КИЕВ (QHA) -

Нередко люди с физическими недостатками не могут не только работать, но и сами себя обслуживать в силу ограниченных возможностей. За инвалидом первой группы нужен постоянный присмотр, поэтому государство назначает ему опекуна, в большинстве случаев кого-то из родных, который постоянно за ним ухаживает.

Однако оккупационные власти Крыма лишают инвалидов первой группы, назначая им третью, и тем самым отнимают у них средства к существованию и право на опекунство.

Юнус Машарипов, крымский татарин, проживающий в Ялте, не может сидеть дома и ухаживать за супругой-инвалидом.

Когда Крым был украинским, жена Машарипова получала пенсию, эквивалентную 130 долларам, а он как опекун – 140 долларов. Сейчас, при оккупации, крымский татарин получает 60 долларов, поэтому, чтобы выжить, вынужден подрабатывать на строительстве, оставляя свою больную жену одну дома.

– Она 15 лет состоит на учете из-за шизофрении. У нее врожденная болезнь сердца, она плохо видит, даже в очках. И с таким букетом болезней ей все равно дали третью рабочую группу. Но она не в состоянии работать! После 2014 года в Крыму всем инвалидам срезали первую группу. А с меня сняли опекунство, заявив, что инвалиды могут работать, поделился своей проблемой житель Ялты c корреспондентом QHA.

После очередного курса лечения у жены Юнуса Машарипова возникла непроходимость верхних дыхательных путей, вследствие чего она постоянно задыхается. Теперь ей нужна срочная операция, но денег на это нет.

Юнус обращался за помощью ко многим врачам, но ему лишь посоветовали позвонить в Краснодарскую больницу, где могут провести операцию на гортани.   

– Операция на гортани делается в Санкт-Петербурге и в Краснодаре. Я позвонил в Краснодар, и там нам отказали в бесплатной операции, говорит он.

От безвыходности крымчанин вынужден был обращаться к чиновникам различных рангов. Но ни один из них не смог ему помочь. Он даже писал письма депутатам Госдумы и обращался к президенту России Владимиру Путину, но пока все безрезультатно.

Машарипов с горечью вспоминает о жизни в украинском Крыму, когда власти помогали инвалидам, обеспечивая их продуктами питания, одеждой и обувью.

После аннексии в 2014 году ФСБ запретила деятельность некоммерческой организации НКО, которая занималась социальной помощью для малообеспеченой части населения – и жизнь инвалидов превратилась в пытку.

– У меня есть много знакомых инвалидов. Их сейчас в Ялте проживает более тысячи человек до 35 лет. И все их родители боятся за жизни своих детей из-за нехватки финансовых средств и урезания соцпомощи для людей с ограниченными возможностями, пожаловался Юнус Машарипов.

Он утверждает, что его друзья постоянно сталкиваются с теми же проблемами, что и он сам.

– Глаукому оперируют в Ливадийской больнице за 36 тысяч рублей (12 тысяч гривен) – и это только на один глаз. Об этом мне рассказали мои знакомые, которые после хирургического вмешательства все равно плохо видят.

А чтобы принять роды, медработники в Ялте берут 30 тысяч рублями (10 тысяч гривен). В прошлом году родилось 1579 детей – получается, что ялтинские врачи заработали 47 миллионов рублей? рассуждает Юнус.

Он подтвердил, что в Крыму не хватает медицинских работников, так как многие увольняются из-за низкой зарплаты, вследствие чего в крымских больницах – острая нехватка хирургов и эндокринологов. По его словам, большинство медиков уходят работать в частные клиники.

QHA