КИЕВ (QHA) -

Эту парадоксальную мысль высказал американский историк, профессор кафедры истории университетов Алабамы и Бирмингема Джордж Лайбер в своей киевской лекции, которую он прочитал в субботу, 2 июля, в рамках традиционных встреч с авторами в книжном клубе-магазине «Є».

И хотя его труд «Мировые войны и Украина в поисках собственной идентичности, 1914-1954» пока что вышел только на английском, автор надеется, что вскоре работа будет переведена и на другие языки, в том числе на украинский.

Личность сопротивляется обстоятельствам  эту старую истину когда-то парадоксально обыграл поэт Николай Глазков:

Я на мир взираю из-под столика.
Век двадцатый век необычайный.
Чем столетье интересней для историка,
Тем для современника печальней…

Эта четверостишие, казалось бы, отлично подходит к объекту исследований профессора Лайбера, но сам он не может относиться к тебе с академической отстраненностью, поскольку в его жилах течет украинская кровь. Поэтому правильнее было бы проиллюстрировать его методу строками его нынешнего соотечественника, киевлянина по происхождению Наума Коржавина:

Нету легких времен. И в людскую врезается память
Только тот, кто пронес эту тяжесть на смертных плечах.

Но объектом поэтической рефлексии, как правило, является личность, а историки оперируют более масштабными категориями. Как тут не вспомнить уже ставшее штампом «Смерть одного человека – трагедия, смерть миллионов статистика».

По сути, книга Джорджа Лайбера тщательное исследование впечатляющих и парадоксальных последствий массового насилия на «кровавых землях» Европы, и она меняет понимание истории Украины, Германии, СССР и Центральной и Восточной Европы ХХ века.

– Вместо того чтобы защищать или осуждать этот опыт, Лайбер показывает, как Украина пришла к утверждению собственной государственности, – отметил в рецензии на книгу его коллега Гироаки Куромия с исторической кафедры Индианского университета.

Американский профессор признался, что в его книге мало первоисточников, а по форме подачи фактов это скорее компиляция того, что его предшественники нашли в архиве, тем не менее его выводы и наблюдения «народа с посттравматическим синдромом» (определение покойного американского исследователя Голодомора, ассистента Роберта Конквеста  Джеймса Мейса), по отзывам коллег, довольно оригинальны.

В частности, автор беспристрастно отмечает три фазы интеграции и фрагментации, которую прошли украинцы в ХХ веке.

По мнению ученого, события первой половины ХХ века оформили национальную идентичность украинцев. Две войны, Голодомор и Холокост сыграли решающую роль в формировании современной Украины.

Хотя автор в своем труде исследует преимущественно судьбу этнических украинцев, он также прослеживает, как исчезали с карты Украины крымские татары, евреи, поляки. 

И тут нельзя не вспомнить строки еврея, рожденного в Варшаве, но погибшего на Колыме, выдающегося русского поэта Осипа Мандельштама, который в мае 1933-го так описывал последствия украинского Голодомора, наблюдаемого им в Крыму:

Холодная весна. Голодный Старый Крым,
Как был при Врангеле такой же виноватый.
Овчарки на дворе, на рубищах заплаты,

Такой же серенький, кусающийся дым.
Природа своего не узнает лица,
И тени страшные Украины, Кубани...
Как в туфлях войлочных голодные крестьяне
Калитку стерегут, не трогая кольца...

На актуальный вопрос корреспондента QHA, как Украине вернуть Крым, американский профессор ответил:

– Я историк, а не политолог, но все же думаю, что это станет возможно благодаря давлению на Россию со стороны ЕС, США и НАТО.

С другой стороны, он также согласился с мыслью, что для деоккупации полуострова необходимо, чтобы большинство крымчан под бременем российской аннексии начали испытывать ностальгию по своему украинскому прошлому, и тогда оно может стать их же будущим.

В ходе лекции историка, который общался с залом через переводчика, даже возникло подобие дискуссии, когда публика не согласилась с мнением лектора, что современная украинская нация оформилась лишь после Первой мировой войны.

Большинство присутствующих уверенно заявили, что процесс перехода от малороссов к украинцам произошел еще в конце XIX столетия.

Думается, что в ходе спора были перепутаны два схожих понятия: культурная самоидентификация народа и субъектность политической нации. А последнее без собственного независимого государства осуществить очень сложно.

Впрочем, если кто-то намерен проследить за этой дискуссией и точностью перевода терминов, он может это сделать, пройдя по ссылке на аудиофайл лекции.

В конце материала отмечу, что профессор Лайбер – биограф не только народов, но и отдельных личностей, а его первой работой, посвященной Украине, была монография о выдающемся украинском писателе и режиссере Александре Довженко.

Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA