КИЕВ (QHA) -

Суд о запрете Меджлиса крымскотатарского народа, который сегодня проходит в Симферополе, является судом над всем крымскотатарским народом. Об этом во время пресс-конференции «Два года легализации аннексии Крыма. Запрет Меджлиса?» в Киеве заявил член Меджлиса крымскотатарского народа Эскендер Бариев.

— Сегодня, в XXI веке, мы являемся свидетелями сталинских судов Советского Союза и нацистских судов фашистской Германии, которые происходили в 30-е годы прошлого столетия. Многие политики, общественные деятели и адвокаты назвали этот суд о запрете Меджлиса крымскотатарского народа, который сегодня проходит в Симферополе, судом над всем народом, — подчеркнул Бариев.

Эскендер Бариев считает, что данный суд является продолжением суда по уголовному делу «26 февраля».

— Для того чтобы вынести окончательное решение по этому делу, им (оккупантам. — Ред.) нужно найти дополнительные аргументы. И если они примут решение о запрете Меджлиса и объявят его экстремистской организацией, то фигурантам «дела 26 февраля» (а основным фигурантом является заместитель председателя Меджлиса Ахтем Чийгоз) можно будет добавить статью «экстремизм», — предполагает Эскендер Бариев.

Почему оккупационная власть заводит все больше уголовных дел на представителей крымскотатарского народа? Член Меджлиса дает на этот вопрос достаточно простой ответ:

— В феврале 2014 года Меджлис занял жесткую позицию. В частности, им было принято решение не принимать участие в «референдуме». Меджлис призвал весь крымскотатарский народ и всех граждан Украины, проживающих в Крыму, не участвовать в этом шоу. И крымские татары в большинстве подчинились и выполнили это решение, — рассказал политик.

Он говорит, что такая позиция Меджлиса стала ударом по Российской Федерации, потому что главным аргументом в оправдание «референдума» она называла «волю крымского народа», в то время как существует коренной народ — крымские татары.

Еще одной причиной давления стал тот факт, что Меджлис крымскотатарского народа призвал крымчан не голосовать на выборах в так называемые местные советы. По словам Бариева, именно после этого начали усиливаться репрессии в отношении крымских татар.

— Думаю, это месть за то, что крымскотатарский народ не захотел сотрудничать с оккупационной властью, за то, что у этой власти не получилось создать альтернативные органы Меджлису, что крымские татары поддерживает исключительно его. И это попытки выдавить  из среды крымскотатарского народа социально активных людей, а их немало — около трех тысяч человек сегодня насчитывается в системе Меджлиса, — сказал Эскендер Бариев.

ФОТО: QHA

QHA