РОСТОВ-НА-ДОНУ (QHA) -

Крымского мусульманина Руслана Зейтуллаева Северо-Кавказский окружной военный суд 7 сентября приговорил к 7-ми годам лишения свободы по обвинению в организации ячейки «Хизб ут-Тахрир».

Редакция QHA приводит полный текст его последнего слова, которое опубликовала на своей странице в Фейсбук активистка и координатор проекта «РосУзник» Яна Гончарова.

В первую очередь, я хочу сказать большое спасибо всем тем людям, которые дали большой резонанс данному уголовному делу! Также я благодарю МИД Украины за то, что его представители находились на всех процессах и прослеживали все происходящие события, что, в свою очередь, даст объективное видение для многих людей, а также правозащитных организаций за пределами стран СНГ, и что эти организации не оставят происходящее без должного внимания. Также я благодарен своему народу, который с особым вниманием и пониманием относится к случившейся ситуации вокруг нас и наших близких, которые оказались в очень сложной ситуации. Да, к сожалению, мой народ оказался в очень сложной ситуации, но я знаю одно правило, звучит оно так - «что не убивает нас, нас же делает сильнее». Дай Аллах чтобы мой народ стал сильнее от данных испытаний, постигших всех нас. А также я благодарю суд, который дал мне возможность воспользоваться правом действующего законодательства РФ — сказать все, что я думаю о данном уголовном деле в последнем слове.

Во-первых, с самого начала всех следственных действий я понимал, что это дело заказное. Но уже через месяц это подтвердили сами же правоохранители в лице ФСБ России, пришедшие к нам в СИЗО №1 г. Симферополя. Они еще не один раз приходили к нам под видом разных служб, но именно эта встреча внесла для меня полную ясность по дальнейшему исходу данного процесса. Они сами спросили: "Как ты думаешь, кто твой заказчик?"

Во-вторых, я увидел на предварительном следствии такое количество нарушений, что просто перестал их записывать и подавать жалобы на действия и бездействия в вышестоящие инстанции, по причине полного несоблюдения прав и свобод действующего законодательства этими органами в Крыму. 

В-третьих, на протяжении всего процесса я увидел, что некоторые люди, а точнее одна личность, имени которого я называть не буду, потому что те люди, которые следили за процессом, и так все поняли, очень хотели, чтобы данное уголовное дело было скрыто от общественности. Но слава Богу и благодаря небезразличным людям, это дело приобрело отличительный характер и я надеюсь, что в дальнейшем подобные дела будут также прослеживаться и даваться на обозрение. 

В-четвертых, я очень сильно удивлен, что в 21 веке судят за одно лишь инакомыслие, при этом называя это терроризмом. Как можно обычные анализы преподносить как терроризм? Тогда можно любого политолога или аналитика сажать в тюрьму под любым предлогом, при этом говорить, что они террористы. Я думаю, подобные действия правоохранительных органов являются из ряда вон выходящими и не приводят к развитию в обществе. Я на протяжении более 20 лет прожил в Украине и меня никто не то что судить, а даже осуждать за мои мысли не мог и не собирался.

В России я не успел прожить и года

Вот меня спрашивают — какая разница между Украиной и Россией, по-твоему. Так вот, я им отвечаю, что в Украине я жил, трудился, помогал людям по мере возможности, создал семью и старался, чтобы у нее было все необходимое. А вот в России я не успел прожить и года, как меня посадили в тюрьму. Из-за этого я не могу ответить вам на данный вопрос объективно. Потому что прожив 8-9 месяцев в 2014 году, было еще практически все украинское. Знаю точно лишь одно — сидя здесь, в тюрьме, я не смогу дальше опекать, воспитывать своих малолетних детей, помогать своей матери и другим близким мне людям. Вот в чем я вижу разницу между этими двумя государствами. К сожалению, это факт.

Теперь что касается самого процесса, начиная с самой статьи, инкриминируемой мне — я был в шоке, когда читал статью 205.5 ч.1 «организация террористической организации». Мне не верилось, что в этом подозревают меня. Когда после допроса везли в суд на меру пресечения, я понял, что все серьезно. Когда я уже находился в тюрьме, понял, что уголовно-процессуальный кодекс РФ не будет работать по такой статье. Только мне непонятно, зачем писать такую статью как презумпция невиновности? Термин, который означает, что каждый обвиняемый в совершенном преступлении считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Но, к сожалению, эта статья не только не соблюдается, а наоборот — бремя доказывания своей невиновности лежит на стороне обвиняемого. Доказательством этому служат неоднократные наши продления, где указывается:

1) помощником прокурора — "чем быстрее ознакомитесь с делом, тем быстрее будете доказывать свою невиновность в суде". 

2) выражение "он может продолжить заниматься преступной деятельностью".

Такие умозаключения следователя и прокурора или суда приводят меня в замешательство. Как я могу заниматься преступной деятельностью, если моя вина на данном этапе еще не доказана — зачем тогда все эти заседания, если вы итак считаете, что я - преступник, мне не ясно? Зачем писать, что заседания суда являются открытыми, а потом не пускать никого в суд, при этом угрожая и раздавая повестки желающим поприсутствовать в зале суда? Это и многое другое мы видели. Как после всего этого я могу рассчитывать, что данное дело и сам вердикт будет объективен?

А для чего закрыли одного, так называемого, свидетеля — мне до сих пор не ясно, и как суд допустил это действие следствия и прокуратуры, мне тоже не ясно? Ведь в УПК РФ ясно написано, что единственным основанием для этого является обеспечение безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников его близких лиц. Эти основания указаны в части 3 статьи 11 УПК РФ — угроза убийством, применение насилия, уничтожение или повреждение имущества. Никакие другие обстоятельства не могут быть обоснованием для проведения допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное видение. Но в очередной раз не было приведено ни одного объективного обстоятельства, подтверждающего такие действия со стороны следствия и прокуратуры, которые нарушают мое право на защиту.

Что касается самих экспертиз, то если внимательно изучить все виды экспертиз, то можно увидеть множество противоречий. Я не буду их сейчас выявлять, потому что много уже сказано по этому поводу. Но хочу сказать, что даже сами выводы экспертов не доказывают мою организацию или участие в террористической организации. Также хотел бы заметить, что из 23 представленных свидетелей, лишь 3 человека подтвердили свои первичные показания, по причине недружественных отношений со мной, что в свою очередь они сами подтверждали в суде. Причиной чему является — религиозная община «Авдет», оспоренная в судах и задокументированная под председательствующим Сайфуллаевым Фератом. Все эти три человека были свидетелями в судах по оспариванию мусульманской общины «Авдет».

Да, ну конечно же сам Кожемяка А.Д., который работал при Украине в СБУ и пришедший в мой дом. Лично он сам мне показывал некую банку с «Московским кофе» - которую сам же и назвал тротилом, искал в квартире печать религиозной общины «Авдет», не найдя, спрашивал: "Где печать?", и когда не получал удовлетворяющего ответа, очень злился. Проводил в здании СБУ, ныне ФСБ, незаконный допрос, о деталях которого мы уже говорили и писали неоднократно.

Все остальные свидетели от своих показаний первичных отказались, а свои первичные показания давали со слов одного человека по имени Ленур Османов. При этом мне непонятно, как можно говорить о таких подробностях с чьих-то слов, и сам этот Ленур Османов виделся со мной всего один раз в жизни, когда довозил меня по пути домой. Хотя жили мы на протяжении всего этого времени в одном селе.

Да, ну и конечно же информация участкового о том, что я не раз угрожал своим соседям — это очередная ложь, которую можно проверить. Я общался со всеми своими соседями, поддерживал соседские отношения и ни с кем не конфликтовал. Жил я среди людей русской и украинской национальности и никогда не вступал с ними в какие-либо конфликты.

И скажите мне, разве после такого количества процессуальных нарушений, запугивания со стороны органов, может ли остаться хоть малейшая надежда на справедливость и объективность данного суда?

Даже на моей учетной карточке было написано «Незаконно задержанный»

Что касается сотрудников ФСИН, то в самом начале, как мы попали в СИЗО №1г.Симферополь, с нами пытались поговорить оперативники данного учреждения, и поговорив с нами были сильно удивлены по какой причине мы находимся здесь, в СИЗО. Даже на моей учетной карточке было написано «Незаконно задержанный». От этого мне становилось спокойней, что есть люди, которые понимают, что нельзя сажать в тюрьму людей просто за то, что у них есть собственное мнение о сложившейся той или иной ситуации. Сами же арестанты над нами смеялись, говоря как можно из тебя сделать террориста, да еще и организатора. Когда я говорил, что меня задержали и посадили за то, что в моем доме нашли пару брошюр на русском языке, мне не верили, говоря, что за это не сажают — есть статья «Свобода вероисповедания». Но проходило время и они понимали, что я не вру и скрывать мне от них нечего. Те люди, которые верят в правосудие, говорили «Боритесь, иначе завтра уже будут закрывать в тюрьму по любому поводу и без повода. Вот благодаря таким людям мы и будем стараться доказать свою непричастность к данной статье, инкриминируемой нам.

Да, нам тяжело находиться за решеткой, понимая, что не совершали никаких преступлений. Всегда старались быть примером для подражания для других. Но в жизни каждого человека есть такой промежуток времени, который дает ему понять и осознать многое, о чем в обычной жизни он даже и не задумывался бы — зачастую это всякого рода потрясения. Вот и для нас сейчас нахождение здесь является потрясением. Но в большой части, такого рода испытания касаются наших близких и родных людей, потому что они начинают отчаиваться. Я, в свою очередь, говорю — не отчаивайтесь, помощь придет оттуда, откуда вы ее не ждете, и так и происходит. Я знаю, что после трудностей наступает облегчение. А уж точно не наоборот.

После всего вышесказанного мною, я хочу обратиться к вам, уважаемый суд. Прошу вас отнестись со всей ответственностью и с объективным решением при вынесении вердикта. Несмотря на что, возможно, по нам уже было принято решение, до того как мы были этапированы в г. Ростов-на-Дону. Это лично мое предположение по поводу решения. Но связано оно с тем, что когда ко мне приходили сотрудники ФСБ, один из них мне сказал: "Раз ты находишься у нас, значит ты уже виноват и обратное ты доказать не сможешь. Потому что мы находимся над законом", и показал мне, что они на самом верху. Так вот, лично я так не считаю, потому что даже лидеры определенных государств, находясь на самом верху, находятся там в связи с действующим законодательством, той или иной конституцией государств.

Я прошу вас, суд, принять во внимание все вышеперечисленные примеры, и вынести такое решение, которое будет объективно по всем нормам Международного права. Как в этом государстве, так и с теми государствами, с которыми есть договоренность в области Конвенций.

Также я прошу услышать меня, суд, что я не отношусь к той или иной террористической организации, а также не являюсь организатором террористической организации и все, что мне инкриминируется, является каким-то недоразумением.

Я думаю, что прокуратуре надо найти этого "заказчика" и поговорить с ним — зачем все это нужно. Ведь такого рода действия только отвлекают — как следствие, так и прокуратуру, выставляя их не в лучшем свете. Ведь все мировое сообщество знает, что крымские татары — репрессированный народ. Но, вернувшись на Родину и проживая в Крыму более четверти века, не было зафиксировано ни одного случая с их стороны террористической направленности, не говоря уже о самом терроризме. Все это доказывает, что крымские татары никогда не были и не будут террористами, несмотря на то, что им пытаются повесить такого рода ярлыки, не соответствующие и не присущие этому народу!

Такого рода действия приводят к замешательству, потому что становится ясно, что сидим мы на скамье подсудимых и судят нас лишь за нашу веру, вера, которая называется ислам — "покорность" в переводе на русский язык. Так вот, я с полным сердцем заявляю, что Ля Илляг Ил Аллах — что означает «Нет достойного в поклонении кроме Господа Миров», останется до последнего моего вздоха, и не важно, что ждет меня впереди — потери, горечи, утраты, муки, разочарования, все это будет лишь до момента, пока я не умру. А смерть приходит к человеку, как мы знаем, и кто от нее бежит — бежит навстречу к ней. Ничто не вечно, лишь Господь, дарующий дает нам жизнь и умерщвляет тоже он!

Вот таким был конец этого судопроизводства

В конце я хотел бы рассказать одну историю, связанную с судопроизводством во времена, когда еще не было тех объектов цивилизации, которые есть сейчас в наши дни. Но это никак не мешало вершить правосудие над людьми, которые обращались за помощью в сложившихся у них ситуациях.

Так вот, однажды Али ибн Абу Талиб (это был правитель в 7 веке нашей эры), потерял кольчугу, которая была очень дорога для него. Очень скоро он увидел, как один человек продает эту кольчугу в городе на рынке. Узнав ее, Али сказал: "Это моя кольчуга. Она упала с моего верблюда в такую-то ночь в таком-то месте". Человек возразил: "Нет, это моя кольчуга и она в моих руках, о, повелитель верующих". Правитель Али сказал: "Это моя кольчуга и я никому ее не продавал и не дарил, и твоей она стать не могла". Человек сказал: "Пусть нас рассудит судья". Али сказал: "Что ж, справедливое решение, пойдём же к нему". И они пошли в суд. Когда они обратились в суд, судья спросил: "Что говоришь ты, о, правитель верующих"? Он сказал: "Я обнаружил свою кольчугу у этого человека, она упала с моего верблюда в такую-то ночь в таком-то месте и я не продавал её никому и не дарил". Судья спросил этого человека: "А что скажешь ты"? — Это моя кольчуга и она в моих руках, и я не обвиняю правителя во лжи. Судья повернулся и сказал: "И у меня нет сомнений, что ты говоришь правду, но требуются минимум два свидетеля, способные подтвердить то, что ты утверждаешь". Али сказал: "Да, это мой рабочий Камбар и мой сын аль-Хасан, они могут засвидетельствовать". Судья сказал: "Но свидетельство сына в пользу отца не принимается, о правитель верующих". Али воскликнул: "Пречист Господь! Человек из числа обитателей рая — и его свидетельство не принимается? Разве ты не слышал, что посланник Аллаха сказал — аль-Хасан и аль-Хусейн - предводитель юношей в раю"? Судья ответил: "Мне это известно, тем не менее я не могу разрешить сыну свидетельствовать в пользу отца". Тогда правитель Али повернулся к этому человеку и сказал: "Забирай кольчугу, ибо у меня нет иных свидетелей". Человек воскликнул: "Но я свидетельствую, что эта кольчуга правителя верующих", и он добавил: "О, Господь, правитель верующих сидит вместе со мной перед судьей и судья выносит решение в мою пользу. Да будет тебе известно, что эта кольчуга правителя верующих и что я нашёл её когда шёл за войском, которое направлялось в город Сафина, и эта кольчуга упала с его тёмного верблюда и взял я её". Али сказал: "Коль уж ты принял ислам, то я дарю ее тебе, эту кольчугу и дарю тебе вместе с ней этого коня". Вот таким был конец этого судопроизводства. 

Последнее, что я хотел бы передать, прошу не переживать моих близких родственников. Рано или поздно все это закончится, как для меня, так и для вас. Я люблю вас и знаю, что тяжелее всех сейчас именно вам. О, Аллах, дай нам всем терпения и стойкости при прохождении твоих испытаний.

ФОТО: Антон Наумлюк, Яна Гончарова

QHA