КИЕВ (QHA) -

С осени прошлого года в Украине начался новый всплеск силовых захватов предприятий. Власть имущие наступают на успешный бизнес. Собственники в угольной, нефтегазовой, пищевой и строительной промышленности, банковской отрасли меняются, а для рейдеров наступает рай. В украинских СМИ в последнее время нередки сообщения о том, что людей в военной форме с шевронами добровольческих батальонов приглашают на «заказы». Боевой опыт, полученный на Донбассе, порой покупается влиятельными чиновниками и бизнесменами для решения собственных проблем.

Столица бьет рекорды по числу рейдерских атак с участием добровольцев. В сентябре вспыхнул конфликт между жителями Святошинского переулка и застройщиками, в который вмешались активисты Гражданского корпуса «Азов» и бойцы батальона «Донбасс», выступившие на стороне протестующих. На следующий день «Азов» заблокировал вход в центральный офис Киевгорстроя. Представитель «Азова» Назар Кравченко заявил, что застройщики из Киевгорстроя наняли титушек, которые стреляли в активистов и разбили им головы.

 Они бросались кирпичами, у них было оружие. У нас более тридцати раненых активистов. Это делал застройщик, сказал Кравченко журналистам.

Раньше имя компании не фигурировало в громких строительных скандалах. «Азовцы» и бойцы «Донбасса» помогли ему попасть на первые страницы украинских СМИ. Комбат Семен Семенченко лично присутствовал на всех процессах, поэтому дело приняло политическую окраску.

Полицейские предпочитают не вмешиваться в силовые захваты предприятий. Они не противостояли незаконным действиям вооруженных людей на Крюковщине, когда утром 4 сентября более 200 человек совершили нападение на охранников «Химакса» (завод, расположенный в селе Крюковщина Киево-Святошинского района) с целью захвата предприятия.

Нападение отбивали около 80 охранников фирмы «Варта-1». В результате инцидента молодого человека 24 лет застрелили из охотничьего ружья. Он погиб на месте. В числе участников атаки фигурирует имя Дмитрия Линько, народного депутата от Радикальной партии Олега Ляшко и комбата батальона «Святая Мария». В 2011 году он участвовал в египетской революции за свержение президента Хосни Мубарака в Каире. А в 2013 году Линько поехал в Стамбул – поддержать массовые акции протеста на площади Таксим против политики экс-премьер-министра, а ныне президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

«Айдаровцы» также сверкнули шевронами 21 марта 2016 года. В тот день неизвестные атаковали детский яхт-клуб «Оболонь». Позже пошли сообщения о том, что бойцы из батальона «Айдар» в 18:00 приехали в спортклуб, скрутили руки охране и всячески препятствовали входу на территорию школы ее работников и воспитанников, а также спортсменов крейсерской секции.

Власти видят беспредел

Советник министра внутренних дел Антон Геращенко делит рейдерство в Украине на два вида. Первый незаконный и противоправный захват чужого имущества, а второй – ситуация, когда гражданин или юридическое лицо берет кредит и сознательно не возвращает его в срок, а после требования суда погасить займ поднимает шум, якобы его бизнес захватывают рейдеры.

По его мнению, бизнесмены задействуют в рейдерских захватах и разборках кого угодно.

– Силовой захват предприятия исполняют любые лица без определенных занятий. Не стоит говорить, что именно добровольцы – главные беспредельщики. В конце концов, каждый может купить шевроны «Айдара» и «Донбасса» за 25 гривен на базаре. А если есть самозванцы, порочащие честь героев Украины, таких нужно привлекать к ответственности в рамках законодательства, – говорит Геращенко.   

Нардеп Олег Петренко признается, что среда добровольцев довольно неоднородна, в частности, процент вышедших из тюрем в ней весьма ощутим.

В «Азове» таких людей было не много изначально, у нас своя специфика. «Азов» нельзя рассматривать просто как боевое подразделение. Это своего рода феномен, явление в войсках.  Летом 2014 года батальон наполовину состоял из футбольных фанатов, из ультрас,  поясняет Петренко.

По данным военной прокуратуры, много уголовников попало в добробаты в начале боевых действий на востоке Украины. 

Брали в батальоны людей, которые вообще не были настроены проявлять искренний патриотизм. У них были другие цели. Я просил объяснить руководство Украины, почему дают добро на формирование добровольческих батальонов из зэков. Ответы были почти одинаковы: армия в то время была абсолютно парализована, – прокомментировал координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук.

В Украине действительно немало людей, прошедших боевые действия на Донбассе и вернувшихся домой с оружием. Опыт войны научил их пользоваться любым огнестрелом. Задача властей – держать их на учете или предложить службу в силовых структурах государства, обеспечив контроль за оружием и агрессией. 

Cтрах и черный PR

Военный эксперт Игорь Романенко в комментарии QHA отметил, что согласие ветеранов АТО на частные криминальные заказы – явление не массовое. Он утверждает, что спекуляции и фальсификации в СМИ об отдельных военных формированиях во многом на руку тем политикам, которые хотят очернить добробат, подконтрольный их конкурентам. 

В рейдерство берут спортсменов, практикующих единоборства, в большей степени с оружием и средствами защиты. Действительно, на захватах предприятий или митингах появляются иногда люди с шевронами «Айдара», «Донбасса» или «Азова». Их могут специально переодеть в военную форму, чтобы дискредитировать батальоны. Мы знаем известный случай, когда «Айдар» воевал в зоне АТО, а якобы его вторая часть штурмовала здание Минобороны Украины. Одновременно выполнять задачи на Донбассе и в Киеве невозможно. На провокациях в Киеве часто используют лейблы «Айдара» и «Азова», говорит Романенко, поясняя, что у этих батальонов сформировалась определенная популярность в обществе.

Многие силовики и украинские политики откровенно боятся добровольцев. Страх перед людьми в форме и помогающими им волонтерами, сформировавшийся во времена Майдана, продолжает жить в армейской и милицейской верхушке. Они боятся возвращения с фронта неподконтрольных солдат. Некоторые батальоны сами подогревают страх политиков и генералов, публично заявляя, что «вот они вернутся с фронта – и покажут всем врагам». А некоторые командиры батальонов дают повод сомневаться в своей адекватности и способности действовать в рамках закона. Своим поведением они отрицают монополию государства на насилие.

Добровольческие батальоны сыграли важную, чуть ли не ключевую роль в начале войны с Россией, когда украинской армии как таковой не существовало. Категорически неправильно стричь всех добровольцев под одну гребенку и приравнивать к проплаченным титушкам.

Отчасти борьба с рейдерством в Украине зашла в тупик из-за госструктур, которые на бумаге противостоят рейдерам, но параллельно сами их нанимают. По данным Антирейдерского союза предпринимателей Украины, сегодня в стране действует более 30 рейдерских группировок со связями в судах, правоохранительных органах и Минюсте, а «перехват управления предприятиями облегчается непроработанностью соответствующего законодательства и проблемами с защищенностью реестров прав собственности». Правительство ничего не предпринимает, чтобы исправить ситуацию. Минюст недавно инициировал создание совместной с полицией группы по борьбе с рейдерством. Однако подобные группы неоднократно создавались и ранее, а рейдерство лишь набирало обороты. Безусловно, подобное попустительство бьет по инвестиционному имиджу Украины и характеризует ее как страну, где закон не работает.

Тимур Савин

ФОТО: Reuters, РИА-Новости, интернет

QHA