МАРИУПОЛЬ (QHA) -

Если бы «Барбакана» не было, его бы стоило придумать настолько это органичная метафора нашей нынешней жизни.

15 октября в Мариуполь приехали основатели творческой части Майдана проекта «Барбакан» Данил Ковжун и Светлана Гречуха.

«Барбакан» это место концентрации патриотичной творческой тусовки. Именно эти люди первыми вышли на Майдан и кинули первые «коктейли Молотова». Именно они сделали самые известные плакаты о Революции Достоинства и сохранили их для будущих выставок. Именно их галерея подпольно работала как штаб партизан, волонтеров и добровольцев.

«Барбакан» это культовое место, где творят художники, поэты и писатели Семесюк, Ермоленко, Манн, Полежака и другие таланты. Среди книг и картин современных гениев тут можно найти штаны Царева и осколки фугаса.

Данил Ковжун – о том, как появился «Барбакан»

Мы просто собирались вместе в «Барбакане», чтобы послушать хорошую музыку и поддержать дружественное для нас место – футбольный паб. А потом оказалось, что в нашем пабе собиралась творческая элита, которая до рассвета обсуждала совсем не футбол. Это все было нелегально, и вход в паб знали только свои. Там было некомфортно, неудобно, на баре было ограниченное количество алкоголя, и все довольно быстро заканчивалось. И когда люди со стороны заходили в наш бар и спрашивали, где мой смузи и почему так накурено, им просто не наливали. Даже цвет наших стен называли «Вам здесь не рады» (смеется).

А потом случился Майдан. Это был не протест, а самоориентация: мы идем в сторону Европы или Таможенного союза? На Майдане появилась серия плакатов. Я, Семесюк и вся наша тусовка оказались там – и понеслась. Когда побили студентов, у нас не было никакого сомнения, что на следующий день будет лютый трындец… Утром всюду горели свечи, молодые люди тренировались обороняться и бросать «коктейли Молотова», а в патрулирующую машину милиции кто-то бросал камни. Пришлось подготовиться и нам: купить оранжевые каски и бенгальские огни, наполнить канистры бензином и приехать на Майдан. Первые «коктейли Молотова» и горящие смеси полетели от кого-то из наших – от творческой, так сказать, элиты. Они оправдывались так: «Ну, во-первых, это красиво. Мы же не в людей бросаем. Протест должен быть с огнем!» (смеется).

А потом мы начали выходить на улицы для патрулирования по ночам. И так появился уже тот самый «Барбакан», о котором вы знаете теперь. Само название – это архитектурное укрепление, фортификационное сооружение, которое охраняет мост или подъезд к воротам в замок. Его функция – задержать врага, чтобы он не успел подойти к основному – замку. И наши архитекторы нарисовали план «Барбакана», купили палеты и создали форпост. Разметив все веревочками, мы начали творить укрепление, которое пережило не один штурм. А в один день мы пришли на Майдан  а там, кроме нас, никого не было… Но мы удержали позиции, и к Новому году там появились другие – тысячи украинцев.

На вопрос из зала, изъявляли ли политические партии желание принять участие в «Барбакане», Светлана Гречуха ответила так:

Конечно, предложения были. Но ни во время Майдана, ни после него мы не поднимали никаких флагов, кроме украинского и флага «Барбакана». И это предмет нашей гордости. Мы – творческие личности, поэтому сосредоточились на такого рода протесте.

У нас проходили мастер-классы, интересные встречи, дискуссии. Мы делали к Новому году елочные игрушки из колючей проволоки, «коктейли Молотова» с добавлением спецэффектов, маленькую копию елки с плакатами, проводили литературные батлы и так далее.

Данил Ковжун добавил:

 Мы не просто стояли, чтобы победить, – так было бы слишком скучно. Поэтому у нас постоянно что-то происходило. А потом была Грушевского, и тогда стало понятно, что власть не знает, что с этим делать. Но мы знали, что можем сделать вместе с нашими сынами анархии. Творческие люди оказались бывшими химиками, отсюда и появились наши фееричные коктейли: «Молотов» плюс свинцовая пудра, скипидар, растворенный пенопласт и даже бенгальские огни. Протест стал еще более красивым и зрелищным. А потом началась война, и на Майдане мы перестали быть нужны, поэтому переехали в арт-галерею. Там проводились творческие акции с балалайками и лютым российским акцентом (смеется).

Светлана Гречуха:

После Майдана я стала учредителем нового бара «Барбакан»  места, где все мы можем теперь собираться, как прежде на улицах Киева. Это история о наследии Майдана и второй жизни нашего «Барбакана». В него вхожи только свои, и даже на баре стоит не профессиональный бармен, а наши друзья, которые сменяют друг друга. Там и появились идеи знаменитого мангала в форме Кремлевской стеныи издания сборника с текстами авторов «Барбакана».

А почему ваш сборник называется не «Барбакан», а «Треугольник 92»?

Данил Ковжун:

– Это книжка с произведениями тех писателей, которые читали на Майдане и помогали «Барбакану». Название непонятно даже нам... Оно появилось, когда в Сети всплыли планы по зачистке Майдана, на которых наш сектор был обозначен треугольником и такой цифрой. Это стало своеобразным знаком или символом, который не даст забыть о Майдане и его наследии.

Галина Балабанова

QHA