ВИННИЦА (QHA) -

При Союзе служил в России, перевелся в Донецк в 93-м году, через шесть лет уволился на пенсию. Искал работу и неожиданно нашел ее в городе, где родился и вырос, – в Могилеве-Подольском. Переехал за три года до революционных событий. Решил остаться:должность предложили хорошую – заместителя директора. Супруга меня навещала, очень скучала, а потому буквально перед оккупацией Донбасса я перевез сюда семью – жену, сына и тещу. Даже и не думал, что все так обернется...  рассказал глава семейства Валерий Твердохлеб.

Поначалу у дончан и в мыслях не было, что они станут переселенцами. Были уверены: через несколько месяцев все закончится, и они снова будут ездить в гости к друзьям и знакомым в Донецке. Пока не складывается.

Могилев-Подольский семье Твердохлеб нравится своей ухоженностью и доброжелательностью жителей, но все же, привыкшие к масштабам миллионника, они никак не могут свыкнуться с реалиями 35-тысячного райцентра. А ужасы происходящего на Донбассе воспринимают, конечно, с болью.

Я родом из Могилева-Подольского, тут живет моя мама, много приятелей. Но тянет в Донецк – привык жить в большом городе. Стараюсь поддерживать отношения с друзьями, которые решились остаться в Донецке. Общаемся онлайн. Ситуацию в стране все воспринимают по-разному, у каждого есть свое мнение о происходящем – мы стараемся говорить на отвлеченные темы, не касаясь политики, признался Валерий.

Сын супругов, 20-летний Василий старается обустроить «маленький Донецк» в городе, где нашел приют.

 

Уже третий год в Могилеве. За это время поступил и уже закончил учебу в Могилев-Подольском технолого-экономическом колледже Винницкого национального аграрного университета. Сколотил свою рэп-группу – в Донецке у меня была группа, мы даже клипы снимали, выступали на концертах к городским праздникам. Работаю кондитером в кондитерском доме «Вацак». Долго рвался в Донецк, родители меня удерживали. А тут уже и друзья появились, и привык... Хочу получить высшее образование, сейчас продолжаю обучение в Винницком торгово-экономическом университете, поделился планами Василий.

Жена Валерия Наталия каждый день созванивается с дочерью, которая осталась в Донецке, и волнуется, если та не сразу отвечает на телефонный звонок.

Донецк – красивый город. Много мифов о том, что там живут одни алкоголики и наркоманы, но это неправда! Я родилась в военном городке на Черниговщине, но 20 лет прожила в Донецке и уверяю: там живут очень трудолюбивые и интеллигентные люди. А шахтеры так вообще герои, каждый день работы для них – это как война: могут уйти и не вернуться. Каждый день болит душа: знаю, что у меня есть дом, а я не могу туда вернуться. Чувствую, будто под ногами земля исчезла – все, что нажили, осталось там. Конечно, окружающие сочувствуют, понимают, поддерживают, но никто не поймет твоего состояния, если сам не пережил подобной ситуации, говорит Наталия.

Часть города Донецка – в зоне конфликта, часть свободна от обстрелов. Обыватели уже привыкли жить в стрессе и ожидании.

– Моя мама переехала в Могилев позднее. Много вещей с собой не брала, надеялась, все разрешится за пару месяцев. Но чем дальше, тем с большей силой разгорался конфликт, и мы решили, что она останется у мамы больное сердце, она не смогла бы жить под взрывами, рассказала Наталия.

На Виннитчину, по данным Департамента социальной и молодежной политики Винницкой облгосадминистрации, переехало около 12 тысяч переселенцев. Среди них были и знакомые семьи Твердохлебов. Но, пожив в райцентре, они все же приняли решение обустраивать новую жизнь в столице.

Переселенцы сейчас – это самый социально незащищенный слой населения, им труднее других работу. Семья Твердохлебов рада, что им повезло и не приходится жить «на чемоданах»: обустроились, наладили быт.

– Безмерно благодарны Виктории и Геннадию Вацакам – они искренние и открытые, стараются помочь людям, каждый день делая свой маленький вклад в те общие ценности, к которым мы все стремимся, – доброта, взаимопонимание и взаимопомощь. Но, признаться честно, засыпаю и просыпаюсь с одной мыслью – украинская власть должна найти выход из сложившейся ситуации, война не может продолжаться бесконечно. И так каждый день. А уже два года прошло… Ехать нам  некуда – жить там очень опасно. Для меня все это – словно плохой сон: очень хочется проснуться, чтобы все закончилось, но никак не получается, рассказала Александра Ивановна, мама Наталии.

ФОТО: QHA

QHA