КИЕВ (QHA) -

19 км в длину, 35 м в высоту, две железнодорожные полосы и четыре автомагистрали — строительство такого моста через Керченский пролив Россия анонсировала сразу после оккупации Крыма и планирует завершить «стройку века» к 2019 году. По планам оккупантов, мост будет проходить через остров Тузла и должен соединить аннексированный Крым с Таманским полуостровом в Краснодарском крае России.

Вокруг строительства Керченского моста Россия развернула крупнейшую пиар-кампанию. Проект стал большим капризом Путина, который пытается представить мост символом «объединения». Кроме того, Крым всегда был зависим от материковой части Украины исторически и экономически, и чтобы это обстоятельство не помешало открыть крымчанам глаза, быстрое строительство Керченского моста стало «исторической миссией» Москвы, как это назвал Путин. Однако миссия российского президента обречена на провал. Об этом заявляют, в том числе, и российские эксперты, которые отмечают, что мост если и построят, то стоять он будет недолго.

Реально ли воплотить в жизнь амбициозный проект Кремля, QHA рассказал автор двух проектов Керченского моста и главный инженер проекта компании «Союзтранспроект» Георгий Росновский. Он имеет почти 60 лет стажа в мостостроительстве — проектировал мосты на Кубе, в Сирии, Афганистане, Греции и по всему СССР, в том числе, в Крыму и Севастополе. Кроме того, на протяжении 15 лет до распада Советского союза украинец был в штате экспертов ООН по мостам и дорогам.

Эксперт считает, что Керченский мост однозначно нужен, однако в таком виде, в каком затеяла его стройку Россия, проект обречен на провал.

Россия — не первый оккупант, который пытается построить мост через Керченский пролив

Разговоры о необходимости строительства моста, который бы соединил Азовское и Черное моря, ведутся очень давно. Однако попытка воплотить в жизнь эту затею была всего одна. В 1943 году немцы, захватившие Крым, сразу завезли на полуостров мостовые конструкции с небольшими пролетами по 18 метров. В планах немцев было построить пятикилометровый мост. Однако начать строительство моста не успели, потому что весной 1944 года советские войска освободили Крымский полуостров.

Из этих же конструкций в ноябре 1944 года был построен Керченский железнодорожный однопутный мост из Керчи на косу Чушка. Однако строители не знали местной мостостроительной геологии, поэтому в результате ледохода весной 1945-го мост был разрушен.

— Это был первый мост. Простоял он очень недолго, но все же в декабре 1944-го по нему успела проехать часть советской делегации Ялтинской конференции, — рассказывает Георгий Росновский. — Потом в 1947 году одна ленинградская организация взялась за проект моста, но когда сделали геологию, поняли, что технических возможностей, чтобы построить мост через такие глубины, еще нет. В то время подобные мосты не строили.

В строительстве моста российские «специалисты» не учли результатов геологических исследований

Спроектировать мост через Керченский пролив Георгию Росновскому предложили в 1993 году. По словам мостостроителя, в конце 1980-х специалисты Московского гидротехнического института собирались делать дамбу через Керченский пролив и канал, но так и не сделали.

— Однако они провели нужные исследования по геологии, — отмечает Росновский, — и выяснили, что чем южнее, тем геология хуже.

Опираясь на исследования, украинский мостостроитель выбрал для проектирования моста «северный» вариант.

Кроме того, по словам Росновского, его мост мог бы даже стать частью кольцевой дороги вокруг Черноморского побережья, о строительстве которой страны Черноморского бассейна договорились в начале 2000-х.

 — В Украине она должна была проходить возле Одессы, через Крым. Если бы Украина и Россия все-таки реализовали соглашение о строительстве моста, то дорога через Керчь сократилась бы на порядка 400 км, чтобы не идти вокруг Азовского моря. Однако средств на проект не нашли, — говорит он.

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков отметился тем, что задумал построить под Керченским проливом тоннель, как под Ла-Маншем. Однако до реализации этого проекта также не дошло.

Как отмечает Георгий Росновский, нынешний мост по проекту российских «специалистов» строится с нарушением всех возможных технических норм. Кроме того, выбран самый сложный и дорогостоящий вариант.

— Мост строят не там, где надо, и не так, как надо. Но его все равно продолжают строить. Потому что всем командует «Стройгазмонтаж» (владелец компании — российский бизнесмен Аркадий Ротенберг, близкий друг Путина. — Ред.). Мой вариант моста до Таманского полуострова намного короче — 10 км. Они же строят почти в два раза длиннее. Чтобы откатов побольше было. И потом — они делают низкий мост: высота судоходной арки всего 35 метров. По документам различных исследований, мост в этом месте должен быть не ниже 50-60 м. На это указывают документы Министерства обороны Украины, а также разных портов. В частности, в письме капитана Керченского порта, опубликованном еще в 2001 году, четко написано, что вариант Тузлинского моста, который сейчас строит Россия, неприемлем. Он также отмечает, что «северный» вариант (тот, по которому я делал) — наиболее приемлемый. Высота самого большого уровня воды — 65 м, — рассказывает эксперт.

По его словам, «тузлинский» вариант плох еще и тем, что трасса Керченского канала предусматривает у моста два поворота.

— Это опасно для судовождения, особенно если туман, шторм или еще что-то. Только за два года строительства уже были подобные случаи, в частности, в марте 2016 года турецкий сухогруз врезался в строящийся мост. Строят очень неграмотно. Недавно один российский специалист написал, что сваи моста простоят не больше 15 лет. Да и в плане экологии — я не думаю, что такое халатное строительство безопасно, — говорит он.

Даже если Россия и достроит свой мост, Росновский сомневается, что он долго простоит, в силу сложных геологических условий.

— Чем южнее (именно таким есть нынешний мост через Тузлу), тем он менее безопасен. Нужно учитывать то, что остров Тузла был частью Таманского полуострова (коса Тузла отделилась от полуострова в 1920-х гг. — Ред.). Там все время размывается грунт. Еще шесть лет назад я видел космические снимки острова, которые свидетельствуют, что он размывается и, соответственно, сокращается. Кроме того, чем южнее, тем глубже коренные грунты. Если северный вариант — от Керчи до канала коренные грунты на глубине 15 метров, то за каналом до косы Чушка ил достигает 60 метров. Там еще можно бурить. Дальше же коренные грунты — на глубине аж 80 метров. Представьте, на каких хлипких сваях это все стоит. И потом — чем южнее, тем хуже сейсмика и сплошные грязевые вулканы. Поэтому мост через Тузлу — это, по крайней мере, глупо.

Что касается стоимости моста, то российские власти готовы в него вложить 4,5 млрд долларов. Причем с каждым годом эта сумма стремительно увеличивается, что является немалой нагрузкой на бюджет постоянно воюющей страны. В лучшем случае грандиозный проект будет стоить россиянам зарплат и пенсий, в худшем — человеческих жизней. Более того, он чреват экологической катастрофой.

QHA