прав на территории оккупированного Крыма.

Кто должен исполнять первую скрипку в деле защиты прав наших граждан в Крыму Минюст, МИД или новообразованное министерство по оккупированным территориям?

 Все три ключевые ведомства. Осуществляя мониторинг нарушений в Крыму, необходимо сразу реагировать, и не только информационно, но и в правовом ключе. Ведь простая фиксация мало изменит ситуацию, если дальнейших действий не последует. К примеру, запретили в Крыму Меджлис, а мы не создаем санкционных списков, своих внутренних украинских, не возбуждаем уголовных дел в отношении тех лиц (судей, прокуроров, чиновников), которые приняли это решение. И тогда возникает логичный вопрос: если мы не предпринимаем действий по отношению к этим персонажам, почему ЕС, США должны создавать свои санкционные списки?

Кроме того, наше государство должно инициировать защиту прав человека на территории Крыма с привлечением общественных организаций, юристов, правозащитников, которые там работают. Эта защита должна осуществляться ежедневно, планомерно и полномасштабно. И здесь должны быть задействованы все механизмы и институции.

Намерена ли ваша общественная организация сотрудничать с новым специализированным ведомством по делам оккупированных территорий?

– Безусловно. На днях в Кризисном медиацентре мы провели тематический круглый стол по проблематике реинтеграции Крыма в состав Украины, на котором был и замминистра Георгий Тука. Мне кажется, что это министерство нужно было создавать еще два года назад.

Кстати, упомянутый Георгий Тука недавно в эфире одного из телеканалов предлагал смелее использовать механизм судебного отстаивания уже не политических, а имущественных и хозяйственных прав украинских граждан и отечественных компаний. Как вам идея затаскать Россию по судам?

 Идея хорошая и в последнее время стала модной, только вот пока никто не нашел оптимального механизма подобного сутяжничества. И тут хочется вспомнить о том, что еще в 2014 году наш Центр презентовал свою стратегию борьбы с агрессором, в ней был международный раздел, в который мы включили и пункт об обращении от имени государства в  международный суд ООН с иском к Российской Федерации о потере своей территории. Также можно было выдвинуть обвинение в финансировании терроризма в рамках международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма.

Если тогда было упущено время предъявлять претензии со стороны государства, то в какой суд обращаться сейчас частным лицам по хозяйственным  претензиям? Если нет четкой позиции Украины – в каком мы состоянии по отношению к Крыму. Формально войны нет. А что мы делаем для возврата своих активов?

Я встречался с зарубежными инвесторами, которые вкладывали деньги в украинский Крым. Они говорят: «Обращаемся в международный  коммерческий арбитраж, предъявляем иск к России, а нам логично задают вопрос: "Россия вам гарантировала защиту инвестиций. Есть правовые акты Украины, связанные с незаконностью аннексии?"»

Президент Порошенко свою конституционную инициативу озвучил в Киеве на мемориальных мероприятиях, посвященных трагедии депортации крымских татар. Кое-кто из временщиков на полуострове предлагает «не бередить старые раны». Как бы вы прокомментировали этот контраст?

Историческая память украинца отличается от исторической памяти россиянина. Если для россиянина это более-менее в порядке вещей – переселение народов, ущемление представителей этих народов, нарушение их прав, то в нашем случае  ситуация другая.

Мы нация, которая пережила геноцид в 30-е годы. Мы понимаем, что это такое, когда против тебя работает тоталитарный режим. Трагедия, которая произошла 18 мая 1944 года, близка любому украинцу, который на генетическом уровне знает, насколько это тяжело – противостоять тоталитарной системе. 

Эту генетическую память о трагедии украинцам необходимо сохранить, чтобы в будущем наши потомки не прибегали к подобным инструментам насилия. Для этого нужно снимать и показывать документальные и художественные фильмы о депортации крымских татар, об аннексии Крыма и обязательно отмечать эти трагические дни на государственном уровне.

Беседовал Александр Воронин

QHA