КИЕВ (QHA) -

Ситуация с украинским языком в оккупированном Россией Крыму является катастрофической, количество украинских классов сократилось за последние четыре года в 30 раз  до 28, количество учеников, обучающихся на украинском языке уменьшилась почти в 35 раз  до 371 ученика.

Как передает корреспондент QHA, такие данные озвучил координатор проекта «Положение украинского языка» Сергей Стуканов во время презентации в УКМЦ исследования «Положение украинского языка в Украине в 2017 году», обнародованного движением «Пространство свободы».

По словам эксперта, поскольку доступа к оккупированному Крыму нет, то для исследований приходится использовать официальные данные российских оккупационных администраций, но даже они подтверждают катастрофические тенденции с состоянием образования на украинском языке и в целом языковой ситуацией.

— Мы и другие организации опираемся на официальную статистику российских оккупационных администраций в Крыму, но даже они показывают, что ситуация /с образованием на украинском языке/ катастрофическая. Если в 2013 году на украинском языке на полуострове обучалось 6,5% учащихся, это 12694 ученика, и мы тогда уже говорили, что это крайне мало и неадекватно мало, то сегодня количество учеников, обучающихся на украинском языке в Крыму, достигло 371 ученика. По количеству классов мы также видим падение почти в 30 раз: с 875 классов с украинским языком обучения до 28. Очевидно, что из всех сфер общества в Крыму украинский язык так же полностью вытеснен, и образование  это те маленькие крупицы, где он еще остается, — отметил он.

В то же время Стуканов предположил, что даже эти данные российской статистики могут быть неточными и завышенными.

Координатор движения «Пространство свободы» Тарас Шамайда напомнил, что преступное отношение российской оккупационной власти к украинскому языку и образованию в Крыму подтвердил Международный суд ООН, который в апреле т.г. в рамках защитных мер обязал страну-оккупанта прекратить нарушение языковых прав украинцев на полуострове, в том числе и нарушения языковых прав на образование.

— Стоит напомнить, что Международный суд ООН в порядке обеспечения иска /Украины к РФ/ признал факт нарушения прав украинцев на образование на украинском языке в Крыму, и вынес решение, что Россия как страна-оккупант обязана восстановить образование на украинском языке в Крыму. Это решение самой высокой международной судебной инстанции есть свершившийся факт, который признается всем миром.

Тарас Шамайда отметил, что для Украины решение Международного суда ООН очень положительное, и государство приложило определенные усилия, чтобы добиться его. При этом он добавил, что Россия не собирается выполнять это решение суда и прекращать нарушения языковых прав украинцев.

— Я считаю, что украинское государство как раз приложило усилия, чтобы нормально подготовить этот иск, и именно поэтому это решение суда в порядке обеспечения иска, очень положительное для нас. Но также очевидно, что государство-агрессор его не выполняло и выполнять не будет.

По его мнению, немногочисленные украиноязычные классы  Россия пока не закрывает в Крыму только с формальной, демонстрационной целью  чтобы иметь возможность показывать международному сообществу, что якобы с языковыми правами этносов на полуострове все в порядке. Он также подчеркнул, что на протяжении столетий Россия проводила политику принудительной русификации в Украине, и сейчас на оккупированных территориях также не планирует от нее отказываться.

— Эта статистика  371 человек и 28 /украинских/ классов  правилась оккупационной администрацией, россиянами, буквально в ночь перед решением суда /Международного суда ООН /. Это формальные данные. Для проформы россияне держат эти крохи украинского образования в оккупированном Крыму, а фактически оно там уничтожено. Поскольку русификация веками была одним из основных элементов политики оккупации Украины, понятно, что и сейчас Россия на оккупированных территориях от нее не откажется.

Доктор политических наук, ведущий научный сотрудник отдела этнополитических и этнонациональных исследований Института имени И.Кураса НАН Украины Владимир Кулик обратил внимание на проблемную ситуацию с доступом в оккупированный Крым международных мониторинговых организаций, в том числе тех, которые должны были бы следить за соблюдением языковых прав. По его словам, когда международные организации проводят исследования в Украине, они не могут попасть в оккупированный Крым, поскольку оккупанты их просто не пускают. Когда же они проводят мониторинг в России, то они сами не едут в Крым, поскольку это означало бы легитимизацию оккупации, а ни одна влиятельная международная организация не хочет быть причастной к фактическому признанию аннексии. По его словам, доступа в Крым международные органцизации в процессе мониторинга Украины не могут и не хотят иметь, более того  они не хотят формулировать никакие выводы так, чтобы они бросали тень на Украину, поскольку это не Украина виновата в том, что там происходит. Хотя сама Россия очень была бы заинтересована в таких посещениях со стороны наблюдателей и продолжает их приглашать. Таким образом, Крым уже более трех с половиной лет находится «между двух стульев».

— Я представляю Украину в Комитете Совета Европы  в Комиссии против расизма и нетерпимости. Поэтому хочу обратить внимание на один аспект этого мониторинга, который международные институты могли бы проводить. Наша организация с этим столкнулась. Когда она проводит мониторинг Украины, очевидно, что она не может попасть в Крым или в оккупированные районы Донбасса, потому что оккупанты ее физически не пускают. Когда она проводит исследования в России, оккупанты рады бы, чтобы она приехала в Крым, но она не может приехать в Крым, потому что это было бы фактическим признанием российской принадлежности Крыма, то есть легитимизацией аннексии, чего они /международные мониторинговые организации/ не могут допустить. И таким образом, Крым оказывается между двух стульев, так сказать, хронически.

Владимир Кулик также сообщил, что возможность проведения мониторинга в Крыму продолжают искать ряд международных организаций, в частности экспертный комитет Рамочной конвенции по вопросам национальных меньшинств и экспертный комитет Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Ключевая проблема, которую необходимо решить  как провести эффективный мониторинг, при этом не признавая аннексии. По его словам, сейчас взаимопонимания между этими организациями, а также украинской и российской властями в этом вопросе не найдено.

— Они /международные организации/ ищут как это сделать  как, не признавая аннексии, одновременно обеспечить определенные мониторинговые инструменты. Пока, насколько я понимаю, между этими организациями, властью России и властью Украины, не найдено никакого понимания. То есть оккупанты хотят такой инструмент, который легитимизирует оккупацию, но ни Украина, ни международные организации на это не соглашаются.

Говоря о ситуации с образованием на украинском языке в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей, Сергей Стуканов отметил, что достоверных цифр эксперты не имеют, но по той информации, которая периодически попадает в СМИ, можно утверждать, что обучение на украинском языке там фактически прекратилось. С каждым годом и количество учеников, и количество часов продолжает сокращаться.

 Украинский язык как предмет остается в школах, однако количество часов уже в прошлом году было сокращено до одного часа в неделю, причем половина урока  это язык, половина литература. По некоторой информации, по крайней мере в части школ украинский язык с этого года введен с 5-го класса, то есть в 1 - 4-ом классах в части школ такого предмета нет.

Владимир Кулик также добавил, что в оккупированном Донбассе также существует проблема с проведением международного мониторинга, поскольку фактический статус «серой зоны» делает невозможной легальную работу международных организаций.

— Что касается Донбасса / по мониторингу/  вообще речь не идет, он «серая зона», он формально ничей. Независимости /псевдореспублик/, конечно, никто не признал и признавать не будет, и легальных инструментов мониторинга там не будет применено.

Как сообщалось, в начале лета главарь донецких боевиков Александр Захарченко сообщил, что образовательные учреждения на подконтрольной так называемой «ДНР» территории Украины завершили процесс перехода с украинского на русский язык обучения. По его словам, этот процесс начался в 2014 году: в то время на русском обучалось 50% учащихся, в 2015 году  88%, сейчас эта цифра достигла ста процентов. В СММ ОБСЕ в Украине сообщили, что выяснят, были ли внесены изменения в учебные программы, направленные на ущемление языковых прав украинцев на оккупированном Россией Донбассе.

После аннексии Крыма, российские оккупационные власти задекларировали на полуострове три государственных языка  руссский, украинский и крымскотатарский, однако декларации на практике так и остались нереализованными.

QHA