КИЕВ (QHA) -

Мешит Зекирьяев не по своей воле прожил большую часть своей жизни в Узбекистане, где закончил техническое училище, отслужил в армии и женился. Но он всегда тосковал и хотел вернуться на свою родную землю — в Крым.

Крымский татарин родился в 1938 году в Нижнегорском районе в крымской деревне Пены (Молла Эли) в большой крымскотатарской семье. Тогда он еще не подозревал, какая страшная участь ждет его народ. Мешит со слезами на глазах вспоминает те страшные моменты депортации, которые произошли с его семьей.  

— Во время депортации мне было 6 лет, поэтому я помню, как нас выселяли из Крыма. Я помню, как мама утром доила корову, и к нам пришли солдаты, сказав, что нам нужно быстрее собираться и уходить из дома. На тот момент наша семья состояла из восьми человек, старшие три сестры вышли замуж, а трое младшеньких детей жили с родителями, — рассказал в интервью корреспонденту QHA Мешит Зекирьяев.

Утром их семью привезли на машинах в поселок Сейтлер (Нижнегорский) на вокзал, где всех крымских татар загрузили в товарный поезд. После чего двери вагона закрылись и их повезли в Среднюю Азию.  

— Иногда, когда мы останавливались на дороге в степи, люди предлагали друг другу еду и воду. Ведь среди нас были крымские татары, успевшие взять с собой хоть что-то из пищи. Они разводили огонь из дров и ставили большие казаны на огонь, готовя фасоль или кукурузную кашу. Вот так мы и питались, — рассказал крымский татарин.

Очевидец депортации помнит свою маленькую четырёхлетнюю сестренку Зеру, которой было очень тяжело ехать в переполненном душном товарном вагоне без нормального пропитания.

— Когда мы приехали в Среднюю Азию, то я спросил у мамы, куда делась младшая сестра? А она мне говорит, что ее уже нет, так и не ответив, умерла она или пропала. И только спустя несколько лет мама мне призналась, что Зера умерла в дороге, но я до сих пор не знаю, где оставили ее тело, — со слезами на глазах вспоминает Мешит Зекирьяев.  

После тяжелой езды в эшелонах смерти их семью в 1946 году привезли в одно из сел в Узбекистане. А так они все остались почти без средств к существованию, так как не успели ничего взять с собой, а вскоре после приезда умирает и кормилец семьи — отец.

— Там меня взял к себе один узбек, у которого я пас коз, но так случилось, что я заболел, и он меня вернул назад домой к родителям. Но после того, как умер отец, меня отдали в детдом, где я пробыл до 1953 года. После чего их начали расформировывать и меня снова к себе забрала мать. И снова где-то год или полтора я поработал на узбека, выпасая кос, —поделился очевидец депортации.

Вскоре Мешит Зекирьяев взяли работать учеником на МТС (машинно-тракторную станцию), где он мыл детали и носил запчасти. Позже он поступает в техническое училище, где все предметы преподавались, конечно же, на узбекском языке.

— Через некоторое время мы переехали из села в город, где меня призвали в армию. Там я прослужил полтора года. Когда пришел из армии, то сразу женился. А вообще, нас в Узбекистане все время унижали до самого развала СССР, называя предателями. Тогда крымским татарам не давали высшего образования, — рассказал он.

Вся его семья мечтала снова вернуться на родину — в Крым. И вскоре, после Узбекско-Ферганских событий 1989 года, во время которых произошли погромы, связанные с межэтническим конфликтом между узбеками и турками-месхетинцами, крымские татары тоже начали требовать, чтобы их вернули на родину.

— После этого наш народ тоже начал требовать вернуть их на родину, ведь они больше не хотели жить на чужбине. Это узбекская родина, а не крымскотатарская. Когда отец еще был жив, то он часто спрашивал мать: «Когда мы вернемся в Крым?». Мы долгое время не могли вернуться в Крым, а года все проходили, один за другим. И тогда я решил вернуться в Украину, и в 1988 году переехать в Херсонскую область в поселок Партизаны. Так как у нас на тот момент не было крымской прописки, то я продал в Узбекистане дом, а за эти деньги купил дом здесь, — подводит к концу свой рассказ Мешит.

Переживший немало потрясений в своей жизни Мешит Зекирьяев создал свою большую и крепкую семью. У него родились два сына, которые вернулись в Крым, и дочь, живущая с ним. Его четыре внука из-за оккупации Крыма Россией не могут приехать с полуострова на материковую часть Украины. У них нет украинских паспортов, и они не могут приехать к ним в гости без обоих родителей, так как это запрещено законом.

— Я бы хотел вернуться в Крым. Крым — это наша родина. Мать в 1985 году привозила с Крыма воду и землю, и она всегда плакала, когда пила крымскую воду. И когда кто-то приносил крымские яблоки, - она разрезала их на маленькие кусочки, раздавая их всей семье, — с грустью вспоминает свою жизнь Мешит Зекирьяев.

QHA