КИЕВ (QHA) -

Война внесла свои коррективы в жизни тысяч и даже миллионов людей. Они учились, работали, создавали семьи, планировали отпуска — но внезапно все изменилось, и они оказались чужими на своей земле.

Алина Котенко родом из небольшого городка Алчевска Луганской области. Всю жизнь она работала психологом, в Луганске открыла успешную практику, регулярно посещала тематические тренинги, уроки, фестивали. На один из таких фестивалей Алина вместе с семьей поехала в Карпаты в мае 2014 года.

— Мы уезжали из мирного и спокойного Луганска, а когда возвращались — на дорогах появились блокпосты, люди с оружием, автоматами. Было очень страшно, а мы еще с маленьким ребенком… Помню, муж мне тогда сказал «спрячь вышиванку подальше, чтобы недоразумений не было», — вспоминает Алина.

Когда семья вернулась в Луганск, здание СБУ уже захватили пророссийские боевики, а украинских активистов ловили посреди бела дня и увозили в неизвестном направлении — якобы «для разговора», рассказывает Алина Котенко. 

— Ситуация в городе изменилась, но люди продолжали жить обычной жизнью — занимались своими делами, на работу ходили. Все было как всегда, только дорога в центре города была перекрыта. Мы сначала не воспринимали происходящее как что-то глобальное. Думали, скоро все закончится... — рассказывает переселенка.

Но время шло, и в Луганске начали регулярно проходить пророссийские выступления, огражденная территория в центре города становилась все больше, по улицам ходили вооруженные люди.

— Хотя я взрослый человек, к тому же психолог, я не понимала, что там происходит. Я не знала правил игры на этой территории, не знала, кто эти люди и почему они вооружены, как нужно себя вести с ними. Мы начали понимать, что все происходящее закончится не скоро, — говорит Алина.

Когда начали обстреливать Донецкий аэропорт, они с мужем приняли решение уехать из города. Вещи собрали за один вечер и уже на следующий день были на пути в столицу.

— Мы были уверены, что через пару недель вернемся назад. В городе все говорили о том, что будет зачистка, которую стоит где-то переждать. Но никакой зачистки не произошло…

Каждый день Алина следила за развитием событий на востоке страны. Осознание того, что возвращаться на родной Донбасс больше нельзя и придется начинать жизнь с чистого листа в другом городе, пришло не сразу. В сентябре вместе с мужем они приняли решение остаться в столице.

Но Киев оказался не готов к огромному количеству внутренне перемещенных лиц. Найти здесь жилье и достойную работу — непростая задача даже для опытного специалиста.

— Долгое время я находилась в таком, мягко говоря, растерянном состоянии. Консультировать других людей, когда сама нуждалась в помощи, я попросту не могла. Знала, что переселенцев встречали по-разному. Кому-то не хотели сдавать жилье, а кого-то — брать на работу, как только узнавали, что человек приехал с востока...

Через несколько месяцев Алине удалось найти работу по душе. Она вернулась к любимому делу и сегодня помогает людям в качестве психолога во всемирной организация World Jewish Relief. На личном примере эта хрупкая женщина доказывает, что не стоит опускать руки, даже если в какой-то момент кажется, что выхода нет.

— Психология — это то, что меня вдохновляет, от чего я не устаю. Мне нравится моя работа. После всего пережитого я здесь просто отдыхаю душой. И самое главное — здесь я увидела перспективы, которых не было в Алчевске или Луганске.

В мае 2015 года Алинина семья поехала навестить родителей, которые остались на территории самопровозглашенных республик. Небольшой и спокойный родной Алчевск сильно изменился. Мрачную атмосферу почти пустых улиц дополняли красочные истории из жизни людей на оккупированной территории.

Первое воспоминание о той поездке у Алины — страх. Она боялась за свою жизнь и за жизни близких, ведь по ту сторону линии разграничения действуют другие законы, там она — предатель с проукраинскими взглядами.

— Было очень страшно. Я не знала, как нужно там себя вести, вокруг было полно людей с оружием. Сына моей знакомой застрелили там просто за то, что он комендантский час нарушил. Ребята из Луганска рассказывали, что там реально страшно ходить по улицам. Особенно мужчинам. Могут просто посреди дороги забрать в комендатуру, если годен к военной службе. Некоторые люди просто пропадали, и так и не удавалось выяснить, что и где с ними случилось. Эта поездка стала для меня большим стрессом. Хотя я знала, что будет сложно, но не думала, что настолько. Восстанавливалась после нее где-то полтора месяца.

А еще Алину, по ее словам, постоянно преследовало ощущение, что время там повернулось вспять — чувствовался дух Советского Союза.

— Когда СССР распался, мне было 14 лет, но я хорошо помню программу «Время» и прессу того времени. И вот, когда я почитала местные газеты в Алчевске, сразу заметила похожие слоганы. Много пишут о «достижениях» этих «республик», все как-то совком там пропахло. А на самом-то деле — все не так. Цены на продукты очень высокие, с работой сложно. Завод в Алчевске практически полностью остановился, а это были основные рабочие места для жителей города.

Привыкнуть к чужому городу, принять мысль, что теперь твоя жизнь здесь — задача не из легких. Алина радуется, что ее дети перенесли период адаптации быстро и практически безболезненно, а ведь именно представителям подрастающего поколения при переезде приходится несладко.

— Дочке был год и семь месяцев, она не понимала, что происходит. Ей было важно, чтобы мама с папой рядом были. А с детьми постарше все не так. Им сложно объяснить, почему у них больше нет своей комнаты, игрушек, друзей. Они не понимают, почему кто-то остался дома, а им нужно уезжать. Мне действительно повезло, что старший сын быстро акклиматизировался, нашел новых друзей и увлечения в Киеве. Через два месяца после переезда я спросила: хотел бы он вернуться в Алчевск? Он сказал: нет.

Война внесла свои коррективы в жизни тысяч людей, вырвав их из родных домов, из привычной жизни. Среди них нет одинаковых судеб. Кто-то ждет помощи от государства или меценатов, а кто-то, не взирая на трудности, начинает жизнь с нуля, собственным примером вдохновляя других.

Александра Панкевич

QHA