КИЕВ (QHA) -

Кто кого пересидит?

Минский процесс не ругал только ленивый. Периодически он подвергается критике даже со стороны украинских экспертов, задействованных в процессе, – Романа Бессмертного и Евгения Марчука. А на днях руководитель делегации Украины в трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Леонид Кучма выразил сомнение, что в ближайшее время министры иностранных дел Украины, РФ, ФРГ и Франции смогут договориться по дорожной карте на Донбассе.

Об этом он заявил в беседе с украинскими журналистами, передает  ЛІГА.net:

– Не слышал ни с одной стороны, что есть уверенность, что мы будем двигаться в правильном направлении. Я думаю, что мы больше танцевать на месте будем, сказал Кучма.

По его словам, у министров иностранных дел гораздо больше прав в этом вопросе.

– Мы только контактная группа, у нас нет прав, у нас одни обязательства. А министры иностранных дел должны договориться, но (...) есть сомнения. У российской стороны есть свои взгляды. У нас свои, четкие и понятные: ничего нельзя делать, если нет мира. О каком выборе можно говорить, если вокруг стреляют? отметил Кучма.

Он подчеркнул, что пока обстрелы на Добнассе не прекращаются, вопрос безопасности стоит на первом месте.

– Не решив этих проблем, нельзя говорить ни о чем больше, добавил бывший президент.

Еще в прошлом месяце Кучма предсказал, что на гора будут выданы три дорожные карты: украинская, российская и французско-немецкая.

Впрочем, как отметили некоторые украинские дипломаты, сейчас разрабатывается единый рабочий документ, который будет представлен главам внешнеполитических ведомств, чтобы они попытались найти компромиссы.

Общаясь с прессой, второй президент Украины подчеркнул, что наступление перемирия на Донбассе в первую очередь зависит от желания властей РФ.

– Главное действующее лицо в этой ситуации, от которого зависит, будет ли война или замороженный конфликт или еще что-то, – это Россия, – сказал Кучма.

Возможно, ветерану украинской политики надоело выступать в роли свадебного генерала, поэтому недавно экс-президент заявил, что вообще готов сложить с себя полномочия представителя Украины:

– Все время прошу: освободите меня, пожалуйста, от этой работы. Я один остался из той команды, которая была изначально. Россия двоих уже поменяла… Я с удовольствием сдаю свои полномочия, может, действительно кто-то лучше может это сделать.

Бывший посол Украины в Республике Беларусь Роман Бессмертный, также плотно задействованный в Минском процессе, так объяснил ситуацию для прессы:

– Леонид Данилович всегда был человеком дела. Он или дело решал, или отбрасывал его и шел дальше. А сегодняшняя ситуация это бесконечная мука, когда ничего не решается, ты не получаешь ответ ни сегодня, ни завтра, и должен имитировать этот процесс. Поэтому поведение Кучмы для меня абсолютно понятно.

А кадровый дипломат, заместитель главы Администрации Президента Константин Елисеев так прокомментировал возможный самоотвод Кучмы:

– Что касается его заявления, то, на мой взгляд, это была просто эмоциональная цитата, вырванная из контекста. Он таким образом хотел показать, что не держится за свою должность, – сказал Елисеев в интервью РБК-Украина.

По его словам, на сегодня альтернативы Кучме в качестве руководителя делегации на Минских переговорах не существует:

– На переговорах ему приходится выдерживать огромное давление со стороны России. Благодаря его огромному опыту, авторитету и взвешенности, нам удается достойно отстаивать интересы Украины в непростых условиях Минска, держать жесткую позицию и не поддаваться на откровенные провокации, – отметил Елисеев.

Какова альтернатива Минску?

На днях подводили итоги трехлетия Евромайдана. На вопрос нашего агентства об успехах украинской дипломатии, в частности, что касается Минских договоренностей, политолог Алексей Гарань из Киево-Могилянской академии ответил так:

– Между собой мы можем говорить: возможно, наша власть не соглашается с тем, что там записано,  с особым статусом, который там называется иначе, с проведением выборов и так далее. Но нельзя, чтобы на Украину была переложена ответственность за то, что там ничего не выполняется. Потому что, к сожалению, наши партнеры западные  какие есть, и мы их не изменим. Поэтому работаем с тем материалом, который имеется, признал политолог.

Словно успокаивая собравшихся журналистов на пресс-конференции в Кризисном медиацентре, Гарань добавил:

– На данный момент Украина ничего не сдала по Минскому процессу, не пошла на принятие закона о выборах и введение особого статуса. Возможно, нам будут это навязывать. Возможно, нам придется еще сопротивляться, и неизвестно, чем это закончится. Но на данный момент этого не произошло. Это плохой процесс, но альтернативой ему может быть общее ухудшение ситуации.

Другой эксперт  представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы, председатель правления ВО Общественная сеть «Опора» Ольга Айвазовская отметила такой позитивный момент Минских соглашений:

– Минский процесс ограничивает действия России на Донбассе. Отказ от Минского процесса приведет к ослаблению Украины на геополитическом уровне.

В беседе с корреспондентом «Обозревателя» Айвазовская также сказала:

– Минский процесс является неудобным для Российской Федерации, потому что он устанавливает определенные рамки для ее деятельности, а также является предпосылкой для пролонгации санкций или снятия санкций с РФ. Думаю, Минский процесс важен с точки зрения сдерживания агрессии Российской Федерации, которую она осуществляет по отношению к Украине.

Она убеждена, что выход из Минского процесса по инициативе Украины приведет к ослаблению украинского вопроса на геополитическом уровне. А усилить Минский процесс, по ее словам, можно только за счет интенсификации «нормандского» формата.

Впрочем, оно и понятно, ведь все политические решения принимаются на президентском уровне и согласовываются на уровне МИД, а Минская переговорная группа – лишь инструментарий поиска компромисса.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин недавно заявил, что альтернативой Минским договоренностям может стать замораживание конфликта на востоке Украины и дестабилизация нашей страны Россией.

Уже упомянутый Константин Елисеев в беседе с журналистами определил пять ключевых положений, так называемых красных линий, которые должны найти отражение в тексте будущей дорожной карты:

– Первый вопрос – граница, обеспечение постоянного мониторинга со стороны ОБСЕ ее неконтролируемого участка, а также модальности восстановления контроля над границей украинской властью. Второй вопрос связан с выводом российских войск и оружия с украинской территории. Третья проблема обеспечение безопасности при проведении возможных местных выборов. Вы знаете, что мы сейчас обсуждаем идею размещения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ. Четвертый фактор связан с освобождением заложников на территории Донбасса и украинских политических заключенных на территории России. И наконец, пятое: что делать с российскими марионетками Плотницким и Захарченко, а также с фейковыми структурами, которые были созданы на Донбассе в течение последнего времени?

Как видим, немало несогласованных позиций имеется в деле урегулирования конфликта на Донбассе. И скорее всего, по каждой из них Россия имеет мнение, отличное от Украины, а в качестве козырей для затягивания переговоров – ядерный чемоданчик, статус постоянного члена Совбеза ООН и мантру «РФ не является участником гражданской войны на Юго-Востоке Украины», которая давно не выдерживает никакой критики, поскольку российское военное присутствие на Донбассе секрет Полишинеля.

В таких условиях нам нужно рассчитывать лишь на стойкость наших вооруженных сил, профессионализм дипломатов и принципиальность западных партеров и надеяться на то, что «теорию малых дел» можно экстраполировать и на дипломатию.

Тот же Леонид Кучма, в частности, рассчитывал, что на заседании ТКГ в Минске в среду 23 ноября удастся добиться открытия контрольно-пропускного пункта въезда-выезда «Золотое» в Луганской области.

Напомним, что  КПВВ «Золотое», рассчитанный на пересечение 2 тыс. машин и 5 тыс. пешеходов ежедневно, полностью оборудован и готов к пропуску людей с 31 марта 2016 года. Решение о его открытии было согласовано еще прошлой осенью в рамках Трехсторонней контактной группы. Тогда свое принципиальное согласие дали все участники консультаций. В то же время украинская сторона заявляла о саботаже начала работы КПВВ со стороны представителей ОРЛО. В частности, Госпогранслужба регулярно сообщает об обстрелах КПВВ со стороны боевиков.

Наши пленные заложники большой политики или разменная монета Кремля?

В том же Кризисном медиацентре на днях состоялась пресс-конференция со знаковой темой «Неэффективный Минск: родственники украинских военных-заложников предлагают усилить Минскую группу для поиска и освобождения родных на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей».

Вряд ли для Виктории Пантюшенко – жены Богдана Пантюшенко, Людмилы Голоус  матери Александра Лазаренко, Сергея Кодьмана  отца Алексея Кодьмана, Людмилы Глондарь  сестры Сергея Глондаря, Елены Сугак  матери Руслана Сугака, Ядвиги Лозинской  матери Андрея Лозинского – тех, чьи родные находятся в плену у сепаратистов или имеют статус «пропавших без вести», вопрос возвращения их близких стоит на четвертом или пятом месте, как в проблематике Минских соглашений.

Поэтому они требуют ускорить работу в этом направлении, отодвинуть политические вопросы на второй план и сделать приоритетом возвращение украинских бойцов домой.

Спецпредставитель Украины в контактной группе Виктор Медведчук, курирующий проблематику освобождения наших заложников, в том числе и в результате обмена, на майской встрече с группой родственников украинских военнопленных пообещал способствовать освобождению их близких к Новому году, однако, если процесс будет идти такими темпами – вряд ли это осуществится.

По словам Виктории Пантюшенко, с 1 января 2016 года удалось освободить из плена 18 человек, еще более 50 ожидают освобождения. В официальных списках СБУ числятся 109 пленных, при этом известно местонахождение только 57. В частности, 32 заложника находятся в оккупированной Макеевке. В последний раз они выходили на связь в июне этого года, а в августе их посещала представитель ООН и передала от них письма родным.

– Обидно, что нет никакой отчетности и прозрачности в работе специальной группы. Те ответы, что мы получаем, – это не результат. Нет активной работы, нет конкретных наработок, – подчеркнула Виктория Пантюшенко.

По мнению Людмилы Глондарь, раньше, когда переговоры по освобождению заложников вместе с СБУ вели волонтеры, процесс шел гораздо быстрее.

– Мы призываем официальных представителей гуманитарной группы активизировать переговоры и показать результат. Проявите силу и верните наших ребят домой, – призвала она

Елена Сугак, мать пропавшего без вести военного Руслана Сугака, рассказала, что есть определенные противоречия между классификацией «пропавший без вести» и «заложник»:

– Наши дети числятся пропавшими без вести. Кто определил тот срок, если есть доказательства, что их взяли в плен? Ничего не делается для уточнения их места нахождения, – подчеркнула она.

Ядвига Лозинская, мать без вести пропавшего военного Андрея Лозинского, заявила, что инициируют создание бюро расследования, которое будет разыскивать и возвращать пропавших солдат:

– Оно будет иметь конкретные полномочия и влиять на власть. Потому что у нас нет этих полномочий, мы просто мамы и жены. Родные сами ездят на ту сторону, получают информацию, передают ее в Минобороны, но реакции нет, – пояснила она.

Кроме того, родственники военнопленных и пропавших без вести будут апеллировать к народным депутатам Украины с тем, чтобы они устранили законодательные лакуны, мешавшие процессу освобождения наших сограждан.

А уже после этой пресс-конференции родственники заложников встретились с членом гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы, первым заместителем председателя Верховной Рады Украины Ириной Геращенко и послом Тони Фришем, координатором ОБСЕ в Минской гуманитарной подгруппе, о чем вице-спикер сообщила на своей странице  в Facebook.

– Посол Фриш рассказал о своем первом за эти полтора года посещении тюрем в ОРДЛО, где он имел возможность пообщаться с нашими военными и с подростками, которых задержали как «диверсантов-террористов». Откровенно говорили о переговорном процессе, о наших усилиях для освобождения заложников, написала Геращенко, добавив, что некоторые военные находятся в тюрьмах более двух лет, со времен Иловайска и Дебальцево.

Ирина Геращенко обратилась в ОБСЕ и ЮНИСЕФ с просьбой проверить информацию о задержании на подконтрольной террористам «ДНР» территории украинских подростков и применении в их отношении пыток.

Напомним, по данным  главы Службы безопасности Василия Грицака, украинская сторона владеет информацией о местонахождении 57 пленников. Кроме того, еще 494 человека продолжают считаться без вести пропавшими.

Новый Минск или старая Ялта?

После определенного охлаждения отношений между официальными Киевом и Минском, связанного с тем, что делегация Беларуси на заседании специализированного Комитета ООН проголосовала против резолюции о несоблюдении Россией прав человека в аннексированном Крыму. Более того, Минск выступил с инициативой не включать этот вопрос в повестку дня. Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Беларуси Дмитрий Мирончук объяснил, почему Республика Беларусь проголосовала против резолюции по Крыму:

– Мы всегда открыто голосуем против страновых резолюций, где бы они ни рассматривались – в Женеве или Нью-Йорке.

Президент Беларуси Александр Лукашенко решил поднять свои дипломатические ставки в глазах Запада, сразу после нью-йоркского голосования предложив посреднические услуги в деле организации выборов на Донбассе.

А на днях он выступил с инициативой запустить «Минский процесс» уже в деле улучшения отношений между Россией и ЕС, словно у самого Минска – безоблачные отношения с Европейским Союзом. Тем не менее, на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС Лукашенко отметил:

– Не могу не сказать о нашей озабоченности нарастающим антагонизмом между ЕС и Россией. Беларуси наблюдать за этим больно и тревожно. Ни вам, ни России, ни нам это не нужно при тех огромных проблемах, которые сегодня существуют в мире и которые надо решать.

Президент напомнил, что в свое время для разрядки отношений между Западом и Востоком был запущен Хельсинский процесс, который привел к созданию ОБСЕ.

Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинского процесса и попробуем запустить миротворческий, возможно, Минский процесс, добавил Лукашенко.

Он также предложил рассмотреть возможность проведения в Минске встречи ключевых международных экспертов с целью обмена мнениями об урегулировании отношений.

Территория современной Беларуси в кризисные времена не раз выступала в качестве переговорной площадки для многих субъектов геополитики. 3 марта 1918 года там был подписан сепаратный Брестский мир между представителями Советской России, с одной стороны, и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства) с другой. Ранее, 9 февраля 1918 года, Центральные державы подписали отдельный сепаратный мирный договор и с делегацией Центральной Рады Украинской Народной Республики.

А 8 декабря 1991 года в поселке Вискулы (Беловежская Пуща) представители Украины Леонид Кравчук и  Витольд Фокин,  Беларуси – Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич и РСФСР – Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис подписали соглашение о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик как «субъекта международного права и геополитической реальности» и о создании Содружества независимых государств (СНГ).

И наконец, нынешний Минский протокол (Минские соглашения) документ, подписанный 5 сентября 2014 года в здании минского «Президент-отеля» и предусматривающий, в частности, прекращение огня на территории Донецкой и Луганской областей Украины. Полное название «Протокол по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины П. Порошенко и инициатив Президента России В. Путина».

Со стороны России документ подписал полномочный посол РФ в Украине Михаил Зурабов, со стороны Украины бывший президент Леонид Кучма, который имел мандат от руководства страны, со стороны ОБСЕ швейцарский дипломат Хайди Тальявини.

Напомним, что в рамках процесса урегулирования ситуации на Востоке Украины в том же Минске на саммите 11-12 февраля 2015 года руководителями Германии, Франции, Украины и России в формате «нормандской четверки» был подписан Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Второе минское соглашение).

Кроме «нормандцев» этот документ, направленный на деэскалации вооруженного конфликта, позже был подписан и контактной группой, состоящей из представителей Украины, России и непризнанных Донецкой и Луганской народных республик.

После этого было еще два саммита в Париже и Берлине. И вот теперь Лукашенко снова хочет сделать Минск дипломатическим центром Европы, но уже не в деле урегулирования регионального конфликта, а в более глобальном масштабе.

– Впоследствии наверняка потребуется выработка договоренностей между лидерами крупнейших держав о будущем мироустройстве (выделено QHA).  Поэтому мы должны сработать на опережение, а не тащиться в хвосте событий, если вдруг что-то произойдет, как это было с Украиной, заявил Лукашенко.

Необходимо положить начало процессу осмысления новых правил международных отношений, основанных на многополярности и уважении интересов друг друга, – добавил он.

К этим инициативам стоило было бы отнестись с интересом, если бы современная Беларусь представляла образец соблюдения прав человека, а ее партнер Российская Федерация – еще и в деле соблюдения своих международных обязательств.

Венский конгресс после поражения Франции в Наполеоновских войнах

Сейчас на слуху «нормандская четверка», а в 1918-м была «версальская»

Стоит напомнить, что передел мира согласно договоренностям, заключенным на Венском Конгрессе 1814-1815 года, Версальскому мирному договору, подписанному 28 июня 1919 года, и итогу Ялтинской (Крымской) конференции союзных держав (4-11 февраля 1945-го)  результаты окончания наибольших войн в истории человечества.  

И в каждом из этих случаев решения включали  в себя явно несправедливые пункты – по принципу «Победителей не судят» и «Победителю достается все».

Сегодняшние же инициативы о «новых правилах международных отношений и будущем мироустройстве» логично было бы рассматривать по окончании периода экспансионистской политики Кремля. В противном случае всякие сепаратные договоренности могут иметь лишь промежуточный характер, подобно решениям Мюнхенского сговора 1938 года, направленного на умиротворение агрессора, и, по аналогии, очередному разделу мира по секретным советско-германским протоколам 1939 года.

Кстати, того же рода инициативы четверки американских экспертов-международников, подготовленные для Трампа и опубликованные 14 ноября в издании «The National Interest», суть которых можно свести к формуле «Забыть о Крыме взамен восстановления Донбасса за счет России», вызвали отповедь авторитетного эксперта из «Foreign Affairs», а наш политтехнолог Алексей Голобуцкий напомнил, что нынешний издатель «The National Interest»  бывший советскоподданый Дмитрий Саймс – постоянно выступает в качестве эксперта в пропагандистских ток-шоу Кремля.

Иное дело – упомянутый Лукашенко Хельсинкий процесс 1975 года, действительно увенчавший разрядку международных отношений и ставший вершиной усилий мировой дипломатии в деле уважения политиками того времени границ всех стран, а не только крупнейших.

Прежде чем размышлять о новом Минске в формате старой Ялты, стоит сделать глобальный аудит и проверить: кто как исполняет никем не отмененные положения Хельсинских договоренностей и более ранних фундаментальных документов ООН, не говоря уже о двусторонних договореностях постсовестского времени.

P.S. Когда материал готовился к выходу, поступила информация о том, что 29 ноября в Минске состоится новый раут переговоров в «нормандском» формате. Правда, на уровне не руководителей стран четверки, а министров иностранных дел.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA