КИЕВ (QHA) -

Глава крымской епархии УПЦ КП, архиепископ Климент хранит в своем архиве бумагу, датированную мартом 2014 года. На ней украинский герб, печать крымского правительства. Бумага запрещает забирать собственность Киевского патриархата в Крыму без согласия оккупационного правительства. Эдакая охранная грамота смутного времени.

Внизу «документа» подпись: советник председателя Совмина АРК по вопросам обороны и безопасности, полковник Игорь Стрелков.

 

Осталась лишь тень

Перед оккупацией Крыма почти каждый десятый крымчанин называл себя прихожанином Украинской православной церкви Киевского патриархата. Таковые данные Центра Разумкова. Теперь от былого влияния УПЦ КП в Крыму остались лишь воспоминания.

В начале 2014 года у Крымской епархии УПЦ КП было 46 приходов, три православных братства и миссии, а также один мужской монастырь. При этом, у 26 приходов были постоянные помещения, а в управлении епархии находились 6 земельных участков общей площадью 4 га. Такие цифры приводит Украинский Хельсинкский союз по правам человека.

—Что сохранилось? Собор в Симферополе, 1400 кв. м. В центре города —приспособленное помещение. В Евпатории — деревянная церковь, которую мы начали строить накануне Майдана. Ее жгли. Нам удалось с 2014 полностью ее доработать, поставить купол, накрыть черепицей, и там сейчас постоянно проходят богослужения по воскресеньям. Сохранилась церковь в с. Перевальном, — рассказывает архиепископ Симферопольский и Крымский Климент.

После оккупации именно ему пришлось защищать епархию от преследований.

Одной из известнейших фотографий времен российской аннексии Крыма стала эта: Климент стоит у ворот украинской военной части в Перевальном.

Кроме защиты епархии, Климент старается поддерживать украинских политузников в Крыму. Так, в апреле 2018 года он стал общественным защитником украинского политзаключенного Владимира Балуха. Это позволило чаще навещать политузника и поддерживать в нем боевой дух во время голодовки.

— Также сохранен мужской монастырь в Белогорском районе, с. Балки. Еще 4 церкви находятся на севере Крыма: 3 в Роздольненском районе и одна в Первомайском районе, — перечисляет Климент.

До такого печального состояния дел дошло не сразу.

 

Индульгенция от Гиркина

Хотя Киевский патриархат одним из первых осудил российскую агрессию в Крыму, крымские “власти” в лице Игоря Стрелкова-Гиркина до лета 2014 года не трогали УПЦ КП и даже выдали специальную справку.

 

 

Позднее Игорь Гиркин станет “министром обороны ДНР” и обретет печальную известность в ходе боев на Востоке Украины. В его отношении Генпрокуратура Украины возбудила сразу несколько дел: за терроризм, посягательство на территориальную целостность Украины и организацию массовых беспорядков. Известно, что раньше Гиркин был сотрудником российских спецслужб, а на момент начала оккупации Крыма уже числился пенсионером. На полуостров он прибыл 26 февраля 2014 года. Той же ночью вооруженные россияне захватили крымский парламент и здание Совета министров АРК.

 

Вот как о знакомстве с Гиркиным вспоминает архиепископ Климент.

— Мы еще тогда не знали, кто такой Стрелков, кто такой Гиркин. Моя встреча с ним произошла после заявления в прямом эфире радио Эхо Москвы. Я обратился к Кириллу, он кажется там в Москве числится патриархом московским. Если у меня на территории Крыма отберут хоть один приход, хоть один земельный участок, то я на территории материковой Украины заберу 20 приходов и 20 земельных участков. Это было 21 марта 2014 года.

По словам архиепископа, уже на следующий день с ним связался Гиркин, которому нужно было заявление об отсутствии претензий к новой “власти”.

— Он представился как советник Аксенова по безопасности. Требование было, чтобы я написал заявление о том, что вопросы между новой властью и церковью решены, что у меня нет никаких претензий и счастлив, что Киевский патриархат на территории Крыма будет сохранен. Я никаких заявлений не писал и не собирался писать. Потом у меня было две встречи с Аксеновым (главой оккупационного правительства Крыма — ред.), они происходили в самый критический момент, когда было обострение и уничтожение Кафедрального собора и управления епархии в Симферополе. На одной из встреч Аксенов сказал, что владыка Лазарь (митрополит Симферопольский и Крымский, УПЦ МП — ред.)  просил вас не трогать, поскольку есть опасения, что, если на территории Крыма будут какие-то противоправные действия по отношению к Киевскому патриархату, это может отразиться на храмах Московского патриархата на материковой Украине.

Угрозы оказались действенными и защитили епархию от прямых репрессий.

Ненадолго.

 

Давление на меценатов

В результате целой серии косвенных действий, к началу 2015 года в Крыму осталось всего лишь 8 приходов и 9 священников УПЦ КП из 14-ти. Поскольку священнослужители отказывались получать российское гражданство, власти Крыма воспринимали их как иностранцев. Это в свою очередь способствовало их выдавливанию на материк.

Широко практиковалось давление на тех, кто предоставлял УПЦ КП помещения под аренду. Наиболее показательный в этом отношении случай произошел в Саках.

— В Саках нам бизнесмен на территории санатория передал помещения, мы в нем совершали богослужения, но, когда у него сменился собственник и ситуация, нас попросили из этого помещения выйти, — вспоминает Климент.

Сохранить удалось лишь то, что оформлено на управление епархии.

— Мы это покупали за свой счет и тогда я все оформлял не на религиозные общины, а на управление. Это дало положительный результат в течение 2014 года.

Преимущественно, епархия теряла объекты и влияние незаметно для сторонних наблюдателей. Однако были и драматичные моменты.

 

Череда захватов

Утром 6 июля 2014 года возле входа в кафедральный собор святых равноапостольных князей Владимира и Ольги собралось около 30 казаков и представителей “самообороны” с плакатами "Киевский патриархат = нацизм". Настоятель собора Климент, видя попытку захвата здания, распорядился закрыть дверь храма и вызвал полицию.

“В воскресенье прихожане имеют право собираться возле церкви” - ответили силовики и вмешиваться отказались.

Захвата храма удалось избежать чудом.

С другими культовыми объектами повезло меньше. Храм Апостолов Петра и Павла и Святителя Николая, Архиепископа Мирликийского Чудотворца в Симферополе, а также храм Покрова Пресвятой Богородицы в Перевальном, которые находились на территории воинских частей, попросту конфисковали.

Все было сделано просто. Военные ввели пропускной режим и запретили священникам УПЦ КП доступ на их территорию. И если в Севастополе помещение бывшего храма используется для других нужд, то в Перевальном храм просто передали Московскому патриархату.

 

В предчувствии Томоса… и новых репрессий

Украинская церковь в Крыму стала одним из тех институтов, который объединил крымчан, верящих не только в Бога, но и в украинский Крым.

— Наши приходы стабильны. Я бы не сказал бы, что существенно уменьшилось количество людей, к примеру, в Симферополе. Часть людей выехала на материк, но на их место пришли украинцы, которые остались в Крыму, украинцы, которым не безразлична Украина. Также в церковь ходит много русскоговорящих граждан Украины, которые этнически не относят себя к украинцам, но по духу чувствуют, что они украинцы, — отмечает Климент.

Он тревожится, что настоящие гонения на Киевский патриархат в Крыму только начинаются. Причиной тому может стать Томос.

— Консультации, которые я провел с московскими адвокатами, с которыми мы общались во время судебных процессов, говорят о том, что могут быть более жесткие действия по отношению к церкви Киевского патриархата после принятия Томоса.

11 октября Синод Вселенского патриархата снял анафему с главы Киевского патриархата Филарета и главы Украинской автокефальной православной церкви Макария, тем самым признав их легитимность. Это последний шаг на пути к автокефалии.

 

Роман Кот

 

Фото: Крым.Реалии

QHA