КИЕВ (QHA) -

На круглом столе в Киеве обговорили тему «Деоккупация: как это работает?», сообщил корреспондент QHA. В ходе обсуждения украинские эксперты высказали свое видение возвращения временно оккупированных территорий и развития Донбасса после деоккупации.

Волонтер движения «Деоккупация» Елена Стяжкина считает, что деоккупация сегодня проиходит в двух пространствах. Первое – это вся Украина. И эту деоккупацию мы называем декоммунизацией. А второе пространство – это освобожденные и прифронтовые территории Донбасса. Волонтеры, которые там работают, на самом деле являются практиками в процессах деоккупации. Их опытом мы должны воспользоваться после того, как граница и неподконтрольные сегодня территории будут возвращены под контроль Украины.

Елена Стяжкина, вдаваясь в исторический экскурс, рассказала об опыте деоккупации европейских стран после Второй мировой войны. В качестве примеров она привела такие страны, как Бельгия, Нидерланды и Франция.

– Мы должны быть готовы к тому, что это будет длительный процесс. Если посмотреть на европейский опыт, путь деоккупации в Бельгии, Нидерландах или Франции не был коротким. Например, в Бельгии, где проживало восемь миллионов человек, оккупация длилась четыре года. Большая часть населения коллаборационировала. Что сделала Бельгия? Она провела 400 тысяч открытых судебных процессов, но приговоров было вынесено только 80 тысяч, из них заключено 48 человек. На бельгийской земле родилось понимание, что общество не только должно очиститься от коллаборантов – оно должно очистить честное имя тех, кто был в оккупации и кто был героем. Бельгийский опыт тоже может быть нам полезным, считает волонтер.

 

Опыт Нидерландов Елена Стяжкина называет опытом восстановления доверия к власти. Ведь 900 мэров нидерландских городов остались работать на оккупированных территориях, и на них сконцентрировался весь гнев людей, которые были в оккупации. Хотя согласно законам 1937 года нидерландским мэрам разрешалось оставаться работать в оккупации, чтобы постараться сохранить баланс между добром и злом, в результате всех их судили, но каждое судебное дело относительно их вины или невиновности разбиралось отдельно. Поскольку Нидерланды это маленькая община, то доверие к власти очень важно.

– Опыт Франции совсем другой. Ведь Франция стала крупнейшим коллаборационистом. И когда Де Голль увидел это и понял всю сложность ситуации, он сказал, что Франция освободила себя и ей нужны все ее дети, процитировала она великого государственного деятеля.

Также волонтер упомянула и хорватский опыт, точнее, разные моменты установления власти в Хорватии, где было два совершенно разных сценария, изучение которых украинцам также будет полезно.

Елена Стяжкина считает, что к пакету законов об амнистии сепаратистов на Донбассе необходимо добавить закон о коллаборации, который поможет снять вину с тех, кто не виновен. В нем должны быть прописаны административные или общественные наказания для тех, кого нужно наказать.

В случае, если будет принят подобный пакет законов, украинцы фактически нейтрализуют минное поле кремлевского сепаратизма, навязанного Украине. И тогда украинская власть сможет назвать имена тех, кто разжигал войну на Донбассе, и потребовать от них репарации.

QHA