КИЕВ (QHA) -

Корреспондент QHA пообщался с видным украинским дипломатом, министром иностранных дел Украины с 2007 по 2009 год Владимиром Огрызко, который, в частности, отметил, что вернуть Крым Украина сможет только благодаря дипломатической активности.

В двадцатитрехлетнем возрасте независимая Украина потеряла часть своей территории Крым. Какие шаги должна теперь сделать страна, чтобы поднять вопрос возвращения оккупированных территорий и прекращения репрессий в международном пространстве?

– Во-первых, Украина не потеряла Крым. И это самое главное. Украина находится в такой ситуации, когда часть ее территории временно оккупирована. Давайте говорить исключительно языком международного права. Никто в мире из цивилизованных стран не признал и не признает Крым частью Российской Федерации. Это лишь вопрос времени, когда Крым и оккупированные части Донбасса вернутся в Украину.

А чтобы это произошло быстрее, нам необходимы, по моему мнению, три вещи. Первое – сверхмощная и сверхсильная украинская армия, потому что для российского агрессора никаких других аргументов, кроме силы, не существует. Это не означает, что мы должны создать армию в два миллиона человек, мы просто должны найти такие формы и способы сдерживания, которые для агрессора будут убедительными. Я имею в виду ракетную технику и другие системы вооружения.

Второе – мы должны очень серьезно повысить нашу дипломатическую активность. Для этого надо понимать, что она должна быть финансирована должным образом. Без этого наши усилия не будут достигать своей цели.

Ну и третье: мы должны наконец-то сделать Украину энергетически сильным государством. А это означает побороть коррупцию, клановость и олигархизацию нашего государства.

Вот комбинация этих трех вещей даст нам в ближайшее время те инструменты, которые заставят агрессора отступить. Без этого мы, к сожалению, так и будем говорить, что Крым и часть Донбасса являются оккупированными территориями.

Насколько эффективно присутствие украинских консульских миссий на процессах над крымчанами, которых судят на территории России?

– Должен вас разочаровать. Присутствие или отсутствие украинских консульских сотрудников или дипломатических представителей на принятие решений псевдосудами, их по-другому и назвать нельзя, никаким образом не влияет. Какая есть команда сверху  а мы понимаем, откуда даются команды российским судам, – такое решение суд и принимает. Поэтому я бы не тешил себя иллюзиями, что если мы отправим очередные 25 нот, от этого ситуация изменится. Она не поменяется. Повторю еще раз: Путина можно только заставить. А это возможно, если мы организуем настоящий международный антипутинский фронт, который будет последовательным и сильным.

По Вашему мнению, необходимо ли разрывать дипломатические отношения с Россией?

– Это надо было сделать еще в феврале 2014 года и этим поставить точку в разговорах о том, то ли это антитеррористическая операция, то ли война. Потому что если мы говорим об АТО, то, по моему мнению, это признание, что у нас что-то не так внутри страны. Мы боремся с террористами, но террорист – это Российское государство, которое аннексировало Крым и часть Донбасса. Вот это терроризм. Поэтому когда мы говорим, что это АТО, мы фактически выводим Россию из-под удара. Почему мы так делаем, честно говоря, я до сих пор не понимаю.

Чем мотивированы репрессии против крымских татар в Крыму?

– Тут не только крымские татары, здесь и украинцы, и представители других национальностей. Это традиционная политика Российской империи. Инородцы, как они говорят, не имеют права на те же права, что имеют они. Это дискриминация и пренебрежение всеми основополагающими нормами международного права. И это, собственно, свидетельство того, что они живут в ХІХ веке, и потому они обречены.

Есть ли в истории примеры эффективности работы такого международного фронта?

– Конечно, есть. Вспомните Вторую мировую войну, когда весь мир объединился против гитлеризма и победил, правда, ценой страшных потерь, но мир поставил точку в этой тирании. Вот и сегодня весь мир должен понять, что путинский режим – это угроза для всего человечества, а не только для Украины, для крымских татар и других народов, которые проживают на этих землях. Это угроза цивилизации. Если мы не объединимся в борьбе с путинизмом, то мы будем иметь продолжение, к большому сожалению.

После деоккупации Судет антигитлеровской коалицией почти всех этнических немцев с этой территории депортировали. Как быть Украине после деоккупации Крыма?

– По моему мнению, такие нормы противоправны. Мы вспоминаем, как украинцы с Западной Украины были насильно переселены на север Польши. Это один пример того, как с нарушением права отнеслись к украинским этническим сообществам. То есть это не принцип  это практика.

Когда Крым вернется назад, мы должны задать простой вопрос тем, кто сотрудничал с оккупантами: хотят ли они оставаться в Украине или им надо просто-напросто купить билет в одну сторону? И на этом поставить точку.

Медине Аединова

ФОТО: QHA

QHA