КИЕВ (QHA) -

В среду 8 февраля состоялось заседание профильного парламентского комитета по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления. Рассмотрение судьбы проекта закона «О временно оккупированной территории Украины» было не только основным среди прочих вопросов повестки дня, но и самым эмоциональным и дискуссионным.

Авторами данного проекта закона выступила группа народных депутатов Украины от фракции «Самопомощь», а представляла его на заседании комитета вице-спикер парламента Оксана Сыроед, избранная в свое время в президиум парламента именно по партийной квоте «Самопомощи». В самом начале своего выступления Сыроед очертила масштабность проблем, стоящих перед украинским обществом в связи с российской агрессией:

 Россия делает все, чтобы получить рычаги влияния на Украину и при этом избежать ответственности за оккупацию украинских территорий и все совершенные против Украины преступления, – сказала парламентарий.

Она напомнила о 10 тысячах погибших на Донбассе, о десятках тысяч раненых и почти двух миллионах внутренне перемещенных лиц, а также тех наших согражданах, кто страдает на оккупированных территориях.

Напомним, что закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» ( № 1207-VII) был принят Верховной Радой еще 15 апреля 2014 года, по горячим следам аннексии Крыма  Российской Федерацией. Но после этого агрессор способствовал еще и временной потере Украиной контроля над частью территории Донбасса.

Не секрет, что Российская Федерация, насильно подчинив Крым своей юрисдикции, всячески отрицает собственное присутствие в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей, утверждая, что лишь оказывает гуманитарную помощь руководству никем не признанных  республик «ДНР» и «ЛНР».

По словам докладчика и одного из соавторов законопроекта (№3593-Д) Оксаны Сыроед, Москва заинтересована в том, чтобы вопросы Крыма и Донбасса были разделены не только на дипломатическом уровне, но и во внутреннем украинском законодательстве.

Впрочем, реакция российской Госдумы даже относительно уже упомянутого первого закона от 15 апреля 2014 года была предсказуемой. Заместитель председателя думского комитета по экономической политике Виктор Звагельский заявил тогда, что данный законопроект не соответствует нормам международного права, поскольку Россия и Украина не разрывали дипломатических отношений.

В определенной мере, как отмечали на заседании профильного комитета, новый законопроект должен компенсировать те юридические лагуны, которые образовались из-за нерешительности нашего руководства в 2014 году, и в результате будущее рассмотрение международных исков Украины к Российской Федерации как агрессору может быть затруднено именно из-за недоработок в сфере собственного законодательства.

Не случайно вся мощь российской дипломатии направлена на отвлечение мировой общественности от факта аннексии Крыма и собственного присутствия на Донбассе разговорами о необходимости прекращения огня, согласно Минским договоренностям.

Говоря об иерархии документов в международном праве, юрист Борис Бабин подчеркнул:

Минские соглашения (договоренности) это соглашения (договоренности) о прекращении огня (cease-fire agreements). Юридически абсолютно неважно, как их назвать: соглашение, договоренность, сделка и т.п. В любом случае: а) это НЕ международные договоры, согласно действующему международному праву, и б) это документы с особым статусом, принимаемые сторонами конфликта в рамках Женевских конвенций 1949 года и протоколов к ней.

Соответственно, государство как участник (сторона) конфликта или государство-посредник может требовать (просить, умолять) исполнения этих договоренностей. Но обязательной силы для сторон они не имеют и международными механизмами принуждения не защищены. И статья 9 конституции Украины, и законодательство о международных договорах их тоже, естественно, не охватывают.

Поэтому для наших законодателей так важно закрепить факт агрессии Российской Федерации в собственном законодательстве.

В этой связи докладчица по законопроекту Оксана Сыроед, представляя документ на комитете, отметила:

– В законопроекте Российская Федерация юридически признается оккупантом. Также определены оккупированные территории и даты начала оккупации, внедрена система ограничений относительно перемещения товаров и людей в связи с оккупацией, комплексно урегулирован порядок работы органов местного самоуправления, установлены особенности правового режима военного положения на освобожденной от временной оккупации территории и определен комплекс первоочередных задач военных администраций по обеспечению жизнедеятельности такой территории.

Также в ходе дискуссии выяснилось, что законопроект содержит положения, которые призваны обеспечить отстранение от управления органами местного самоуправления на деоккупированной территории лиц, которые активно способствовали временной оккупации части территории Украины.

В общем, если раньше все наши законодательные инициативы были реакцией (порой  запоздалой) на шаги агрессора, то теперь сделана юридическая попытка очертить и перспективы деоккупации наших земель, а также дать ответы на вопросы, какова будет судьба тех, кто оказался на временно оккупированной территории, в зависимости от их отношений с оккупантами, и какова будет реакция нашего правосудия на факты откровенной коллаборации.

Кстати, заключительная глава законопроекта (о том, что будет после деоккупации) вызвала неоднозначную реакцию не только представителей международных правозащитных организаций, но и многих общественных активистов.

– Будет совершенно неправильно, если за сотрудничество с агрессором будут привлекать к ответственности, скажем, библиотекаря школы, который по формальным причинам тоже является бюджетником, – отметил один из присутствующих на комитете представителей гражданского общества.

Собственно, основная дискуссия на комитете (да и раньше, когда этот законопроект обсуждался среди общественности и экспертов) и проходила в поисках необходимого баланса между соображениями национальной безопасности страны и правами отдельного человека.

– Мы должны деоккупировать не столько территории, сколько людей, на них проживающих,  призвал нардеп Мустафа Найем из группы «Еврооптимистов», присутствовавший на заседании комитета, несмотря на тот факт, что формально он входит в другой профильный комитет.

Кроме того, как отмечали участники дебатов, принятие данного законопроекта имеет и чисто прикладной характер, поскольку новый закон должен не только четко урегулировать статус и правовой режим временно оккупированной территории, но и минимизировать риски коррупции и контрабанды в районах линии разграничения с ней.

Подытоживая дискуссию, соавтор законопроекта Оксана Сыроед отметила:

– Нормы законопроекта в случае его принятия призваны способствовать обеспечению мира, стабильности, безопасности и демократического развития государства.

К принятию этого законопроекта надо подходить спокойно, реалистично и прагматично, осознавая вызовы и опасности, которые мы имеем из-за российской агрессии. И если Украина сама не будет бороться, чтобы доказать, что пролитая кровь украинцев – на руках России, то другой заинтересованной в этом стороны я не вижу,  подчеркнула докладчица.

Оценивая законопроект, кое-кто с порога его отвергал, но большинство сошлось на том, что он еще достаточно сырой и его необходимо «подсушить». Поэтому основной спор шел между предлагавшими разные способы «сушки»: не выносить пока законопроект на повестку дня парламентской сессии, а создать рабочую группу (с привлечением чиновников, общественности и экспертов) по доработке данного документа  или же, по предложению Оксаны Сыроед, все-таки вынести законопроект на первое чтение, чтобы, приняв за основу, существенно доработать перед рассмотрением во втором чтении.

Председатель комитета Сергей Власенко учитывал предложения в порядке их поступления, а потому большинством голосов был принят именно первый вариант.

Рабочую группу по совершенствованию столь необходимого стране и ее гражданам закона возглавил Любомир Зубач из фракции «Самопомощь».

Я понимаю страхи, о которых услышала на заседании комитета, и природу этих страхов, потому что никто раньше не сталкивался с такими вызовами, порожденными гибридной войной России против нас, – сказала заместитель председателя Верховной Рады журналистам после заседания, добавив:

Не нужно бояться брать ответственность. Нам надо искать компромиссы, чтобы закрепить в законе факт оккупации. И то, что создана рабочая группа,  это хорошо. Главное, чтобы она работала не только профессионально, но и оперативно, чтобы побыстрее ликвидировать этот законодательный пробел в деле дальнейшей реинтеграции оккупированных территорий в состав Украины.

QHA намерено остлеживать не только дальшейшую судьбу законопроекта №3593-Д, к которому эксперты юридического отдела Верховной Рады внесли добрых полтора десятка страниц замечаний, но и продвижение в коридорах власти других аналогичных законодательных инициатив от политиков, экспертного сообщества и общественности, направленных на деоккупацию Крыма и Донбасса.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA