ХАРЬКОВ (QHA) -

Снайпер 3-го класса, младший сержант ВСУ, крымчанин Сергей К. (фамилию по ряду причин боец просил не указывать) рассказал корреспонденту QHA, как живется в Крыму его родным, и о том, как он попал в АТО.

Сергей, как получилось, что Вы оказались в Харькове?

- В 2005 году, после развода с первой женой решил кардинально поменять жизнь, друзья позвали пивка в Харькове попить, вот попил и осел. Здесь встретил свою новую жену, с которой живу уже почти 10 лет, нашел работу, можно сказать, прижился.

Два года назад, когда началась оккупация Крыма, как Вы реагировали на события на Родине, как обстояла ситуация с родственниками, родителями?

- Естественно, все были напуганы сильно. Что? Как? Сказать честно, не столько переживали за страну, сколько терзались вопросом: А что же будет дальше? На уровне обывателя больше шло восприятие в Крыму у родителей. Многие крымчане до сих пор рефлексируют временами, когда в Крыму была своя автономия с президентом, что они сами по себе и им никто не нужен. Собственно, это всегда проскакивает при моем общении с крымчанами.

С родственниками сейчас поддерживаете отношения?

- С родственниками нет, с родителями только. Остальные родственники, насколько я знаю, просто не в курсе, где я и что со мной. А если и в курсе, то не показывают никак. С севастопольскими родными потерял связь очень сильно.

Как родители в Симферополе переживают «временные трудности»?

- Они у меня старой, еще советской закалки, у них включился механизм, заложенный годами СССР: "Вот скоро все будет, надо только потерпеть". Вот и сидят и терпят. Я им предлагал еще в 2014 году переехать сюда. Еще зимой, когда только начиналась оккупация Крыма, говорил: "Переезжайте сюда, здесь место есть, устроим".

Но опять же, мать на пенсии, отец долго в море выходил. Вот собственно они только к тому времени сделали ремонт в квартире, так как им хотелось, чтобы встретить старость. «Мы посмотрим, потерпим…» Они считают, что нужно немножко потерпеть и жизнь как-то наладится.

Если в Украине как-то более-менее ясно, есть информация, можно делать какие-то выводы и планы строить, то там в Крыму у них полное состояние неуверенности и неопределенности о том, что будет завтра. У них не столько страхи, что там война начнется… У них больше страх неопределенности, неуверенности в завтрашнем дне. Это, собственно, основной страх, с которым крымчане сейчас и живут.

Как Вы пошли в армию здесь, на материке?

- Когда начался Майдан, особенно февральские события, то внутри как-то сильно все перевернулось. Я тогда ушел с работы, решил жить по-новому. Тут же случилась аннексия Россией Крыма и я понял, что надо готовиться - начал заниматься спортом, как раз встретил ребят из «Схидного Корпуса», влился в их движение гражданское. Чуть больше года назад, когда прозвучал взрыв на проспекте Маршала Жукова, я был в оцеплении в центре города. Мы тогда с одним товарищем после информации о теракте повели колонну по другой стороне, бежали, заглядывали везде, потому что только на нас двоих были бронежилеты.

Я пытался подавать документы в спецроту, но не был готов физически. А в один прекрасный понедельник сижу на работе, а в голове мысль: «Иди в военкомат». Встал и пошел. Вышел из военкомата через час уже мобилизованным бойцом. Прошел учебку по специальности, которой хотел, выехал в АТО.

Сейчас приехал в Харьков в отпуск, готовлю документы на подписание контракта, остаюсь на службе до окончания АТО.

ФОТО: QHA

QHA