КИЕВ (QHA) -

24 августа 2016 года Украина празднует 25-летие своей независимости. Несмотря на знаменательную дату, украинский народ вот уже третий год живет в условиях необъявленной войны против некогда дружественного соседа – Российской Федерации.

Ежедневно оккупационные российские войска, прикрываясь шаткими Минскими соглашениями, цинично и с особой жестокостью обстреливают украинские позиции вдоль линии разграничения на территории украинского Донбасса. Россия поставляет на неподконтрольные Украине территории эшелоны современного вооружения, а регулярные российские военнослужащие, называющие себя «ополченцами», пополняют рады войск самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР».

Однако спокойствие и безопасность миллионов украинских граждан ежедневно защищают украинские военные, которые ценой своего здоровья, сил, а часто – и жизни сдерживают агрессора от дальнейшего захвата территорий нашего государства.

Специально к 25-й годовщине независимости Украины журналист QHA пообщался с Валентином Бадраком – экспертом в области военного дела, директором Центра исследований армии, конверсии и разоружения, чтобы узнать, через какие изменения прошла украинская армия на пути к современным реалиям. Что из себя представляет современный военнослужащий и почему с ним считается даже Россия – читайте в интервью.

QHA: Начнем с украинской армии в первые годы после обретения независимости. Какой она была?

Валентин Бадрак: В первые годы независимости наша армия собиралась из осколков советского войска. Тогда была ситуация иная, поскольку у всех присутствовала эйфория от того, что наше государство будет строить новую армию. Люди надеялись, что все будет по-новому, были надежды на то, что она будет построена по западному типу – профессиональная, компактная, хорошо вооруженная. Но этого не произошло. К сожалению, высшее военно-политическое руководство, особенно времен президента Кучмы, фактически нанесло нашему военному сектору громадный вред своим отношением и многовекторной политикой – готовностью находится между НАТО и Россией, при этом подыгрывая в ущерб украинским интересам.

QHA: Это было умышленным решением?

Валентин Бадрак: Такой же позиции придерживался и президент Виктор Ющенко, несмотря на свои западные взгляды. В 2008-м, после того, как Путин заявил о территориальных претензиях к Украине во время Бухарестского саммита НАТО, фактически тогда мы должны были мгновенно начать строительство нового типа армии, готовой воевать за Украину. Но этого не произошло.

QHA: Что же в итоге после такой политики властей представляла из себя армия?

Валентин Бадрак: В итоге мы имели армию исключительно для парадов. Фактически 80-90% оборонного бюджета армия «проедала». Что же касается характеристик армии – не было других маневров, кроме международных. Такие критерии, как годовой налет часов пилотов или количество совершенных прыжков для десанта, были в очень отсталом виде.

QHA: То же самое было и во время правления Януковича?

Валентин Бадрак: Во времена Януковича тогдашним министром обороны Дмитрием Саламатиным была представлена концепция, предусматривающая сокращение армии до 70 тысяч военнослужащих. Узнав это, люди в погонах были повержены в шок. После этого среди них ходило настроение разочарования и мысли о том, что, может, Украине вообще не нужна армия? Сейчас мы понимаем, что это было сделано по указке Кремля, чтобы деморализовать украинскую армию. Особенно важной чертой прошлой армии был тотальный пацифизм и неверие в необходимость подготовки вооруженных сил к применению на войне. К чему это привело, мы все знаем.

QHA: Почему же сегодняшний сценарий российской агрессии не был отработан еще тогда?

Валентин Бадрак: Россия каждый день щупала Украину на прочность, и это вопрос не только 2003 года (конфликт вокруг острова Тузла). Провокации были каждый день, но высшее военное руководство на них никак не реагировало, хотя после одной из таких провокации должно было приступить к строительству армии нового типа.

QHA: Если вернуться от ретроспективы в нынешнее время – что можно сказать о современной украинской армии?

Валентин Бадрак: Сейчас ситуация изменилась достаточно серьезно. Главная характеристика нынешнего войска – высокий патриотический и моральный дух, а также высокий уровень готовности воевать. Это очень важный момент – мотивация к защите своих территорий, она является весомым аргументом. Можно с уверенностью сказать, что эта мотивация выступает значительной силой сдерживания российских Вооруженных сил. Российская армия – многочисленнее и имеет лучшее вооружение, но она не мотивирована так, как мотивированы наши бойцы. Из серьезных вещей, которые достигнуты сегодня, – это критерии морально-боевого духа и закаленности армии. Чрезвычайно важно, что наша армия сегодня имеет боевой опыт.

QHA: Но все же реформирование армии имеет и свои недостатки?

Валентин Бадрак: Что касается недоработок, то в этом вина властей. Я бы выделил две крупнейшие вещи. Первая – не решен вопрос с территориальной обороной. С июня прошлого года лежит законопроект о территориальной обороне, но на сегодняшний день он не имеет тенденции к продвижению. Вторая – армия строится по советскому типу, что очень печально. Сейчас число наших военнослужащих – 280 тысяч, это советская армия, готовая к войне третьего поколения (войны оперативно-тактических масштабов), но никак не западная и уж тем более не профессиональная.

QHA: А как насчет вооружения?

Валентин Бадрак: Процесс перевооружения не запущен в том виде, в котором он бы мог быть. Сейчас армия получает на вооружение не то, что ей необходимо, а то, что оборонный комплекс может ей предоставить. Одной из глобальных причин этого является управление оборонной промышленностью в ручном режиме, отсутствие вертикали ее управления. Также стоит отметить умышленный саботаж создания условий для прихода западного инвестора и налаживания реального военно-технического сотрудничества.

QHA: Что можете сказать о кадровом вопросе?

Валентин Бадрак: Меня не радует кадровая политика в оборонном секторе – она не самая худшая, но в целом нуждается в модернизации. Сегодня в армии слишком много людей в секторе безопасности, которых трудно назвать профессионалами. Таких людей, как правило, отличает клановый подход, а желание сотрудничать «клановой командой» препятствует прохождению в военный сектор настоящих специалистов, особенно молодых. Эти моменты были развиты в советской армии, остались во времена президента Кучмы, они есть и сегодня.

QHA: Как же развивать украинскую армию в то время, когда ее реформу тормозит правительственный сектор?

Валентин Бадрак: Есть еще аспект экономический. Сейчас Украина не может позволить себе строительство профессиональной армии. Но что категорически неправильно – что государством не объявлен курс на это.

Несмотря на все минусы, сегодня армия Украины совсем другая, ведь с ней считается даже такой могучий враг, как Российская Федерация. Развитие армии в будущем зависит от подходов. Если подходы не изменятся, Украина будет иметь армию советского типа, но достаточно закаленную, прогрессивную и готовую в перспективе участвовать в войнах четвертого поколения. Создание профессиональной армии предусматривает бережное отношение к жизням военнослужащих и упор на современное вооружение, в отличие от ситуации, когда все дыры закрывают простые солдаты с автоматами.

ФОТО: QHA

QHA