КИЕВ (QHA) -

Продолжаем тематическое обозрение, посвященное положению российской политической эмиграции в Украине.

Начала разговора - здесь.

Манифест русской эмиграции или сдача позиций?

В контексте дискуссий вокруг декоммунизации топонимики хочется напомнить, что аналогичный процесс, проходивший в России в начале 90-х, оказался косметическим и незаконченным. Вот россияне и имееют парадоксы в географии: Санкт-Петербург в Ленинградской области и Екатеринбург - в Свердловской. А, между прочим, Свердловская область - родина первого российского президента Бориса Ельцына.

Свежая информация поступила оттуда, и как раз по теме гражданства:

- В Свердловской области заключенный исправительной колонии №54, расположенной в городе Новая Ляля, написал заявление об отказе от российского гражданства из-за издевательств в колонии, - сообщают СМИ.

Как пояснил осужденный, сотрудники колонии сказали ему, что «существующий режим» установлен «не ими лично, а государством».

- Прошу лишить меня российского гражданства, так как не желаю быть гражданином государства, которое занимается исправлением людей путем их истязаний, унижений и убийства, - сказано в заявлении заключенного.

Но данное решение обусловлено, как понимаем, экстремальностью ситуации. Чаще решение если не поменять гражданство, то хотя бы временно переехать за границу,  исходит от кругов вполне успешной элиты - имею в виду не  госчиновников, а властителей дум и менеджеров бизнеса.

На днях известный российский журналист и редактор, основатель газеты «КоммерсантЪ» Владимир Яковлев, сын того самого Егора Яковлева, легендарного редактора «Московских новостей» (первой ласточки свободы слова в СССР),  написал статью в форме открытого письма к согражданам, которую можно рассматривать как своеобразный манифест новой волны российской эмиграции.

В отличие от многих либеральных коллег, рассчитывающих переждать «непогоду в России», он довольно пессимистически смотрит на вещи и трезво ставит диагноз сложившейся российской системе государственного и общественно-экономического устройства:

- Верить Кремлю - последнее дело. За последние сто лет не было ни одного случая, чтобы Кремль оправдал надежды просвещенной части населения собственной страны.

Что здесь сказать? Хотите - уезжайте. Хотите - оставайтесь. Но вот что главное: НЕ НАДЕЙТЕСЬ!

Не ставьте свою жизнь, ее качество, наполненность и перспективы в зависимость от того, одумается ли очередной безумец, заседающий в Кремле.

Сейчас в России надеяться на лучшее, так же, как и опасаться худшего, - совершенно бессмысленно по той простой причине, что худшее уже произошло.

В России пришел к власти тоталитарный режим, граничащий с фашизмом. Это очевидно и однозначно. Здесь не о чем говорить. Здесь нечего обсуждать. В силу самой природы этого режима к нему бессмысленно апеллировать, его функционеров бессмысленно переубеждать. Как любой тоталитарный режим, он неизбежно погибнет, потому что тоталитарные режимы нежизнеспособны. Но когда это произойдет, абсолютно неизвестно.

Владимир Путин - это не законно избранный президент, а довольно банальный диктатор, узурпировавший власть. Как любой банальный диктатор, он будет держаться за власть до самого конца, используя для этого любые методы, включая самые грязные и разрушительные для собственной страны и ее народа (но не самого себя).

Россия сегодня - не демократическое государство, а колонизированная собственной властью страна, лишенная элементарных социальных гарантий и демократических процедур.

Люди, уезжающие сейчас из России, - не эмигранты, а беженцы, потому что уезжают они из-за того, что ни жить, ни работать, ни растить детей в России сейчас нельзя.

Кремль будет громоздить абсурд на абсурд, пока наконец не рухнет под грузом собственного безумия. Вопрос заключается в том, хотим ли мы быть участниками этого безусловно захватывающего, но до тошноты скучного и несколько небезопасного процесса.

Я почему-то думаю, что мы, российские писатели, ученые, журналисты и бизнесмены, вполне имеем право на нормальную жизнь при нормальной власти в нормальной стране. И если Россия не может этого предоставить, то не нужно тратить время и силы на пустые надежды. А нужно максимально быстро и с минимальными потерями для себя и для своей семьи переместиться в ту страну, которая это может предложить сегодня и сейчас, - резюмирует известный публицист.

Если такие умонастроения станут доминировать в кругах российского истеблишмента, да и среди пресловутого офисного планктона, ставшего социальной базой протестов на Болотной, то несложно спрогнозировать, что к нам может хлынуть не ручеек, а полноводная река эмигрантов. Пока их лишь сотни, а удовлетворяют право на легализацию, согласно статистике, не более 10% написавших заявление с просьбой о предоставлении политического убежища. Статус политического беженца требуют самые принципиальные, а большинство удовлетворяются получением вида на жительство, используя для этого родственные связи в Украине, в том числе и институт фиктивного брака.

А ведь со временем число людей, кидающих прощальный взгляд березкам на Хуторе Михайловском, действительно может стать значительно большим. И украинская власть уже сейчас должна сделать все возможное, чтобы подготовиться к этому.

Крайне неразумным было бы упустить возможность использовать протестный потенциал российской эмиграции во благо нашей страны. Похоже, сейчас проблема эта не осознается во весь рост, поэтому от нее просто отмахиваются.

Хотят уехать по разным причинам

Согласно недавнему экспертному исследованию, почти каждый шестой российский топ-менеджер планирует в ближайшие два года переехать в другую страну. Не сложно понять, что стратегически заинтересованный в отъезде политических смутьянов Кремль тактически не одобряет оттока грамотных бизнес-управленцев.

Вероятно, именно поэтому в недрах Госдумы рождаются все новые законопроекты, ограничивающие право человека на выезд.

Вполне возможно, что откровенное закручивание гаек и намеченное возвращение железного занавеса продиктовано соображениями пропагандистской мобилизации сторонников накануне осенних парламентских выборов, ведь ядерный электорат Путина «за границу ездит только на танке».

Не сложно спрогнозировать, что топ-менеджеры при желании сумеют преодолеть барьеры терминалов в Шереметьево или морских портов, а также железнодорожные и автомобильные пограничные переходы. Да и вряд ли они озабочены проблемой получения вида на жительство в нашей стране, поскольку преимущественно стремятся попасть в пресловутый «золотой миллиард».

Сложнее обстоят дела с идейно убежденной общественностью, воспитанной на уважении к правам человека и на либеральных ценностях. Таких, конечно, мало, но они есть, и многие из них от преследований режима спасаются именно в Украине.

Кстати, год назад, в рамках презентации документальной ленты британской журналистки и переводчицы Сары Херст «Путь в Украину» о судьбе сторонников Украины в одном из интервью автор вынуждена была грустно констатировать:

- В стране, за которую они ратовали, которую ставили в пример другим, для них не оказалось ни места, ни работы. Российские оппозиционеры не могут получить в Украине статус беженца - в этом им отказывают чиновники миграционной службы. В то же время эти люди не могут вернуться в Россию, где их ожидает тюрьма.

Почему Украина и сейчас, несмотря на все трудности легализации в ней российских эмигрантов, все-таки становится перевалочным, а зачастую и конечным пунктом в маршруте российской политической эмиграции?

Директор по развитию Фонда «Свободная Россия» Григорий Фролов на состоявшейся днем раньше в Кризисном медиацентре презентации информационного портала EmigRussia.org (призванного облегчить эмигрантам адаптацию к жизни в новых условиях) привел целый ряд причин, этому способствующих:

- Понятно, что люди уезжают из-за атмосферы страха и ненависти, которая нагнетается в стране. Почему едут именно в Украину? Начнем с того, что конфликт с властью у многих демократически настроенных россиян случился именно после того, как они стали протестовать против аннексии Крыма и военного пристутствия России на Донбассе.

К тому же имеет значения и ряд бытовых и культурологических факторов: близость расстояния, языка, общая история и наличие друзей и родственников. Многие просто не имеют достаточно средств для более отдаленного маршрута эмиграции, не знают иностранных языков или не успели оформить загарнпаспорт и шенгенскую визу, - объяснил он.

Значит, союзники не нужны?

Как ни менялись в ходе истории принципы и формы международных конфликтов, но античный принцип «враг моего врага - мой друг» остается верным. Наверное, с той лишь поправкой, что в наше циничное время вместо слова «друг» корректней было бы употребить более нейтральное слагаемое формулы: «союзник» или «временный попутчик».

Особенно верным это изречение становится в условиях конфликта нынешнего - гибридного, когда на практике торжествует лозунг «Ни мира, ни войны», впервые запущенный в оборот Львом Троцким. Между прочим, участником первых Минских, вернее – Брестских соглашений 1918 года.

Украинский правозащитник Максим Буткевич, координатор проектов Центра «Социальное действие», отметил необходимость упростить процедуру получения статуса политического беженца и проводить более благосклонную политику в отношении таких эмигрантов.

- Многочисленны случаи, когда у людей, согласно украинскому законодательству, есть четкие основания просить о политическом убежище, но им отказывают, - подчеркнул он.

А в уже упомянутой петиции, направленной Президенту, он констатирует: «Невдячність» - найм’якше слово, яким можна це змалювати.

Тем не менее создатели нового портала отметили, что EmigRussia ставит себе целью не только предоставлять необходимую информацию, но и помогать россиянам-эмигрантам поддерживать контакт между собой, оставаться своеобразным островком гражданского общества России в экзиле.

Еще одна цель активистов - искать пути к примирению между двумя народами после того, как к власти в России придут демократические силы, Крым будет деоккупирован и война на востоке Украины закончится.

Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

Окончание тематического цикла - в следующей подаче.

QHA