МОСКВА (QHA) -

Сегодня Верховный суд России рассматривает жалобу защиты на приговор украинцам Николаю Карпюку и Станиславу Клыху, получившим 22,5 и 20 лет лишения свободы соответственно по обвинению в убийствах российских солдат во время войны в Чечне. Дело, построенное на показаниях единственного свидетеля, уже вызвало национальный резонанс.

Уголовное дело об участии в Чеченской войне активистов запрещенной в России УНА-УНСО («Украинская Национальная Ассамблея – Украинская Народная Самооборона») было возбуждено еще в 2000 году. Его расследование было довольно быстро приостановлено и возобновлено лишь в 2010-м. 18 декабря 2013 года дело забрали у следственных органов Чечни и передали в Главное следственное управление Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Расследование активизировалось в марте 2014 года, когда после расстрела Майдана президент Виктор Янукович бежал из Украины, а российские войска, оккупировав Крым, начали подготовку к псевдореферендуму. 

Именно тогда, 4 марта 2014 года, после очередного допроса единственного свидетеля дела Александра Малофеева, в деле появляется первое упоминание об Арсении Яценюке (для дискредитации украинской власти. Ред.). Гражданин Украины Малофеев с 2006 года был неоднократно судим в России за грабеж, угон и кражи. В 2009 году Новосибирский областной суд приговорил его к 23 годам заключения за убийство женщины в ходе разбойного нападения. У него диагностированы ВИЧ-инфекция в 4-й стадии, гепатит С и туберкулез легких. После мартовского допроса Малофеев признал свою вину в убийствах и пытках российских солдат и перечислил всех, кто якобы воевал в Чечне вместе с ним – в том числе и Дмитрия Яроша с Арсением Яценюком.

Александр Малофеев в Шатойском районном суде Чечни. 23 сентября 2015 года

При этом о Клыхе и Карпюке в первых показаниях Малофеева не говорится ни слова. Их имена он назвал следователям лишь после того, как обоих задержали российские силовики: Карпюка в середине марта, а Клыха – в начале августа 2014-го.

Задержание и обвинение

Николая Карпюка, который был заместителем Дмитрия Яроша, задержали 17 марта 2014 года, когда тот на машине пересек границу России вместе с украинским политиком Вячеславом Фурсой. По словам Яроша и самого Карпюка, они собирались на встречу с неким «советником Путина», приглашение от которого передал соратникам Фурса. Дмитрий Ярош называет задержание Карпюка «хорошо спланированной операцией ФСБ». Самого Фурсу вскоре отпустили.

Примечательно, что имя Карпюка в показаниях Александра Малофеева впервые появляется 18 марта – на следующий день после задержания Карпюка ФСБ.

По версии следствия, Карпюк участвовал в отражении «новогоднего штурма» Грозного российской армией в 1994 году, а потом вернулся в Чечню в 1999 году; он якобы убивал и пытал российских солдат. Карпюк, который был активистом УНА-УНСО с начала 1990-х, все обвинения отрицает: по его словам, в 1994-1995 годах он ухаживал за больной матерью и лечился от ранения, полученного во время войны в Абхазии, участие в которой украинец признает.

В показаниях Александра Малофеева имя Клыха появляется только 15 августа 2014 года – в них утверждается, что Малофеев видел его в январе 1995 года во время боев в Грозном.

Станислав Клых, который в студенческие годы участвовал в деятельности УНА-УНСО, однако позже отошел от организации, приехал в Россию в августе 2014 года, чтобы навестить в Орле девушку, с которой познакомился в крымском санатории. В гостинице его задержали и доставили во Владикавказ, где предъявили те же обвинения, что и Карпюку.

Вызывает сомнения и то, что сам Малофеев мог воевать в Чечне: по запросу суда из Керчи в Грозный прислали дело Малофеева, согласно которому в 2000 году он был осужден в Крыму за грабеж и отбывал там наказание, хотя по версии следствия в это время находился в лагере Салмана Радуева.

Приговор на всю жизнь

19 мая присяжные в Верховном суде Чечни вынесли обоим обвинительный вердикт, и 26 мая судья Вахит Исмаилов назначил им сроки наказания: 22,5 года колонии Николаю Карпюку и 20 лет Станиславу Клыху.

Адвокаты Марина Дубровина, Докка Ицлаев и Илья Новиков в зале суда в Грозном

Украинец Станислав Клых во время процесса не раз вел себя неадекватно. Его адвокат Марина Дубровина считает, что у него развилось психическое заболевание, возникшее в результате перенесенных пыток.

На последующих судебных заседаниях подсудимый все чаще вел себя неадекватно, выкрикивал бессвязные слова, отказывался верить, что его мать (она приезжала в Грозный) на самом деле жива, и не узнавал своего адвоката. Однако чеченские медики обвинили мужчину в симуляции. Некоторое время Клыху давали неизвестные препараты.

Впоследствии, разобрав обвинительное заключение, правозащитный центр «Мемориал» пришел к в выводу, что дело Карпюка и Клыха сфальсифицировано, а сами они, вероятно, оговорили себя под давлением.

– Фактографические ошибки, неточности и нелепости, которыми наполнено обвинительное заключение, позволяет нам сделать вывод о несостоятельности обвинения в целом, – резюмировали правозащитники.

Из анализа обвинительного заключения в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха, сделанного адвокатами Мемориала, следует то, что вне зависимости от обоснованности обвинений, в их отношении вполне можно требовать прекращения уголовного преследования в связи с истечением срока давности.

Во-первых, им инкриминируются убийства, то есть не продолжающиеся, а оконченные в 1995 году особо тяжкие преступления, срок давности в которых составляет 15 лет после их совершения. А этот срок истек еще в 2010 году.

Во-вторых, хотя обвинение в бандитизме построено так, что окончание срока давности преступление у Клыха приходится на 2006 год, а у Карпюка – на 2014 год, в обвинительном заключении отсутствуют доказательства участия Карпюка и Клыха в банде после 1995 года. Это позволяет обвиняемым и защитникам настаивать на том, что по ст. 209 (участие в банде) совершение преступлений окончено в 1995 году, и срок давности в данном случае истек.

Кроме того, следствие не называет имена замученных российских солдат и не приводит никаких свидетельств того, что все эти преступления действительно были совершены — хотя ссылается на некие медицинские документы, справки из военкоматов, допросы родственников погибших и выживших потерпевших.

– Плененные, подвергшиеся пыткам и убитые солдаты остаются безымянными. С одной стороны, в обвинительном заключении отсутствуют какие-либо документальные сведения об обнаружении трупов этих двенадцати военнослужащих со следами пыток. С другой стороны, нет и сведений о безвестном исчезновении или пленении группы военнослужащих в указанном месте в указанное время. Нет и материалов, подтверждающих, что следствие пыталось такие сведения добыть, – отмечает в своем анализе дела правозащитный центр «Мемориал».

«Мемориал» признал Станислава Клыха и Николая Карпюка политзаключенными.

ФОТО: Антон Наумлюк, интернет

QHA