КИЕВ (QHA) -

После Евромайдана, начала войны на Востоке и оккупации Крыма в Украине как никогда стали много говорить о национализме и патриотизме. Патриотами называют себя как правозащитники, выступающие за соблюдения прав человека в стране, так и активисты правого толка, которые главной угрозой называют попрание традиционных ценностей. При этом, если первые используют для достижения своих целей мирные методы – акции, собрания и марши – то вторые чаще всего выступают той силой, которая физически пытается препятствовать проведению неугодных мероприятий.

В конце марта в Киеве ежегодно проводят правозащитный кинофестиваль Docudays, в рамках которого в этом году прошла лекция об угрозе развития ультраправых движений в Украине, которую попытались сорвать около сотни праворадикалов.

QHA публикует текст, подготовленный на основе лекции, и рассказывает о том, когда в Украине начали говорить об этом явлении и являются ли люди, срывающие акции правозащитников, угрозой для жителей страны.

До середины 2000-х в Украине практически не говорили о правых политиках, ведь, по словам исследователя Вячеслава Лихачева, представители этого движения не имели широкой поддержки.

- Ультраправые силы всегда были крайне слабыми в Украине по сравнению с другими постсоветскими странами Европы. Первые 20 с лишним лет независимости они не представляли никакой политической силы и первые их успехи на политической арене случились лишь в 2012 году, - отмечает он.

Связаны были успехи правых политиков с приходом к власти пророссийского кандидата Виктора Януковича, вызывавшего негативную реакцию у людей, которые видели Украину в ЕС.

- На парламентских выборах ВО «Свобода» набрала нужные проценты, чтобы пройти в Раду. Национал-радикалы тогда воспринимались в обществе как главные противники режима и носители антироссийских настроений и заслужили значительную электоральную поддержку. Они смогли прорваться в большую политику, но после победы Майдана и возвращения в украинский политикум конкуренции произошел их электоральный провал, - рассказывает Лихачев.

Представители ВО "Свобода" сносят забор, который установили вокруг Верховнйо Рады в конце 2011 года

После Революции Достоинства и начала российской агрессии в Украине ультраправые кардинально изменили свое положение в обществе, став в один момент главным символом протестов на Майдане и защитниками территориальной целостности на Донбассе.

- Во время Майдана, несмотря на свою микроскопическую численность, ультраправые были хорошо заметны в медиа. Отчасти это связано с тем, что ключевые СМИ были связаны с администрацией президента и им было выгодно показывать своих противников – людей на Майдане – как фашистов и радикалов. Украинцы радикализировались в силу понятных причин и увидели в молодых людях, способных к насилию, защитников, - подчеркивает эксперт.

По словам Лихачева, в Украине 2014 года, где столкновения происходили на улицах до этого спокойных городов, люди с навыками уличной борьбы оказались очень нужными. При этом поддержку ультраправым движениям оказывало не только общество, полюбившее их, но и государство.

- «Азов» активно раскручивался МВД, как боевое ядро украинской армии, «Правый сектор» - символ простых украинцев, готовых взять оружие для защиты. В это время в обществе формировался образ защитников отечества, а ультраправые символы и риторика перестали быть неадекватными и выглядели очень естественно, - говорит он.

Представители гражданского корпуса "Азова" на марше в 2016 году в Киеве 

При этом власть не стала правой по своей сути, но приняла «правое видение» ситуации. Одним из показателей усвоенного Украиной урока стало назначение 14 октября Днем защитника Украины.

- Раньше 14 октября было корпоративным праздником и на марш в тот день могли выйти 150-200 человек, но теперь этот день празднуется на государственном уровне и правые лишились права на эксклюзивную презентацию борьбы в Украине. Произошло размывание идеологической идентичности и по сути они не выиграли, а проиграли, - отмечает Лихачев.

Несмотря на то, что правая риторика стала чем-то обыденным в Украине последних четырех лет, о победе идеологии никто не говорит.

- Широкое общественное движение Майдана, волонтеры – символом которых стали правые активисты – не смогли внятно артикулировать себя в политическом смысле. Молодые лидеры Майдана не стали лидерами партий, ведь не смогли конкурировать со старыми силами, - утверждает эксперт.

По результатам социологических исследований в стране популярными остаются три правые партии – ВО «Свобода», «Правый сектор» и «Национальный корпус». При этом ни у одной из них не хватит поддержки, чтобы победить на выборах отдельно, а «Правый сектор» и «Национальный корпус» и вовсе борются за узнаваемость среди украинцев. Логичным решением данной проблемы стало бы объединение, но, по словам Лихачева, такой шаг приведет лишь к внутриполитической борьбе в правой среде.

Серьезные шансы на победу на предстоящих выборах в стране имеют популисты, критикующие Порошенко, и на этом фоне правые политики могут повысить свой рейтинг, но никто не может точно сказать насколько.

- Это не фиксируется в опросах общественного мнения, но заметно по анализу медиа, которые пишут об их попытках найти отклик в обществе, - констатирует Лихачев.

Единственно, о чем можно утверждать точно – правые политики усиливают тенденцию по навязыванию своей повестки дня.

- В этом плане ультраправые представляют собой антидемократическую и авторитарную силу. В контексте открытости они опасны, ведь навязывают свою повестку дня. Полицейские не всегда работают хорошо и это видно по количеству расследованных насильственных инцидентов. У украинцев есть запрос на сильную руку, которая может навести порядок и в контексте российской агрессии приход правых политиков к власти можно рассматривать, как соблазны украинского общества, - утверждает эксперт.

При этом, опасность ультраправые представляют не только борцам за права человека и обычным украинцам, но и власти.

- Ультраправые, сформировавшие отдельные вооруженные подразделения в АТО и военизированные формирования по всей Украине, создают альтернативу власти и бросают вызов монополии на насилие. Речь идет не только о срыве политических акций противников, которые затрагивают их интересы, а о рейдерском переделе объектов собственности. Они втянулись в систему подпольной полубандитской системы в силовом переделе рынка. Это позволяет им поддерживать себя финансово и быть заметными на улицах городов и пользоваться некоторой поддержкой у части общества. Это делает их привлекательными и это то, что реально влияет на жизнь в некоторых украинских регионах. Они бросают вызов открытому и европейскому обществу и по сути представляют такую же угрозу, как и просепаратистские и пророссийские организации. Тем более, что методы их работы очень похожи, - утверждает Лихачев.

"Национальные дружины" в центре Киева. О создании "дружин" в Украине стало известно в начале этого года. Участники организации заявляют, что существуют больше года, а общественные активисты связывают их с главой МВД Арсеном Аваковым. 

Традиционно считается, что главными противниками правых организаций и политиков являются представители ЛГБТ, борцы за права человека, феминистки и другие левые активисты, которые, по мнению радикалов, являются носителями антиукраинских настроений.

По словам активистки Елены Шевченко, последние 2-3 года показали, как сложно в Украине отстаивать право на мирные собрания.

- Само это право - одно из основоположных, но оно находится под глобальной угрозой в Украине. Акций становится больше, но то, что я вижу, это скорее угроза - если ты выйдешь на акцию, тебя могут побить или убить. Люди начинают бояться выходить на них, - отмечает она.

За три месяца текущего года праворадикальные активисты сорвали практически десяток мероприятий по всей Украине. Самой странной ситуация остается в Ужгороде, где неизвестная широкой общественности до этого года организация «Карпатська січ» угрожает не только левым активистам, но и антикоррупционерам, пишущим о связях радикалов с пророссийскими силами в Европе.

Марш памяти Карпатской Украины в Ужгороде в 2018 году 

Эксперты отмечают, что механизм давления на противников не меняется от акции к акции, а стать жертвой нападения праворадикалов в Украине может любой.

- Не важно, относишь ли ты себя к какой-либо идентичности или ты просто поддерживаешь права человека. У нас есть случаи, когда во Львове активистки говорили, что к ним подходят люди определенного вида и задают вопрос о нации и ориентации. Это прекрасный показатель того, как дискурс национализма, который почему-то приравнивается к патриотизму, противопоставляется правам человека - говорит активистка.

Участник лекции об ультраправых движениях в Украине, которого праворадикальные активисты избили после мероприятия в центре Киева

Символами правых организаций в Украине часто становятся узнаваемые для всех украинцев знаки, например, тризуб. Именно из-за этого противники либеральных идей могут преследовать оппонентов, скрывая истинные причины за оскорблением национальных символов.

Символ "Национальных дружин" и герб Украины 

При этом, ситуация в Украине с праворадикальными движениями не отличается от европейской.

- Антифеминизм и гомофобия – это общие тенденции в Европе для правых радикалов. Мы много говорим о том, что наши правые выступают против Стамбульской конвенции, но такие же митинги недавно были и в Хорватии. Это связано с общемировой тенденцией развития прав ЛГБТ и женщин, - утверждает эксперт правых движений Анна Гриценко.

Она отмечает, что по своей идеологии правые организации тяготеют к Кремлю, где обе тенденции являются частью государственной политики.

Полиция задерживает праворадикальных активистов во время прайда в Киеве в 2015 году 

Несмотря на то, что информация о срывах акций появляется достаточно часто, говорить об усилении правых взглядов в Украине эксперты не хотят. Напротив, активизацию в этом направлении они связывают с увеличением публичности мероприятий, связанных с правами человека.

- Мы все помним, когда в Киеве проходило в год несколько закрытых мероприятий, на которые собиралось мало людей. Теперь ситуация изменилась, и наша задача - делать их более открытыми и перетаскивать тенденцию на свою сторону, - подытоживает Гриценко.

Ранее QHA сообщало, что в Киеве националисты пытались сорвать лекцию об ультраправых движениях. 

 

QHA