СИМФЕРОПОЛЬ/АКЪМЕСДЖИТ (QHA) -

Эдем Абдураимов родился в 1934 году в селе Заланкой (ныне Холмовка) Бахчисарайского района. В Крыму он не успел стать школьником: как раз началась война. Поэтому в первый класс Эдем пошел уже в Узбекистане, когда ему было 11 лет. Преподавание велось на русском языке. Дети депортированных крымских татар его совершенно не понимали, они разговаривали только по-крымскотатарски. Им потребовалось время, чтобы начать понимать учителей, которые оскорбляли и унижали ребят из-за незнания языка. Эдем Абдураимов по сей день помнит, как один из педагогов во втором классе сказал им: «Вас, паразитов, нужно к кузнецу отвести языки перековать».

Эдем закончил всего восемь классов, частично в вечерней школе, потому что нужно было кормить семью: младших братьев и сестер. Парню пришлось работать на заводе в три смены. Поспать удавалось всего пару часов в сутки, пока начальство не видит.

И по сей день Эдем Абдураимов не представляет своей жизни без работы. Около 30 лет он проработал токарем в Узбекистане и после возвращения в Крым в 1991 году еще десять лет работал по специальности.

...Офицеры предупреждали отца, что будут выселять всех крымских татар, и советовали  взять с собой самые необходимые вещи, но он им не поверил. Хотя рассказал семье, что ходят подобные слухи.

Однажды под утро, когда было еще темно, к нам в дом пришли несколько солдат и сказали: «Собирайте свои вещи и одевайтесь в дорогу». Папа пытался им помешать, защитить нас – он понял, что нас всех везут на верную смерть.

Всех жителей села вывели на площадь и повезли в неизвестном направлении. Дальше я ничего не помню, только моментами и обрывками, когда поезд время от времени останавливался, и к нему цепляли дополнительные вагоны там, скорее всего, были семьи из других городов. Нас остановили в Намангане. Из нашего села было около десяти семей. Наших земляков поселили в Чусте, Кагане, Фергане в разных местах. В Ташкенте и Узбекистане было то же самое. Многих татар депортировали на Урал.

Узбекский народ ждал нас: их предупредили, что приедут людоеды, чтобы они были осторожными. Они называли нас предателями.

Прежде чем высадить нас на чужой земле, нас отвели помыться, ведь мы были в дороге 20 дней или даже больше. После этого нас распределили по совхозам и колхозам.

Было лето, на улице стояла невероятная жара, и водопроводная вода была очень грязной. Узбеки сами пили чай из такой воды, но они знали, как ее правильно вскипятить, а у нас даже посуды нормальной не было. Ни чайника, ни печки – вообще ничего. Было так жарко, что по песку невозможно было ходить. А ведь у многих людей не было ни одежды, ни обуви. Возле домов узбеков стояли заборы, и только в тени под ними мы могли ходить.

У людей началась малярия, другие болезни, многие не могли выдержать подобных условий и умирали. Мне лично повезло  мне попались хорошие люди. Хочу сказать, что узбеки все же были добрыми и отзывчивыми. Они меня кормили, а я им по дому помогал, за коровами смотрел. Всем, кому мог, помогал. На обед у меня была одна лепешка, а на завтрак и на ужин  чашка супа. 

В 1947 году нам дали землю, и постепенно мы начали строить дома. Кто как мог, так и строился. На своем огороде мы посадили овощи: помидоры и перец. Семена нам пересылали в письмах родственники, с которыми мы старались поддерживать связь. Благодаря этому мы не умерли с голоду. А деньги нам давали в кредит, который потом нужно было возвращать с процентами.

ФОТО: интернет

QHA