КИЕВ (QHA) -

 

Дефицит воды наносит непоправимый вред Крыму. После перекрытия Северо-Крымского канала север полуострова превращается в засушливую степь.

— Ситуация с зеленым покровом степного Крыма — катастрофическоя. Снимки со спутников показывают, что сегодня около 70% зеленого покрова степного Крыма либо полностью исчезло, либо не соответствует тому состоянию, что было в 2013 году, — заявлял в начале августа заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Юрий Грымчак.

Оккупационные власти Крыма отказываются смириться с новой реальностью и лихорадочно предпринимают попытки спасти положение.

Летом этого года ситуация с обеспечением Крыма пресной водой стала настолько критической, что на нее обратил внимание премьер-министр России Дмитрий Медведев. В августе, он поручил разработать перечень мероприятий по устранению дефицита воды. Сделать это нужно было до 10 сентября, но план не готов до сих пор.

Хотя большинство мер уже неоднократно опробованы по всему миру, они вряд ли спасут крымчан.

 

Водоросли из трубопровода

Поначалу с недостатком воды пытались бороться с помощью использования подземных вод. С этой целью пробурили сотни новых скважин. Сейчас ясно, что это тупиковый путь.

— В 50-е годы, когда было интенсивное потребление подземных вод, в Крыму начался процесс ухудшения качества подземных вод, подтягивание (ертрузия) морских вод и затем был запрет потребления подземных вод. После оккупации повторно наступили на те грабли, на которые когда-то уже наступали, — убежден директор Института водных проблем и мелиорации НАН Украины Михаил Ромащенко.

Дело в том, что у скважин есть свои ограничения на забор воды (для каждой свои). Только в этом случае вода будет сохранять качество. Если же ее выкачивать бесконтрольно, что и происходит с начала оккупации Крыма, очень быстро пресную воду станет замещать соленая.

— Это уже подтверждается. В прошлом году в Джанкойском районе, там, где содовый комбинат (Крымский содовый завод — ред.) потребляет большое количество подземных вод, снова началось ухудшение качества подземных вод, в системах городского водоснабжения появилась минерализованная вода, и водоросли появляются, — отметил Ромащенко.

Это подтверждают и сами «власти» Крыма. По данным Роспотребнадзора, уже в апреле 2017 года в Воронцовском водозаборе, который снабжает север полуострова было зафиксировано содержание хлоридов 858,9 миллиграмма на литр (при норме 350), общая минерализация 2462 (при норме 1000) и общая жесткость 25 миллимоля на литр (при норме 7).

 

Опреснение воды

Другой вариант, который рассматривается властями Крыма — опреснение морской воды.

— Физика технологии очень проста: нагреваете воду — испаряете, соль остается, а пар затем конденсируется в жидкое состояние. Тепло можно добывать газом, углем и т.п, — рассказал QHA докторант института газа НАН Украины Константин Симейко.

По словам эксперта, такие установки используют как правило на базе атомных электростанций и России вполне доступны такие технологии.

— Во время работы АЭС выделяется большое количество сбросного тепла, поэтому целесообразно его использовать для опреснения. Есть даже проекты модульных АЭС под водой как раз для таких целей. Плюс большие преимущества с поставкой топлива. В СССР первая АЭС для опреснения была построенная в 70-х в Казахстане. Поэтому технология применения АЭС для этих целей в России есть, — отметил Симейко.

Во времена СССР в Крыму планировалось реализовать такой проект и даже началось строительство АЭС. Речь идет об атомной электростанции близи Щелкино.

После аварии в Чернобыле, а также вследствие тяжелой экономической ситуации в СССР строительство было остановлено. Выяснилось, что весь Крым находится в сейсмоопасной зоне.

— После остановки проекта было написано геологическое обоснование о небезопасности строительства. В 90-х большую часть станции разобрали на металлолом, — говорит Симейко.

Вот так Крымская АЭС выглядит сейчас

На проблемы с опреснением воды на полуострове жаловались и сами крымские «чиновники». Так глава крымского «комитета по водному хозяйству и мелиорации» Игорь Вайль называл три главные проблемы, связанные с опреснением воды в Крыму: высокая себестоимость пресной воды, энергозатраты и необходимость утилизировать оставшуюся от опреснения соль.

— Самое главное – куда девать отработанный материал с этих установок? До 60% – это осмос, концентрированная солевая масса, отобранная из воды в процессе опреснения. У нас его девать некуда. Завалить Крым за два года этими выработками, я думаю, никому не хочется.

 

Канализация и искусственный интеллект

Крымчанам также предлагают сокращать потребление и использовать воду повторно. В частности, изучается возможность использовать для орошения сельхозугодий очищенные канализационные стоки.

— Это дополнительно порядка 150 млн кубометров воды. Использовать эти воды можно для полива парков, скверов, многолетних растений. То есть это даст возможность увеличить площадь орошения на 10-15 тыс. га, сообщил ТАСС президент “Крымской академии наук”, доктор геолого-минералогических наук Виктор Тарасенко.

Кроме того, крымские «власти» хотят сократить количество воды для сельского хозяйства через внедрение систем капельного полива. Для этих целей на 2018 год «Министерство сельского хозяйства» Крыма выделило 416 млн рублей, что позволило наладить систему капельного орошения на 1,5 тыс. га.

Также для совершенствования системы мелиорации в Крыму хотят развивать цифровое сельское хозяйство. Такую идею предложила 9 августа вице-президент Российской академии наук Ирина Донник.

— Было бы очень интересно, чтобы в Крыму развивались пилотные проекты массовой цифровизации, особенно цифровизации сельского хозяйства. Все понимают цифровизацию таким образом, что сделали датчики, дроны полетали, поле оцифровали, сняли показатели получили допустим карту поля. А дальше что? А дальше должна включиться система искусственного интеллекта и разработать модель технологического возделывания и получения продукта на этом поле, — считает Донник.

А вот как развивать такие технологии в условиях санкций, Донник не объяснила.

 

Засухоустойчивые сорта

Чтобы спасти садоводство, «власти» Крыма предлагают выведение специальных сортов плодовых деревьев. Их селекцией занимается “Академия биоресурсов и природопользования Крымского федерального университета”. Как сообщало QHA, в экспериментальном саду так называемого КФУ высажены 60 сортов яблочных деревьев, которые дают 30-40 тонн урожая с одного гектара.

— Для достижения цели мы тренируем отдельно взятые сорта яблок переживать засуху. Принцип заключается в том, что корневая система деревьев уходит глубоко в грунт и питается накопленной за зиму влагой. Несмотря на то, что наши засухоустойчивые сады способны давать урожай на 15-20% ниже, чем суперинтенсивные насаждения такого же типа, например, в Краснодарском крае, они не будут требовать орошения, — сообщил доцент кафедры производства и виноградарства «АБиП КФУ» Дмитрий Потанин.

Еще одним вариантом выхода из водного кризиса является возрождение чаирного лесного садоводства, которое издревле использовалось в Крыму. Деревья, высаженные по этой технологии растут долго, но они неприхотливые, не требуют полива, отличаются устойчивостью к болезням и дают высокие урожаи. Однако чаиры традиционны для горного и предгорного Крыма, но не спасут его степную часть.

Роман Кот

QHA