КИЕВ (QHA) -

Пока не закончено военное противостояние с агрессивным соседом,  батальон, укомплектованный крымчанами,  мог бы стать составной частью сил территориальной самообороны,  что предусматривает в частности  и новая военная доктрина страны.

Эту мысль директор военных программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Николай Сунгуровский выразил в комментарии для QHA.

Информационным поводом для комментария эксперта стала та публичная полемика в масс-медиа, которая возникла вокруг реализации давней идеи – формирования крымскотатарского батальона в общем составе наших силовых ведомств.

Напомним, что еще в конце прошлого года в штабе Гражданской блокады Крыма приступили к созданию первого крымскотатарского батальона им. Номана Челебиджихана. Тогда же координатор акции Ленур Ислямов отметил значимость того факта, что номер военной части должен быть именно крымским.

Многие украинские военные после аннексии покинули свои части в Крыму и переехали на материковую Украину, и Ислямову хотелось бы «вернуть честь и имя крымским военным частям».

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров сообщил, что суть предложения Меджлиса по поводу создания крымскотатарского батальона заключается в том, чтобы в составе Национальной гвардии Украины сделать подразделение, личный состав которого был бы сформирован из граждан Украины - уроженцев и выходцев из аннексированного Россией Крыма. Об этом он написал на своей странице в Фейсбук.

– Понятно, что данное подразделение не может быть ни монорелигиозным, ни мононациональным. В то же время, в организации службы и повседневной жизни военнослужащих следует предусмотреть элементарные условия, учитывающие их религиозные потребности и национальные традиции… — написал он.

Стоит отметить, что есть информация о том, что на территории оккупированного Крыма Российская Федерация планирует создать отдельное воинское подразделение из числа крымских татар, чтобы не дать возможности им сопротивляться оккупации Крыма.

— Оккупационная власть для того, чтобы каким-то образом обмануть родителей, которые не хотят отдавать своих детей в российскую армию, а это является принудительно в оккупированном Крыму, планирует реализовать идеи о создании отдельного крымскотатарского казачьего воинского подразделения, — заявил  Рефат Чубаров в мае этого года на брифинге.

Тем временем, на материковой территории Украины процесс создания крымскотатарского батальона в составе украинских силовых структур явно затянулся.

Напомним, что на днях министр МВД Украины Арсен Аваков выразил сомнение в целесообразности нахождения в составе наших силовых структур подразделений, укомплектованных по национальному признаку. Схожую позицию сегодня подтвердил и его парламентский советник Антон Геращенко.

Вполне возможно, что в условиях стабильного мира так и должно быть, но в условиях затяжной агрессии со стороны нашего северо-восточного соседа, так ли важно соблюдений канонов военного строительства мирного времени?  

Наверное, для нашего государства все-таки главнее использовать для восстановления территориальной целостности страны весь возможный и приемлемый инструментарий, в том числе, и инициативу масс. Ведь речь идет не столько о выживании власти, сколько о сохранении страны, а главное - самой жизни наших граждан.

Вот что об этом написал на своем блоге на «Украинской правде» журналист Айдер Муждабаев:

- Глава МВД через Фейсбук создаёт фантомную крымскую полицию – в то время, как молодые крымские татары призывного возраста и старше, не желая служить оккупантам, уже полгода переходят через Чонгар, чтобы служить Украине в составе кадрового подразделения Нацгвардии МВД. Они хотят защищать родину на линии разграничения, по другую сторону которой стоит многотысячный российский контингент в постоянной боеготовности. Хотят в будущем стать в том числе и той патрульной полицией, которая "создана" министром в Фейсбуке. Готовой к службе, дисциплинированной, обученной, - отметил в своем блоге Муждабаев.

Впрочем, многие скажут, что это - пафос и эмоции. Поэтому при анализе темы, журналист QHA обратился за разъяснением к профессионалу - Николаю Сунгуровскому, директору военных программ аналитического Центра им.Разумкова, имеющего статус негосударственной организации.

Николай Викторович, может ли национальный или территориальный принцип формирования военизированных структур быть востребован в современных условиях?

- В стационарном режиме в условиях мирного времени в последнее время национальный и территориальный  принцип их комплектования действительно встречается крайне редко. Разве что - в вооруженных формированиях типа иностранных легионов.

Если мы говорим о Вооруженных силах или подразделениях Национальных гвардии любой страны, там и вправду в ходе современного военного строительства от этого принципа отказались.

Но нужно учесть, что мы сейчас находимся не в стационарном режиме, а практически в формате войны. К тому же, вопрос о крымскотатарском батальоне - это инициатива снизу. Подобная тем, какие у нас зарождались, когда проходило создание всех добровольческих батальонов. И сейчас можно сказать, что именно на их плечах Украина и "выплыла" и защитила свой суверенитет,  а далеко не силами лишь Вооруженных сил.

И здесь государству важно держать руку на пульсе событий, быть в курсе происходящих в стране процессов и, по крайней мере,  не запрещать подобную инициативу. Более того, важно каким-то образом возглавить ее, координируя действия этих формирований. Идет ли речь о создании такого национального батальона крымских татар в частности, или о создании сил территориальной самообороны в целом.

Хочу обратить внимание, что силы территориальной обороны создаются в Вооруженных силах, а территориальной самообороны - в территориальных общинах.

Тем более, в новой военной доктрине Украины также записано, что «Вооруженные силы отвечают за подготовку движения сопротивления на оккупированных территориях». Я б только, в порядке редакционной правки, уточнил: «не на оккупированных территориях», а на «тех, которые могут быть оккупированы» , ибо в первом  случае – будет уже поздно готовится.

В мемуарах Алексея Федорова, легендарного руководителя партизанского соединения, действующего во время войны на севере Украины, вспоминается о тех резервах, которые были заранее созданы и замаскированы еще до войны…

- Да, действительно. Направленная работа тогда велась, в лесах настоящие базы были развернуты. По контрасту, если вернуться в наше время, следуют констатировать, что Украина просто проспала  момент, предшествующий агрессии, а подготовилась бы соответственно – может, и не возникло бы нынешнего тяжелого положения.  

Во многих странах в военное время, для соблюдения принципа единоначалия, Нацгвардия (обычно подчиненная в мирное время руководству МВД) переподчиняется общему руководству Армии. А как у нас, да еще в условиях гибридной войны? Существует ли общая координация действий между этими структурами?

- Координация действий во время проведения Антитеррористического операции – прерогатива Штаба АТО. Поэтому существует лишь оперативное подчинение Штабу, координирующему действия всех сил, которые привлекаются к выполнению текущих и конкретных задач АТО.  

При всей заслуге добровольческих батальонов, которые в первый год боевых столкновений на Донбассе действительно сыграли ключевую роль в деле защиты Родины, вопрос об их подчинении Армии или Нацгвадии, вероятно, рано или поздно все-равно бы замаячил на повестке дня?

- Действительно.  И если большинство батальонов уже нашли формат своей интеграции в силовые структуры государства, то, скажем, вопрос статуса «Добровольческого украинского корпуса» «Правого сектора» все еще не определен. Оставлять его бесконтрольным, чтоб потом на него всех собак вешать? Проблема. А ведь государство должно иметь монополию на применение силы. Иначе, существует риск получить частные армии, неподконтрольные государству, которые могут быть использованы не только для защиты Родины. Но они и так по факту создаются. Чтоб избежать этого противоречия между обществом и государством, государству важно этот процесс регулировать, но взвешенно и продуманно.

Рефат Чубаров, говоря о создании крымскотатарского батальона, указал на то, что «это подразделение не может быть ни монорелигиозным, ни мононациональным». Тем не менее, руководство Нацгвардии в штыки встречает даже малейший намек на этническую составляющую своих подразделений.  Возможно ли какая-то состыковка позиций в деле создания крымского батальона в составе Нацгвадии?

 -  Думаю, в данном деликатном случае власть могла бы делегировать часть своих силовых полномочий. Скажем, Крымский батальон мог бы не столько стать типичным структурным подразделением Нацгвардии, сколько действовать под эгидой Национальной гвардии. Аналогично можно поступить и по отношению к другим батальонам.

В любом случае, игнорировать инициативу людей, желающих защищать свою страну, свое Отечество и через колено ломать порой даже стихийно созданные структуры, думаю, было бы опрометчиво. Уверен, что для государства, для его представителей во власти, оптимальной был бы другой подход: всячески способствовать раскрытию этого патриотического потенциала нашего общества.

Вероятно, власть побаивается излишней самостоятельности добровольных батальонов?

- Наверное. Только иногда кажется, что этой самостоятельности боятся даже больше, чем коварства Путина...

Еще в апреле 2014-го мы предлагали нашей власти для легализации добровольческих объединений и волонтерских структур внести соответствующие изменения в закон 2000-го года «Об участии граждан в охране общественного порядка и государственной границы» , дополнив его положениями о силах территориальной гражданской самообороны, но наша инициатива не нашла понимания у законодателей и даже не была внесена для регистрации.

А стоит ли опасаться новых сюрпризов от Кремля или Путин под бременем санкций пошел на попятную? Как 2017-й встретим?

- Путин - хитрый, война - гибридная, идет по различным направлениям, с использованием различных средств, поэтому давать долгосрочные прогнозы я бы не стал. Но очевидно, что от своих целей и планов он не отказался. Думаю, еще будут в заголовках новостей упоминаться и «новороссии» и «сухопутный перешеек на Крым». Просто сейчас он прибегнул к тактике расшатывания ситуации внутри самой Украины, используя для этого любые средства. Если не удастся нас похоронить нашими же руками, у него припасен в кармане и силовой вариант. В августе запланировано проведение учений «Большой Кавказ-2016». Будем следить за ситуацией.

В Варшаве скоро саммит НАТО. Запад нам поможет? Или "проявит озабоченность"?

- Проявят еще большую озабоченность. А если без иронии, то следует осознать тот факт, что к такой агрессивности России не была готова не только Украина, но и Запад, который постепенно стал жестче вести себя по отношению к агрессору, - вчерашнему чуть ли не союзнику. Меняется и риторика спикеров Альянса. Но этот саммит - не ключевой, а скорее всего, лишь промежуточный этап в деле евроатлантического сотрудничества Украины и Запада.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

 

QHA