КИЕВ (QHA) -

В праздничный день родственники пленных и пропавших без вести военнослужащих, активисты и те, кто сами прошли ад плена, вышли на Майдан Независимости с социальной акцией «Забвение хуже предательства». День Конституции выбрали не случайно — надеются, что это привлечет большее внимание власти к их сыновьям, мужьям и отцам, которые, защищая родную землю, попали в плен к врагу.

Участники акции говорят, что не видят результата по обмену плеными. За год не поменяли никого, по крайней мере, публично. Родственники сетуют, что Минские договоренности не приносят результата, а последнюю возможность передавать передачи, как это было раньше, у них также отобрали. Поддерживать наших военных в плену стало тяжелее, и они начинают терять надежду, о чем свидетельствуют последние письма, полученные несколько месяцев назад.

Родные пленных вышли в центр столицы с их фотографиями в руках. Многие только с поезда или автобуса — приехали на акцию, а вечером вернутся обратно, ведь там дети ждут. Сейчас их воспитание легло на хрупкие женские плечи. Матери не сдерживали слез и умоляли вернуть сыновей, которые в свое время пошли защищать каждого из нас.

Наталья ждет с войны мужа Андрея Бессараба. Рядом стоит младший сын Никита. Андрей — старший лейтенант, служил в инженерных войсках. В плен к боевикам попал возле Мариуполя. Его удерживают в 97-й Макеевской исправительной колонии уже 402 дня. Наталья едва находит силы говорить о муже.

— Муж попал в плен за неделю до дембеля. Очень ждем домой, у нас — двое детей. Информации о нем не имеем. Иногда можем получить письма. Ни передач не можем передать, ничего, — не сдерживает слез женщина.

Мать пленного бойца БТО "Кривбасс" Андрея Маркина, 65-летняя Людмила Матвеевна из Кривого Рога не в состоянии спокойно рассказывать о сыне, которого боевики удерживают уже 1033 дня. Ее младший сын отслужил в АТО год, с марта 2014 года. Старшего Андрея забрали, когда его ребенку было всего 3 месяца. Андрей попал в плен к террористам 31 августа 2014 года при выходе из Иловайского котла.

— Никто не посмотрел на это. Но если вы его забрали, будьте добры — ищите. Президент ездит рассказывает, дипломаты говорят. Результата нет. Значит, дипломаты у нас плохие? Если нету дипломатов, думайте по-другому, решайте. На войну забрали, так исполните ваши обязательства перед матерями, — не выдерживает она и переходит на крик.

Людмила Матвеевна рассказывает, что сейчас приходится воспитывает внуков в одиночку. Сын Андрея сильно тоскует по отцу, у парня началась депрессия.

— На святой вечер показываем на звездочку на небе и говорим, что папа скоро вернется. Потом на Новый год говорим, что папу приведет Дед Мороз. Он пишет огромные записки Деду Морозу. Но папы нет, и он говорит, что мы все врем ему. А что я могу сказать ребенку? Что? — спрашивает женщина и повторяет, что все матери и жены надеются на Минские договоренности, которые, по их мнению, не дают результата.

В той же Макеевской колонии на протяжении 864 дней во вражеском плену удерживаются 25-летний Кориньков Александр и 28-летний Глондарь Сергей — кадровые военные из Кропивницкого.

— В последний раз слышала голос мужа 18 июня прошлого года, более года тому назад. Сергей выходил на связь 21 июня 2016-го, — говорит жена Александра Юлия. — Наши мужья — единственные кадровые военные ВСУ, которые находятся в плену. Они пошли защищать нашу землю, потому что это их обязанность. Они ее исполнили. Мы просим, чтобы власть приложила максимум усилий, чтобы исполнить свои обязательства перед ними. Мой муж пошел служить в 22 года, попал в плен в 23. Свой 24-й и 25-й дни рождения он встретил в плену. Скоро ему 26 лет. Никто не возвратит ему покалеченной судьбы…

— ...И утраченного времени без детей, которые подрастают, — добавляет Екатерина, супруга Сергея Глондаря.  — Я сама воспитываю двух детей. Младшей дочке 1 год и 8 месяцев. Муж ее не видел. И она не знает отца. Только по фотографиям, — делится жена Сергея Екатерина. — 16 февраля 2015 года, в день, когда он попал в плен, я узнала, что мы ждем второго ребенка. Последнее письмо я получила 15 апреля, привезли из Минска. Все. Он написал, что у него плохое состояние здоровья — он теряет слух. Но мы не можем на данный момент ничего передать, даже те же лекарства.

Женщины отмечают, что смогли каким-то образом передать письма, хоть это и запрещено, так же как и телефонные звонки и передачи. Жены пленных говорят, что данной акцией они пытаются привлечь внимание не только украинской власти, а и международного сообщества, которое должно найти рычаги влияния на Российскую Федерацию и незаконные вооруженные формирования самопровозглашенных «ДНР/ЛНР», чтобы наконец-то начать обмен.

— Мы бессильные, — в отчаянии говорят они.  — Мы выходим, чтобы сказать, что государство должно гарантировать права нашим мужьям, и не только на бумаге. Они не защищены в правовом поле, потому что не имеют статуса военнопленных. Мы не знаем, на что рассчитывать и чего ждать. Но мы продолжаем добиваться освобождения своих близких и ждем их скорейшее возвращения.

Продолжает бороться за сына и Сергей Кодьман. Он ждет Алексея дома уже почти 600 дней. 12 ноября 2015 года он выполнял боевую задачу и был захвачен в плен террористами «ДНР» в районе села Павлополь неподалеку от Мариуполя. Он находится в списках на обмен, однако до сих пор родные его не дождались.

— В последнем письме он написал, что теперь понял, что кроме родных и близких они там больше никому не нужны. Государство думает только о заводах и кредитах. Вся надежда на нас. Они понимают, что сидеть им придется еще долго. Еще написал, что почти все жалуются на зубную боль. Он обратился с просьбой о враче еще в сентябре 2016 года. До сих пор врача нет, — говорит Сергей.

Последние передачи парни получили в декабре 2016 года и в феврале 2017-го. Сейчас передачи родные передают постоянно, только они не доходят.

— Сейчас сказали, что передачами и письмами будет заниматься только «Красный Крест». Три недели назад мы упаковали передачи и отнесли им. Так они и лежат, не отвезли. Уже не первый раз у них остаются наши передачи. Мы хотим знать, где они пропадают. Ведь некоторые родные последние деньги отдают на них, — жалуется отец Алексея.

Среди активистов — и бывший пленный Владимир Жемчугов. Почти год назад он был освобожден из плена боевиков. За это время он успел сделать немало для пленных, в том числе, принял участие в дебатах в ПАСЕ касательно доклада по ситуации на Донбассе, где была изменена формулировка "гражданская война" на "российскую агрессию". А также Владимир был одним из организаторов поездки матерей военнопленных и заложников в Берлин, чтобы они выступили перед МИД Германии и политиками в канцелярии Ангелы Меркель и Бундестаге, где была поднята очень важная тема – историческая ответственность Германии перед Украиной.

Жемчугов говорит, что на протяжении пребывания в плену его жена познакомилась со всеми матерями и женами пленных или пропавших без вести на войне украинцев. Теперь они вместе ведут борьбу за каждого из них, и напоминают государству и международному сообществу о пленных украинцах.

— Уже после освобождения мы сдружились — нас объединяет общее дело. Мы не можем бросить их, и всегда, когда есть возможность, поддерживаем такие акции. Надо напоминать всем, что идет война, о том, что наши военнопленные, заложники находятся на захваченной территории, что есть политические заключенные в России и в Крыму, — убежден Владимир Жемчугов.

Напоследок участники акции одновременно выпустили в небо желтые и голубые шарики, как будто передали весточку своим родным в плену. Шары не отделялись друг от друга, летели вверх в едином потоке, выражая надежу на то, что мы вскоре увидим наших защитников вместе и живыми.

QHA