КИЕВ (QHA) -

Ситуация с правами человека в Крыму ухудшается с каждым днем. В последнее время с новой силой начались преследования и обыски в домах крымчан, случаи недопущения адвокатов к месту проведения обыска, фальсификация дел, преследования журналистов. Помимо уже известных дел «26 февраля», Ильченко и «Хизб ут-Тахрир», заводятся новые.

Координатор проекта «Центр гражданских свобод» Мария Лысенко рассказала корреспонденту QHA о последствиях возможного запрета Меджлиса, о правовой помощи крымчанам со стороны материковой Украины, об обысках крымских татар и о грядущем мартовском отчете «Центра гражданских свобод».

Оказывает ли ваша организация какую-либо поддержку крымским татарам, которые попали в Крыму под новую мартовскую волну обысков?

– Пока что мы занимаемся только мониторингом. Перед нами стоит сейчас задача: мы стараемся искать контакты и общаться с людьми, которые стали жертвами политических преследований, незаконных задержаний и обысков и так далее. Мы стараемся как можно больше связываться с ними и искать возможность оказания им помощи. Юридической и финансовой помощи, которая может оказываться там, на местах. Пока что у нас был только один такой случай. Но мы стараемся расширить нашу деятельность. Мы составляем статистические данные и собираем любую информацию о ситуации в Крыму для международного и внутреннего национального адвокатинга. Сейчас мы разрабатываем свою стратегию: как и чем помогать людям, которые становятся жертвами политических преследований на полуострове.

Конкретные примеры?

– Мне очень сложно называть имена, так как нам трудно контактировать с Крымом сейчас. К сожалению, у нас в организации нет крымчан, которые имели бы какие-то собственные источники информации на полуострове. Преимущественно нам помогают волонтеры из Крыма и некоторые крымские правозащитные организации, которые на данный момент находятся в Киеве. Они дают нам информацию. Через них мы находим тех людей, которые подвергаются обыскам. В целях безопасности я не могу назвать сейчас конкретных имен.

На Ваш взгляд, обыски крымских татар в Крыму связаны с попыткой дискредитировать Меджлис?

– Мне кажется, это однозначно связано. Сам иск против Меджлиса тянет за собой очень много негативных последствий как для членов Меджлиса, так и для всего крымскотатарского народа. Многие из крымских татар связаны так или иначе с Меджлисом – через знакомых или друзей. Учитывая тот факт, что по российскому законодательству Меджлис может стать «экстремистским объединением», как они это называют, то факт какой-либо связи с Меджлисом может вызвать новую волну обысков и арестов крымских татар.

Вскоре для местных СМИ введут такое правило: если они говорят о Меджлисе и не упоминают о том, что «Меджлис – экстремистская организация», это будет тянуть за собой ответственность. Соответственно, это фактически «выбьет» любую информацию о деятельности Меджлиса и крымских татар из информационного пространства полуострова. Это одна из тех больших угроз, наряду с незаконными обысками и арестами, которая нависает над Крымом. Будет ограничена возможность контактов с представителями Меджлиса, появится возможность открытия новых политических дел, как мы уже видели на примере «26 февраля».

Какие последствия, на Ваш взгляд, несет за собой признание Меджлиса экстремистской организацией? Как это может отразиться на тех политических заключенных, которые на данный момент находятся в плену у оккупанта?

– Как только самопровозглашенная власть признает Меджлис экстремистским объединением, это повлияет, соответственно, и на те «преступления», которые инкриминируют сейчас Ахтему Чийгозу, Мустафе Дегерменджи, Али Асанову. Это усложнит еще больше ситуацию на полуострове, и без того очень плохую.

На данный момент в нашей компании «Let My People Go», которая занимается политзаключенными украинцами, в заключении во временно оккупированном Крыму находится по меньшей мере 12 человек. Это без учета еще тех дел, которые на данный момент проверяются «Евромайдан SOS» и компанией «Let My People Go». Скорее всего, эта цифра будет увеличиваться.

Войдут ли последние несанкцианированные обыски в Крыму в мартовский отчет «Центра гражданских свобод»?

– Да, конечно. Мы стараемся вести мониторинг как открытых, так и закрытых источников. Все обыски мы вносим в отчет в обязательном порядке. Это все отображено в нашем дайджесте. По нему можно составить приблизительные цифры. Но это не полная информация. Мы не претендуем на полноту, ведь информация к нам не приходит в достаточном объеме. Но все же это дает возможность иметь представление, понимать и говорить на международном уровне, что идут преследования и война на полуострове продолжается.

За шесть месяцев в 2015 году нами было зафиксировано более 150 обысков и порядка 100 судебных заседаний по политическим делам на полуострове. Это те вещи, которые необходимо доносить до международной общественности, чтобы она продолжала давить на РФ, требуя прекратить массовые репрессии и преследования, которые там происходят.

Сейчас из-за невозможности международного мониторинга является необходимостью допустить в Крым международых наблюдателей, чтобы они показали настоящую ситуацию с правами человека там.

Украинским правозащитным организациям ехать в Крым опасно, поэтому часть полевой работы делают в основном российские правозащитники. Так что все равно не удается увидеть полной картины. Ведь люди в Крыму боятся говорить откровенно, не зная человека лично. 

ФОТО: QHA

QHA