КИЕВ (QHA) -

Василий Семенович Стус родился в Винницкой области, однако детство и юность провел на украинском Донбассе, в самом его сердце – Донецке.

Стус начал писать еще во время учебы в Донецком институте. Он открыл для себя творчество европейских поэтов Гете и Рильке.  Стус перевел на украинский язык около сотни произведений этих поэтов, которые, к сожалению, были конфискованы и потеряны для нас.

Первые стихи Василий Семенович опубликовал в 1959-м году в газете «Литературная Украина».

С марта по октябрь 1963 года он был главным редактором газеты «Социалистический Донбасс», которая выходила на украинском языке тиражом в десятки тысяч экземпляров. Он вынужден был приостановить работу, потому что поехал учиться в Киев в Институт литературы им. Т.Г. Шевченко в аспирантуру. В Киеве он подал в издательство свое первое собрание стихов – «Круговерть». 

Столица Украины середины 60-х годов еще жила надеждами хрущевской оттепели. Молодой поэт погрузился в интеллектуальную среду столицы, вступив в Клуб творческой молодежи, который возглавил Лесь Танюк. Именно здесь он протестовал против начатой политики русификации и преследования украинской интеллигенции. За это поэта исключили из аспирантуры.

Несмотря на тяжелые потрясения, именно в этот период он женился. Его избранницей стала Валентина Попелюх. В 1966-м у них родился сын Дмитрий (сейчас известный литературовед).

Стус с женой и сыном

Именно сыну он напишет такой стих.

Василь Стус. Синові (переклад Редьярда Кіплінга)

Коли ти бережеш залізний спокій
всупір загальній паніці й клятьбі,
коли наперекір хулі жорстокій
між невірів ти віриш сам собі.

Коли ти вмієш ждати без утоми,
обмовлений, не станеш брехуном,
ошуканий, не піддаєшся злому
і власним не хизуєшся добром.

Коли тебе не порабують мрії,
в кормигу дум твій дух себе не дасть,
коли ти знаєш, що за лицедії —
облуда щастя й машкара нещасть.

Коли ти годен правди пильнувати,
з якої вже зискують махлярі,
розбитий витвір знову доробляти,
хоча начиння геть уже старі.

Коли ти можеш всі свої надбання
поставити на кін, аби за мить
проциндрити без жалю й дорікання —
адже тебе поразка не страшить.

Коли змертвілі нерви, думи, тіло
ти можеш знову кидати у бій,
коли триматися немає сили
і тільки воля владно каже: стій!

Коли в юрбі шляхетності не губиш,
а бувши з королями — простоти,
коли ні враг, ні друг, котрого любиш,
нічим тобі не можуть дорікти.

Коли ти знаєш ціну щохвилини,
коли від неї геть усе береш,
тоді я певен: ти єси людина

і землю всю своєю назовеш.

В 1972-м состоялся первый арест Стуса. Ему инкриминировали «антисоветскую деятельность». В 1979-м ему удалось вернуться в Украину, однако уже в 1980-м снова арест. Адвокатом Стуса выступал Виктор Медвчедчук. Василий Семенович активно протестовал против такого адвоката, считая его «комсомольским, агрессивным деятелем, который не интересовался его делом». Во время вынесения приговора Медведчук заявил, что «деятельность Стуса должна бать наказана, однако просит суд обратить внимание на то, что Стус исполнял, работая на заводе, норму и недавно перенес операцию на желудке». После этого заседание прервали, а следующие начали уже из оглашения приговора. Стус считал, что это нарушило право на последнее слово.

Виктор Медведчук

Многие юристы говорят, что Медведчук мог, даже в условиях советской тоталитарной системы, защитить подсудимого. Сам же Медведчук настаивает на том, что такой возможности у него не было.

Стуса отправили в Пермский край. В 1985-м украинская диаспора попыталась выдвинуть его на получения Нобелевской премии, однако не успела. Стус трагически погиб в карцере в Пермском крае в ночь с 3 на 4 сентября. Официально – от остановки сердца. Бывший политзаключенный Василий Овсиенко считает, что от удара карцерными нарами, что было специально подстроено.

Нобелевскую премию Стус так и не получил, ее дают лишь живым.

Могила Василия Стуса (крайняя справа) и двух его побратимов: Юрия Литвина и Олексы Тыхого, погибших в лагерях

В 1989-м его перепохоронили в Киеве. Похороны стали настоящей акцией протеста против тоталитарного режима, который начал потихоньку ослабевать в условиях перестройки. До независимой Украины он не дожил лишь 6 лет.

Чувствуя дыхание тоталитарной империи, Стус написал «Як добре, що смерті не боюся», где наочно заявил о тщетности борьбы с ним режима.

Як добре те, що смерті не боюсь я
і не питаю, чи тяжкий мій хрест.
Що вам, богове, низько не клонюся
в передчутті недовідомих верств.
Що жив-любив і не набрався скверни,
ненависті, прокльону, каяття.
Народе мій, до тебе я ще верну,
і в смерті обернуся до життя
своїм стражденним і незлим обличчям,
як син, тобі доземно поклонюсь
і чесно гляну в чесні твої вічі,
і чесними сльозами обіллюсь.
Так хочеться пожити хоч годинку,
коли моя розів’ється біда.
Хай прийдуть в гості Леся Українка,
Франко, Шевченко і Сковорода.
Та вже! Мовчи! Заблуканий у пущі,
уже не ремствуй, позирай у глиб,
у суще, що розпукнеться в грядуще
і ружею заквітне коло шиб.

Однако даже в независимой Украине не сразу оценили величие личности Стуса. Лишь в 2005-м он получил звание Героя Украины посмертно.

В Донецком университете, где он учился, пророссийские студенты и преподаватели выступили категорически против присвоения учебному заведению имени Стуса, они кричали: «Кто это?», некоторые говорили, что «Стус бандеровенц», «вешал коммунистов». Сейчас университет в экзиле носит имя Стуса (переехал в Винницу), однако большинство тех, кто кричал против присвоения имени Стуса, остались с боевиками, создав свое университет. В 2015-м, в так называемой «ДНР» демонтировали с корпуса университета барельеф украинского поэта.

Дыра на месте барельефа Стусу в Донецке

В 2016-м вышел 20-ти минутный фильм о Стусе. Главную роль в нем сыграл известный украинский актер и режиссер крымскотатарского происхождения Ахтем Сеитаблаев. 

К сожалению, много стихов Стуса не сохранились. Поэтому каждое произведение является ценным. Стус много писал о тяжелой украинской истории, одним из таких является стих «Сто років як сконала Січ», где он показывает судьбу Украины после уничтожения Сечи и рабское положение украинцев в составе империи.  

Сто років як сконала Січ.

Сибір. І соловецькі келії.

І глупа облягає ніч

пекельний край і крик пекельний.

 

Сто років мучених надій,

і сподівань, і вір, і крові

синів, що за любов тавровані,

сто серць, як сто палахкотінь.

 

Та виростають з личаків,

із шаровар, з курної хати

раби зростають до синів

своєї України-матері.

 

Ти вже не згинеш, ти двожилава,

земля, рабована віками,

і не скарать тебе душителям

сибірами і соловками.

 

Ти ще виболюєшся болем,

ти ще роздерта на шматки,

та вже, крута і непокірна,

ти випросталася для волі,

 

ти гнівом виросла. Тепер

не матимеш од нього спокою,

йому ж рости й рости, допоки

не упадуть тюремні двері.

 

І радісним буремним громом

спадають з неба блискавиці,

Тарасові провісні птиці —

слова шугають над Дніпром.

Хочется верить, что украинский народ больше никогда не испытает ужасы Голодоморов, репрессий, террора и рабского положения на своей земле, как в это верил украинский патриот Василий Семенович Стус.

Подготовил Николай Шевчук

QHA