КИЕВ (QHA) -

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил об еще одной цели военной операции Щит Евфрата – свержении нынешнего президента Сирии Башара аль-Асада. Скорее всего, это и была одна из важных целей Анкары в Сирии, которая на момент начала операции в августе просто не озвучивалась. Прозвучав из уст Эрдогана, для РФ эта информация оказалась «новостью». Взгляды Турции и России на решение сирийского конфликта разные, учитывая то, что Эрдоган поддерживает сирийскую оппозицию, а Путин – Асада.

На вопросы корреспондента QHA об отношениях Турции с Россией и Западом ответил бывший Посол Украины в Турции и нынешний Посол по особым поручениям по делам Турции и Кавказа Сергей Корсунский.

Для России чем больше хаоса в Сирии – тем лучше

Так каким же образом Турция и Россия могут договориться, если компромисс вообще возможен? Может ли Сирия стать серьезным камнем преткновения в будущем турецко-российских отношений? По-Вашему, какие следующие действия по сирийскому вопросу может предпринять Турция? 

Сергей Корсунский: С самого начала сирийского конфликта лидеры Турции однозначно выступали за смену режима в Сирии. Поэтому заявление Эрдогана вряд ли следует считать случайностью. Оно привлекло особенное внимание потому, что теперь на территории Сирии находятся турецкие войска, и можно было его расценить так, что речь идет о вторжении с целью свержения режима Асада. Я не думаю, что подобная трактовка является верной. Я уверен, что Турция не собирается оккупировать Сирию.

Другое дело, что Турция поддерживает отряды сирийской оппозиции, которые рассматривают армию Асада как врагов. То, что для России подобное заявление стало новостью, свидетельствует о не совсем адекватной оценке Турции с точки зрения Москвы: там считают, что раз запущен процесс нормализации отношений, значит, Турция полностью должна действовать в русле политики Кремля, а это не так. Задачи, которые Турция и Россия решают в Сирии – разные. Для Турции важнее всего обеспечить безопасность границ от действий террористических организаций, создать буферную зону безопасности, куда смогли бы вернуться беженцы, обеспечить стабильность юго-восточных провинций страны.

А для России чем больше хаоса в Сирии – тем лучше, тем больше беженцев, тем лучше, поскольку единственной ее задачей является создать зону напряжения, конфликт, разрешение которого без России будет невозможным. Опыт показывает, что в подобных случаях Турция проявляет терпение и стремится любой ценой найти взаимопонимание. Однако если это не удастся – ситуация изменится.

Кроме того, следует подождать формирования новой администрации США, которая, и в этом нет ни малейших сомнений, внимательно отнесется к сирийской проблеме с учетом мнения стратегического союзника – Турции.

Турция остается лояльным и важнейшим членом НАТО

Процесс нормализации отношений между Анкарой и Москвой вызвал обеспокоеность Европы и различных международных организаций. Возникавшие в начале сближения РФ и Турции предположения, что Республика предпочтет Россию НАТО, позже были опровергнуты как Анкарой, так и НАТО. Но может ли Россия теперь влиять на решения НАТО через Турцию?

Сергей Корсунский: Турция остается лояльным и важнейшим членом НАТО. Никакие сближения с Россией не изменят этого обстоятельства. Я не вижу возможности для России влиять на решения НАТО через Турцию. Действительно, частью российско-турецкого диалога является военное и военно-техническое сотрудничество, и это не может не тревожить как членов НАТО, так и Украину. Однако там пока конкретных результатов не видно, а резолюцию ООН по нарушению прав человека в Крыму Турция не только поддержала, но и выступила ко-спонсором. НАТО – это очень серьезная организация, и двусторонние шаги отдельных стран по сотрудничеству с Россией политику блока не меняют. А Турция – страна с очень прагматичной внешней политикой, но у ней есть и принципы, изменить которые не так-то легко.

ФОТО: интернет

QHA