КИЕВ (QHA) -

В Симферопольском районном суде сегодня, 12 июля, прошло шестое заседание по делу Ильми Умерова, во время которого по ходатайству прокурора была заново рассмотрена видеозапись с его выступлением.

Как отмечает Айше Умерова, которая вела текстовую трансляцию заседания, прокурор настояла, чтобы при осмотре присутствовал переводчик Салединов. Он осуществлял перевод текста, на основе которого и строится все обвинение.

 

Салединов был вызван, несмотря на сопротивление защиты, поскольку его присутствие на судебном заседании в качестве переводчика на данном этапе исключает возможность его допроса в качестве свидетеля при допросе остальных свидетелей защиты.

Кроме того, к переводу Салединовым с крымскотатарского на русский так называемой стенограммы у защиты было много вопросов. По утверждению адвоката Марка Фейгина, перевод выполнен крайне некорректно, а допрос Салединова обязателен.

Однако суд удовлетворил ходатайство прокурора, что позволило перейти к просмотру видеозаписи с переводом по ходу воспроизведения.

Осуществляя синхронный перевод, по словам Айше Умеровой, переводчик показал суду свое явное незнание крымскотатарского языка.

— Просто феерично! Салединов, переводя в зале суда кусок речи, где отец говорил о «деле 3 мая», говорит: «...о событиях, которые происходили где-то в Херсоне...». Тут даже судья заметил и возмутился, что слово «Херсон» даже не звучит, откуда он его взял? На что переводчик отвечает: «Ну я знаю, это ж в Херсоне было». Судья сделал ему замечание, что он тут обязан делать дословный перевод, а не говорить, что он знает или думает. И так по всему тексту, — отметила Айше Умерова.

Возникали и другие вопросы к переводу конкретных слов в выступлении Ильми Умерова:

— Несколько раз пришлось прослушивать и переводить ту же самую фразу. Каждый раз перевод звучал по-разному, причем ни в одном не было слова «надо». А в обвинении оно есть, и на нем все строится. Исходя из этого, Умеров поставил четкий вопрос: так есть ли все-таки слово «надо» в речи или нет? И попросил сказать, как звучит это слово на крымскотатарском языке. Керек. На вопрос суда уже, есть или нет, переводчик заявил нечто фантастическое: «Можно поставить, а можно и не ставить»...

После «дискуссии» Салединов признал, что слово «надо» в этой фразе Умеров не использовал.

Сегодняшнее заседание стало показательным, считает Айше Умерова. Своим переводом Салединов еще раз подтвердил то, о чем постоянно говорит защита: это уголовное дело строится на многочисленных подлогах и фальсификациях.

ФОТО: интернет

QHA