БАХЧИСАРАЙ (QHA) -

Ильми Умеров, заместитель председателя Меджлиса, поделился своими впечатлениями о судовых заседаниях по делу о запрете Меджлиса крымскотатарского народа. Он рассказал, что суд 3 марта был намного "интересней" сегодняшнего из-за большого количества полиции и людей спортивного телосложения на нем.

Ильми-бей подчеркнул, что Сейтумер Ниметуллаев, Мухаммед Али Бекаев, Аслан Смирнов, Сервер Джелялов, которые написали донос на Меджлис, теперь даже не приходят на судовые заседания. И, скорее всего, по причине того, что люди бы осуждающе на них смотрели и не пустили в зал суда. Об этом и многом другом и рассказал Ильми Рустемович.

Ильми-бей, Вы присутствовали на суде о запрете Меджлиса. Как проходил суд?

- 3 марта было более интересное заседание, потому что все вокруг было оцеплено полицией. В зал людей не пускали. Пускали лишь тех, кто является участником процесса. Слушателей не пускали, а зал заполнили какими-то студентами, людьми спортивного телосложения и местными журналистами.

Сегодня все проходило немножко по-другому. Так как Нариману Джелялу и его адвокату дали всего семь дней, а вручили материалы всего через 4 дня, у них осталось всего два дня на ознакомление. И они, естественно, не успели. "Прокурор" Поклонская ходатайствовала и передала суду материалы на более чем 500 страницах и на восьми дисках. Мы еще не знали, что в этих материалах содержится, и наш адвокат попросил 5 рабочих дней и выходные для того, чтобы ознакомиться с этими материалами. Поэтому суд перенесли на 17 число.

Ильми-бей, на суде присутствовали все члены Меджлиса, которые остались в Крыму?

- Нет, все представители Меджлиса не были потому, что в прошлый раз 5-6 мест осталось свободными. Видимо, заполнение осталось такое же, и 5-6 мест осталось свободными, и нас просто не приглашали, либо не пускали.

Сегодня пропустили, я точно не скажу, 6 или 7 человек, кроме Наримана Джеляла, меня и Тамишева, были еще в зале. Сотня-две еще были на улице. Они никак не могли попасть на заседание потому, что на самом деле там больше мест не было.

Простые люди могут попасть на заседание суда о запрете Меджлиса?

- Теоретически могут, а практически невозможно. Из-за того, что выбран маленький зал и там всего два ряда стульев. Может, быть, человек двадцать-двадцать пять слушателей помещается. В этом зале больше мест нет.

Джемил Темишев – адвокат по этому делу, говорил о новых фактах со стороны обвинения, на основании новых документов?

- Пока никакого рассмотрения дела в суде не было. Просто обсудили сам факт передачи этой документации.

Со слов адвоката и со слов так называемого прокурора Поклонской, которая еще в прошлый раз заявила, что это материалы, которые подтверждают вину Меджлиса согласно того иска, который был вручен третьего марта. На самом деле, там всякие предупреждения, предостережения, решения о возбуждении уголовного дела. Решения о недопуске Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова на территорию Российской Федерации. Потом материалы телевизионных передач, в которых участвовал председатель Меджлиса Рефат Чубаров. Ну, вот такого рода материалы, которые якобы подтверждают экстремистскую деятельность Меджлиса.

Ильми-бей, против Меджлиса выступили лидеры пяти коллаборационистских организаций, которые написали донос в крымскую "прокуратуру". Они бывают на судовых заседаниях?

- Одной фразой отвечу. Они собой ничего не представляют. Ни за одним из них нет никакого количества людей. На суд они не приходят. И, скорее всего, приходить не будут. Потому, что люди будут реагировать соответственным образом. Появляться на людях они уже не смогут из-за своего «имиджа».

Ильми-бей, российская власть решила таким образом "выжить" крымских татар через суд по запрету Меджлиса?

- Если пофантазировать на эту тему, то Меджлис – это довольно-таки разветвленная сеть, которая пронизывает весь крымскотатарский народ. Курултай – это 250 делегатов Курултая и всенародный съезд, который формирует Меджлис. Меджлис крымскотатарского народа - это 33 человека, который является представительным органом целого народа.

В составе местных и региональных Меджлисов находится приблизительно 2800 человек. И теоретически можно любого крымского татарина за то, что он поздоровался с членом Меджлиса на улице, привлечь к уголовной ответственности как "причастного к экстремистской организации". Ну, это конечно доведение ситуации до абсурда.

Что говорят Ваши знакомые, и остальные члены Меджлиса о суде про его запрет?   

- Так и говорят, что это фарс. Что это продолжение вот этой акции запугивания. Я всем повторяю, что эта акция запугивания началась с аннексии Крыма. Первой реакцией крымских татар было неприятие юрисдикции Российской Федерации над Крымом. И в Крыму начали происходить вещи, которые раньше не происходили. Начали пропадать люди, потом их находят мертвыми со следами пыток, а то и вовсе не находят. Не пускают лидеров Меджлиса в Крым. Были открыты уголовные дела.

Цель - выдавить как можно больше активных людей за пределы Крыма, чтобы они здесь не путались под ногами. Потому что инакомыслие не допускается в Российской Федерации. Все, кто имеет собственное мнение - подвергается репрессиям и гонениям.

Элина Сулима

ФОТО: интернет

QHA